Ближний Восток: разломы и вальс альянсов 

Ближний Восток: разломы и вальс альянсов
Фото: ИА Regnum
Когда в проповеди имама Заповедной мечети шейха Абдуррахмана ас-Судайса прозвучал призыв к мусульманам проявлять терпимость к немусульманам, сотрудничать с ними, когда шейх ас-Судайс процитировал примеры из жизни пророка Мухаммада, который поддерживал дружественные отношения с иудеями, многие на Ближнем Востоке восприняли это как знак наступления в регионе новых времен. Если более конкретно, то заговорили о вероятности нормализации отношений между и .
Напомним, что накануне было объявлено о достижении соглашения между (ОАЭ) и Израилем. Вообще процесс нормализации отношений между Израилем и странами арабского мира (, , , поддержали соглашение между Израилем и ОАЭ) сам по себе носит самодостаточный характер и его можно было бы только приветствовать. Даже с учетом того, что решение палестинского вопроса переводится в иную политическую плоскость, что требует специального анализа и изучения. Но  стали закручивать этот сюжет в сторону противостояния главным образом и частично . Госсекретарь США Майк Помпео в интервью Fox News заявил, что «ОАЭ и Израиль договорились о создании военного альянса против Ирана для защиты американских интересов и Ближнего Востока». По американскому сценарию в перспективе к этому альянсу должны примкнуть так называемые «умеренные арабские режимы» Персидского залива. Таким образом, по мысли Помпео, из трех существующих на Ближнем Востоке геополитических разломов — арабо-израильского, арабо-иранского и, потенциально, арабо-турецкого конфликтов, ликвидируется первый, арабо-израильский, который заменяется военно-политическим альянсом, так называемой «осью сдерживания», к которой должны примкнуть Египет, Иордания и .
Заметим, что ранее Вашингтон делал серьезную ставку на ирано-турецкий раскол, обуславливая это историческим противостоянием двух соседних стран, которые стали, как пишет одно американское издание, «демонстрировать свои возрождающиеся имперские амбиции». После вторжения США в Ирак в 2003 году Анкара и Тегеран начали вместе опасаться того, что американцы поддержат курдов в северном Ираке (что и произошло — С. Т.) Не вдаваясь сейчас в детали, отметим, что Тегерану удалось переиграть Анкару в Сирии. После подписания с «шестеркой» ядерного соглашения стало ясно, что  начала делать ставку в регионе не на Турцию, которой не удалось переломить ситуацию в Сирии, а на Иран. В конечном счете Анкара, Тегеран и Москва оказались в объятиях астанинского процесса по урегулированию в Сирии, так как столкнулись с общими угрозам в лице (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Есть и важные частности: решения курдского вопроса, который активно продвигают в регионе американцы. Если бы Вашингтон поддержал Анкару на этом направлении, можно было бы смело говорить о том, что она вступила бы в альянс с Эр-Риядом и Тель-Авивом. А так Турция и Иран оказываются вместе на антиизраильском фронте.
Общий враг иногда делает больше для сближения, чем общий друг, ведь арабы заявляют, что Турция и Иран «пытаются вернуться к колониальной политики в арабском мире» и считают необходимым сорвать такие планы в Сирии, Ираке и Ливии. Парадокс как раз в том, что, как пишет издающееся в США издание Al-Hurra, «Иран за счет Вашингтона и его региональных союзников значительно укреплял свои позиции в Ираке, Сирии, Ливане и Йемене, тогда как Турцию, своего союзника по , американцы вели к геополитической пропасти». Президент США  занял резко антииранскую позицию, но не стал укреплять влияние Анкары. От американских экспертов мы больше не слышим слов о значимости Турции для Вашингтона и его региональных интересов. Она стала объектом критики , СМИ и правозащитных организаций. В связи с этим в исследовательских американских центрах возникают вопросы о целесообразности дальнейшего членства Турции в НАТО, звучат предположения, что Анкара в обозримом будущем, возможно, «перейдет от роли традиционного союзника Америки к роли его регионального противника», если появится возглавляемое Израилем тактическое «арабское НАТО».
Так обозначены главные контуры создаваемой США запутанной и в целом неустойчивой системы альянсов на Ближнем Востоке. Такой геополитический ребус является уникальным в новейшей истории этого региона, так как линия суннитско-шиитского разлома смещается в сторону уже арабо-турецкого противостояния. На первый план выходят новые акторы, баланс сил стремительно меняется и формируется карта новых альянсов, в которых новые игроки могут задавать ритм и, как говорит глава , «провоцируются новые разломы». Но разломы и альянсы на Ближнем Востоке являются лишь частью тактических решений внешних игроков. Не случайно эксперты продолжающуюся много лет геополитическую турбулентность в регионе объясняю тем, что он сам является «конфликтным образованием» (conflict formation). Тем более что сейчас не существует широкого формата по поддержанию безопасности, а вакуум силы стремятся заполнить как региональные центры, так и внешние игроки. США по-прежнему делают ставку на силовой фактор, реализуют политику сдерживания региональной силы в лице Ирана и его союзников через формирование нового «центра», что осложняет дипломатические подходы и решения острых проблем региона из-за осложняющейся региональной конъюнктуры.
И такое будет продолжаться долго, как и формирование новых региональных альянсов, что будет только усиливать конфликтогенный потенциал Ближнего Востока, где на карту многие поставили почти все.
Видео дня. Егор Крид перестал скрывать свою возлюбленную
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео