Ещё

о новом претенденте на должность президента США 

о новом претенденте на должность президента США
Фото: Национальная Служба Новостей
«Кто тут главный персонаж, сомневаться не приходится. Все трое республиканцев, бросивших вызов Трампу, работают не на себя (шансов у них примерно ноль), а на . Их главная задача не столько оттянуть голоса у Трампа, сколько создать видимость, что президента не поддерживают и критикуют даже в его собственной партии. Поэтому Сэнфорд в эфире Fox News говорил главным образом об экономике, которая якобы переживает „шторм“: „Сегодня мы более уязвимы с финансовой точки зрения, чем когда-либо, начиная с возникновения нашей нации и Гражданской войны“.
Полку соперников президента на приближающихся выборах 2020 года прибыло. На тропу войны с хозяином Белого дома вышел бывший губернатор Южной Каролины .
Сэнфорд уже третий республиканец, решивший помериться с силами с Трампом. Первым стал бывший губернатор Массачусетса Билл Уэлд, вторым — бывший конгрессмен и бывший же сторонник Трампа Джо Уолш, о котором недавно писал мой друг и коллега .
»Я думаю, нам нужно поговорить о том, что значит быть республиканцем, — заявил Сэнфорд ведущему Fox News , подтвердив, что собирается принять участие в республиканских праймериз 2020 года. — Я здесь, чтобы сообщить вам, что собираюсь вступить в гонку. Это начало долгой прогулки».
Казалось бы, обычная ничего не значащая фраза. Но в устах Марка Сэнфорда она прозвучала более чем пикантно.
18 июня 2009 года губернатор Южной Каролины Марк Сэнфорд исчез.
Просто перестал приходить на работу. Не появлялся дома. Все его телефоны — и личный, и рабочий — были отключены, он не отвечал на звонки и письма, приходившие по электронной почте. Спустя несколько дней об этом стало известно прессе — имя исчезнувшего губернатора зазвучало в эфире общенациональных каналов.
Офис Сэнфорда пытался успокоить общественность. 22 июня его пресс-секретарь заявил, что Сэнфорд «ушёл по Аппалачской тропе» и что его будет «трудно достать».
Тут следует сделать небольшое отступление.
Что такое Аппалачская тропа, знают почти все (кроме совсем уж ничем не интересующихся за пределами своего городка) американцы.
Это самая длинная пешеходная тропа в мире, размеченная и оборудованная для туристов. Её протяжённость — 3,5 тыс. км от горы Каталин () до горы Спрингер (штат Джорджия). Проходит она по одному из красивейших горных массивов Западного полушария Аппалачам и пересекает 14 штатов США.
Тропу эту почти тридцать лет создавал архитектор Бентон Маккей, посвятивший этому почти всю свою жизнь. Маршрут был в основном завершён в 1948 году, тогда же тропу прошёл от начала до конца некто Эрл Шаффер — у него это заняло шесть месяцев. Рекорд прохождения тропы от начала до конца был поставлен в 2017 году, когда профессиональный выживальщик Джо Макконахи преодолел её за 45 дней. Конечно, не каждый вступающий на Аппалачскую тропу планирует пройти её от Мэна до Джорджии, но, как правило, на день-два туда не ходят.
Жена Сэнфорда сделала заявление для прессы, в котором несколько раз повторила, что «не обеспокоена» и что её мужу понадобилось провести некоторое время отдельно от семьи и детей, чтобы «кое-что написать». После этого заявления политический противник губернатора и лидер демократического меньшинства в сенате штата Джон Лэнд напомнил парламентариям, что Сэнфорд исчез не просто в очередной уикенд, а в День отца.
«Одно дело, когда мальчишки убегают из дома, но зачем отцу в День отца оставлять семью? Это странно!» — заявил Лэнд. Как оказалось, он не зря подозревал неладное.
Через неделю после исчезновения губернатора проныра-репортёр из местной газеты Джина Смит «случайно» встретила его в международном аэропорту Атланты. Кто дал Смит наводку, так и осталось неизвестным, но в случайность верится слабо: губернатор прилетел рейсом в 05:43 из .
Первое интервью, которое Сэнфорд дал Джине Смит, было чрезвычайно лаконичным. Губернатор сообщил, что действительно подумывал о походе по Аппалачской тропе, но в последний момент решил сделать что-то «по-настоящему экзотическое» и отправился в Аргентину, где проехал пару тысяч миль по побережью Атлантического океана.
На вопрос журналистки, почему же его сотрудники сказали, что он путешествует пешком, Сэнфорд сначала ответил: «Понятия не имею». Но потом всё же «припомнил», что говорил в офисе, что может «пойти в поход». Настырная Джина Смит заставила губернатора признаться, что он прервал свою поездку после того, как глава его администрации позвонил ему и сказал, что его исчезновение «привлекает большое внимание СМИ».
Репортаж Джины Смит, появившийся на сайте газеты штата The State в тот же день, вызвал возмущение даже у коллег Сэнфорда по партии. «Ложь. Ложь. Ложь. Это всё, что мы слышим от его персонала. Это всё, что мы слышим от его людей. Это всё, что мы слышим от него самого», — бушевал конгрессмен-республиканец Джейк Ноттс.
И Сэнфорд не выдержал. Спустя несколько часов после того, как Джина Смит «спалила» его в аэропорту Атланты, он созвал пресс-конференцию, на которой признался, что изменил своей жене. В порыве откровенности губернатор рассказал журналистам, что около восьми лет назад познакомился с аргентинкой (имя её он поначалу не назвал), увлекавшейся танцами. Несколько лет они общались вполне невинно, но где-то за год до исчезновения их отношения перешли в романтическую стадию. Более того, выяснилось, что жена губернатора, Дженни, знала о его романе уже полгода, обнаружив в его почте несколько любовных писем. А закончил Сэнфорд путаной фразой, из которой можно было сделать вывод: хоть он и понимает, что согрешил, но ни капельки об этом не жалеет.
В статье, посвящённой вступлению Сэнфорда в президентскую гонку, редакция CNN называет этот сеанс публичного саморазоблачения «одной из самых безумных пресс-конференций в современной политической истории».
Одной пресс-конференцией Сэнфорд не ограничился. В течение следующих двух дней он дал несколько очень эмоциональных интервью, из которых публика узнала много подробностей его романа с аргентинской журналисткой Марией Беллой Чапур. Любвеобильный губернатор, в частности, заявил, что теперь он может «спокойно умереть, зная, что встретил свою половинку». Кроме того, он рассказал, что за 20 лет брака «несколько раз пересекал черту, которую не должен пересекать женатый мужчина».
Кончилось всё это довольно предсказуемо — разводом. Но уникальность истории губернатора, «ушедшего по Аппалачской тропе» (после прогремевшего на все Соединённые Штаты скандала это выражение надолго стало синонимом нашего «пойти налево») в том, что на его политической карьере ни сам факт супружеской измены, ни беспрецедентное выворачивание наизнанку всего грязного белья его личной жизни не отразились!
Однопартийцы Сэнфорда пытались заставить его уйти в отставку, утверждая, что его поведение позорит .
Ближайший союзник губернатора Натан Бэллентайн сказал ему: «Ты можешь положить всему этому конец, но если ты этого не сделаешь, конгрессмены штата возьмут дело в свои руки». Сэнфорд уходить в отставку отказался.
Республиканцы подготовили две резолюции об импичменте губернатора… и обе они были заблокированы демократами в конгрессе штата. Во время слушаний по третьей резолюции комиссия по этике проголосовала против импичмента, но за «моральное осуждение» губернатора. Сэнфорд отделался лёгким испугом или, если использовать советские реалии, «выговором с занесением в личное дело».
В 2011 году срок пребывания Сэнфорда на посту губернатора истёк, и он не стал выдвигать свою кандидатуру на новый. Вместо этого он опять укатил в Южную Америку, где журналисты сфотографировали его вместе с Марией Чапур на пляже уругвайского курорта Пунта-дель-Эсте. А в 2012 году бывший губернатор, которого в СМИ называли теперь не иначе как LovGov, объявил о своей помолвке с аргентинкой.
Но самое удивительное произошло потом.
В 2013 году конгрессмен от Южной Каролины Тим Скотт сложил свои полномочия в палате представителей конгресса США. И LovGov Сэнфорд немедленно вступил в гонку за освободившееся кресло.
И выиграл.
На вечеринке, устроенной в честь его победы на республиканских праймериз, его аргентинская возлюбленная впервые появилась на публике. Однако уже в следующем году помолвка Сэнфорда и Чапур была разорвана. Видимо, LovGov разочаровался в своей «половинке» — или, возможно, она в нём.
Во время президентской кампании 2015—2016 годов Сэнфорд сначала резко критиковал Трампа, подвергая сомнению его квалификацию и способность быть президентом. В этом он был не одинок: многие в Великой старой партии тогда относились к Трампу критически. В конечном счёте, однако, Сэнфорд заявил, что поддержит Трампа, хотя и против своего желания.
Трамп, среди добродетелей которого толстовское всепрощение отнюдь не числится, этого не забыл. И когда в прошлом году наступило время промежуточных выборов в конгресс, публично поддержал соперницу Сэнфорда Кэти Аррингтон, которая публично называла экс-губернатора Невертрампом и цитировала его выпады против президента (сама Аррингтон — ярая сторонница нынешнего хозяина Белого дома).
Аррингтон выиграла выборы, Сэнфорд проиграл.
Но, как выяснилось в это воскресенье, рук не опустил. Трамп отнёсся к вступлению Сэнфорда в гонку за президентское кресло, мягко говоря, скептически.
«Когда бывший губернатор великого штата Южная Каролина Марк Сэнфорд однажды исчез, сказав, что он ушёл по Аппалачской тропе, а потом был обнаружен в Аргентине со своей подружкой-танцовщицей, это выглядело так, словно его политической карьере конец, — написал президент США в своём Twitter. — Но потом он баллотировался в конгресс и выиграл — вот только проиграл перевыборы после того, как я поддержал его соперника. Но сейчас — задержите дыхание! — он вернулся и собирается бороться за пост президента Соединённых Штатов! Три марионетки, все трое — позорно провалившиеся кандидаты. Ну давайте, попробуйте!»
Назвав трёх республиканцев Уэлда, Уолша и Сэнфорда «марионетками» (the stooges), Трамп не только выразил своё презрение к ренегатам, но и намекнул на их несамостоятельность. Дело в том, что слово the stooge в английском многозначно: оно может означать и актёра второго плана, подыгрывающего главному персонажу. То есть в политическом смысле — спойлер.
Кто тут главный персонаж, сомневаться не приходится. Все трое республиканцев, бросивших вызов Трампу, работают не на себя (шансов у них примерно ноль), а на Демократическую партию США. Их главная задача не столько оттянуть голоса у Трампа, сколько создать видимость, что президента не поддерживают и критикуют даже в его собственной партии. Поэтому Сэнфорд в эфире Fox News говорил главным образом об экономике, которая якобы переживает «шторм»: «Сегодня мы более уязвимы с финансовой точки зрения, чем когда-либо, начиная с возникновения нашей нации и Гражданской войны».
Симптоматично, что CNN, вообще говоря, высмеивающая Сэнфорда, обильно цитирует его критику «трампономики», не забывая добавить, что «дефицит федерального бюджета в июле вырос на 27%».
Между тем успехи «трампономики» объективно неоспоримы: безработица уменьшается рекордными темпами, запускаются новые производства, старые переносят свои мощности из Китая и стран Юго-Восточной Азии обратно в США.
Но либеральным СМИ жизненно необходимо убедить публику в том, что «трампономика» не работает. После провала «русской саги» прокурора Мюллера экономика и финансы стали главной мишенью их атак. И в своей зоологической ненависти к Трампу либералы не брезгуют никакими союзниками. Даже теми, которые когда-то потерялись «на Аппалачской тропе».
Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.
Реконструкция первого этажа стала адом для жителей дома
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео