Ещё

Стратегический тупик: почему Вашингтон не стремится продлить СНВ-3 

Стратегический тупик: почему Вашингтон не стремится продлить СНВ-3
Фото: ТАСС
Тяжелый транспортник Ан-124 «Руслан» сделал невозможное — на фоне экономических санкций, жесткого противостояния и Вашингтона в , все возрастающей активности у наших границ пересек Атлантику и приземлился в аэропорту имени Джона Кеннеди. На его борту гуманитарный груз: аппаратура ИВЛ и дыхательные маски для пораженных COVID-19 жителей . Президент назвал это событие «чрезвычайно любезным жестом со стороны президента Путина». Однако встречать груз пришли лишь российские дипломаты.
Этот момент очень показателен для нынешних российско-американских отношений. В том числе и в области сокращения стратегических ядерных вооружений — 8 апреля исполнится десять лет с момента подписания Договора СНВ-3. В следующем году он закончит свое действие, и что нас ждет в будущем, сказать не возьмется никто.
Отложенный апокалипсис
На фоне пандемии COVID-19 проблема ограничения ядерных вооружений может казаться надуманной. С 1945 года атомное оружие не убивает людей. Бомбардировка американцами Хиросимы и Нагасаки — единственная и, к счастью, последняя акция вселенского устрашения. В 1991 году хотел провести еще одну — в небе над . Взорвать электромагнитную, а по сути, ядерную бомбу с вариативным поражающим фактором, но побоялся создать прецедент. С тех пор мир спокойно почивал на лаврах. Тем более что противостояние двух ядерных сверхдержав плавно, но верно сходило на нет.
В том же году президенты  — старший и  подписали первый договор СНВ-1. По нему стороны впервые согласились сократить ядерные арсеналы. СССР, а фактически уже : с 2338 носителей и 9416 боезарядов на них до 1136 носителей и 5518 боезарядов. : с 1672 носителей и 8210 боеголовок до 1237 носителей и 5948 зарядов. В рамках этого процесса мы вдвое сократили количество самых мощных баллистических ракет Р-36МУТТХ «Воевода». Это 154 машины. Каждая из них несла к цели десять мегатонных ядерных боеголовок индивидуального наведения, способных стереть с карты мира город размером с Нью-Йорк. За это, собственно, нашу ракету и прозвали на Западе SS-18 Satan ("Сатана") — «Рыцарь Апокалипсиса».
Но важным был не столько сам размен, сколько появившееся ощущение безопасного будущего. Впервые в истории обе страны оговорили инструменты взаимного контроля за развитием стратегических наступательных вооружений. В 1993 году был подписан следующий договор — СНВ-2, сокращавший арсеналы стран до уровня в 3000–3500 единиц. При этом он ограничивал размещение боезарядов на баллистических ракетах морского базирования до 1750 единиц.
И вводил очень важный принцип тщательного взаимного контроля. США и Россия получили доступ на стратегические предприятия, выпускавшие баллистические ракеты. Например, в , где сегодня производят «Ярс» и «Булаву», был целый американский ОТК — отдел технического контроля, через специальную рентгеновскую установку проверявший, что с территории предприятия выезжает именно та ракета, что заявлена по договору. Через месяц они имели право еще и проверить, в указанной ли шахте или на АПЛ она стоит.
Другим ключевым положением договора стало требование ликвидации всех баллистических ракет наземного базирования, оснащенных более чем одним боевым блоком. Пусковые установки ракет с разделяющимися головными частями индивидуального наведения (РГЧ ИН) должны были быть либо ликвидированы, либо переоборудованы для запуска моноблочных боеголовок. Все пусковые установки тяжелых ракет, а также сами ракеты подлежали уничтожению.
Исключение было сделано для 90 пусковых установок, которые могут быть переоборудованы для размещения моноблочных ракет при условии соблюдения специальной процедуры. Читай — «обезглавливания». Или использования в гражданских целях. В 1990-х на нашей «Сатане» глава Бил Гейтс прямо из позиционных районов базирования ракет в  запустил на орбиту Земли несколько спутников.
Эксперты говорят, что с СНВ-2 нас крепко поймали. Американский ядерный арсенал в основном размещен на атомных подводных лодках. Наш — в шахтах. В итоге мы вынуждены были серьезно урезать возможности нашей сухопутной группировки, демилитаризировав ее до моноблочных носителей баллистических ракет, таких как «Тополь» и «Тополь-М». И планомерно утилизировали «Воеводы». Нарастить потенциал стратегических сил Военно-морского флота, подводных лодок и новых ракет, способных нести несколько боезарядов, до американского уровня мы не смогли даже сейчас.
Сложности перевода
СНВ-3 стал новым компромиссом. США он по большому счету был не нужен, и договор оказался самым поверхностным российско-американским соглашением. Лауреат Нобелевской премии мира всего лишь пошел навстречу , продемонстрировав стремление к сотрудничеству. Текст документа уместился на полутора страницах. США казалось, что российские ядерные силы умирали сами собой. В 2010 году стороны еще раз подрезали свои стратегические амбиции до 1550 единиц ядерных боезарядов, развернутых на 700 межконтинентальных баллистических ракетах, подводных лодках и тяжелых бомбардировщиках. В итоге, по данным , на 1 марта этого года Россия располагает 485, а США — 655 носителями ядерных боезарядов, которых у нас 1326, а у американцев 1373 штуки.
Казалось бы, все хорошо. Но все это в итоге вылилось в то, что американцы начали создать так называемый «возвратный потенциал»: снимать с ракет боеголовки, платформы для их разведения, но не утилизировать, а отправлять на склад. В случае чего их всегда можно вернуть на носители, ну а сами ракеты переоборудовать под другие нужды. Например, заявить о готовности оснастить морские Trident II неядерными боезарядами или ядерными, но уменьшенной мощности. По словам Пентагона, это позволило бы использовать их для нанесения мгновенного удара по террористам в любой точке мира.
Кроме того, машины, подлежащие уничтожению по предыдущим соглашениям, они переоборудовали в ракеты-мишени для испытания системы национальной противоракетной обороны (НПРО). А пусковые этой самой НПРО превратили в универсальные, благодаря чему они стали способны запускать и ядерные крылатые ракеты большой дальности BGM-109 Tomahawk, которые раньше было разрешено держать только на кораблях и стратегических бомбардировщиках.
Один из объектов НПРО строится в польском поселке Редзиково. Сейчас с ним проблемы — Пентагон меняет подрядчика, не выдержавшего сроки строительства. Но все равно через год или два он будет закончен, и тогда военные США смогут взять под полный контроль всю европейскую часть России с позициями баллистических ракет «Тополь-М» и «Ярс» в Татищево, Тейково и Козельске. Это, между прочим, 134 ядерных боезаряда — чуть меньше половины нашего наземного арсенала.
Собственно, как раз развитие НПРО США и приближение ее инфраструктуры к российским границам, а также принятие Вашингтоном программы «Быстрый глобальный удар» (Prompt Global Strike), предполагающей использование до 6 тыс. крылатых ракет как с баз НПРО, надводных кораблей, так и с переоборудованных стратегических атомных подводных лодок, стало главным катализатором новой гонки вооружения. Желание обойти базовые принципы СНВ-3 — сокращение ради повышения стабильности и доверия — практически обесценило соглашение. Вместо одной проблемы — соблюдения баланса ядерных вооружений, сдерживающих друг друга от нападения, возникла новая — неядерное доминирование.
Радикальное обновление арсенала
Американцы не признают своей неправоты. Вашингтон считает, что действует строго в рамках СНВ-3: количество боеголовок и их носителей не меняется. Поняв, что в очередной раз «наступили на грабли», Россия начала программу модернизации наших стратегических сил с поправкой на меняющуюся с подачи США ситуацию с балансом сил. В ситуации возможного массированного применения неядерных средств нападения наши баллистические ракеты должны не только «выжить», но и гарантированно ответить агрессору. По планам , к 2024 году доля новых ракет у нас будет доведена до 100%. В строю не останется машин, произведенных во временна СССР. И это будет не просто «новая» техника, а оружие, обладающее принципиально новыми техническими возможностями. Это позволяет нам парировать созданные американцами новые угрозы.
В интервью ТАСС признал, что сегодня «сложилась уникальная ситуация, когда Россия в оборонной сфере перестала быть в роли догоняющего» и впервые создала системы ударного наступательного оружия, которых нет в мире.
Всего несколько деталей: в отличие от «Тополь-М», который создавался в рамках СНВ-2 и имел всего одну боеголовку, ракета «Ярс» несет их от 4 до 6 штук. Тяжелый «Сармат», идущий на смену подлежавшему списанию по возрасту «Воеводе», доставит на другой континент от 10 до 15 боевых блоков индивидуального наведения. Дальность полета машины превышает 11 тыс. км. Атаковать цель она может как через Северный, так и Южный полюс планеты, что делает ее неперехватываемой для средств противоракетной обороны.
Созданием этого оружия мы не нарушаем баланс. Боеголовок и их носителей больше не становится. Госдеп США даже говорит, что наш арсенал сокращается. Только за последние годы из арсенала Стратегических ядерных сил изъяли около сотни ядерных блоков. В отличие от Вашингтона мы их не складируем, а утилизируем. И это совсем нестрашно, так как эффективность современных систем оружия определяется не столько их количеством, сколько качеством. Главное в этой навязанной Москве гонке вооружений — средств защиты от созданного в последнее время Россией оружия ни у кого нет.
Этот тренд быстро прочувствовали в Вашингтоне. Еще Барак Обама дал на разработку новых стратегических вооружений более $1 млрд Дональд Трамп увеличил эту сумму на треть. Деньги должны пойти на создание новых сухопутных, морских баллистических и крылатых ракет, атомных подводных лодок, освоение гиперзвука и на разработку новых ядерных боеприпасов. Все они должны появиться где-то в 2027 году.
При этом испытания новых вооружений уже идет. Американские военные отчитались, что успешно запустили «типовой корпус планирующего блока гиперзвуковой ракеты C-HGB». Пятисекундная видеозапись испытаний была опубликована ВМС США. Боеголовка станет ответом на наш комплекс «Авангард». Зампомощника министра обороны по вопросам ядерного и ракетного сдерживания на конференции, организованной еженедельником Defense News, заявил, что в этом году США проведут испытания баллистической ракеты средней дальности. На подходе новая стратегическая ракета и подводная лодка для нее.
Вашингтон не хочет новых обязательств?
Высказываясь на тему о продлении СНВ-3, США заявляют о необходимости вовлечь в процесс разоружения еще одного противника — Китай. Последний тактично молчит, не желая связывать себя какими-то обязательствами. При этом характерно, что за скобками остаются две ядерные державы — союзницы США: Великобритания и Франция. Их Дональд Трамп «в ядерную сделку» почему-то не зовет.
Президент Люксембургского форума — неправительственной организации, объединяющей ведущих мировых экспертов в области нераспространения и контроля за оружием массового поражения, — назвал предложение о включении Китая нереалистичным, заявив также, что продление СНВ-3 было бы на руку и РФ, и США. В свою очередь Москва не раз заявляла о готовности продлить договор. Россия хотела бы сохранить режим транспарентности, который касался бы информирования о проведении пусков ракет и носителей космических аппаратов, учениях и иных мероприятиях в этой области.
За десять лет действия Договора СНВ-3 Россия и США по два раза в год обменивались данными о состоянии состава стратегических ядерных вооружений. Были предоставлены более 15 тыс. уведомлений, касающихся размещения, перемещения и дислокации стратегических наступательных вооружений, испытательных пусков ракет. На позициях ракетных войск, на базах подлодок и на аэродромах дальней авиации, на складах с боеголовками было проведено около 300 двухсторонних инспекций, почти два десятка раз демонстрировались технические характеристики новых систем или же результаты модернизации того или иного оружия. В рамках этого процесса Москва, например, рассекретила два своих козыря: упоминавшуюся баллистическую ракету «Сармат» и гиперзвуковой маневрирующий боевой блок «Авангард». Их показали американским специалистам.
Все это говорит о желании России сохранить контакты с США в стратегической сфере. Однако Соединенные Штаты, ссылаясь на борьбу с COVID-19, решили прекратить инспекции в рамках СНВ-3. Пока до начала мая. Но судя по тому, что стороны не ведут дискуссий о пролонгации договора, возможно, и до 2027 года. К этому моменту американские стратегические ядерные силы должны приобрести новые боевые качества. Возможно, что именно по этой причине Вашингтон и тянет с новым договором, стремясь создать вне рамок каких-либо обязательств абсолютное оружие.
Видео дня. Гигантский удав выполз из жилой квартиры и теперь путешествует в районе Одинцово
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео