Деловая газета «Взгляд» 10 июня 2019

США создают условия для массового выпуска новейших ракет и боевых самолетов

Фото: U.S. Navy/Reuters
Новая гигантская корпорация для производства вооружений создается в Соединенных Штатах. Две и без того немаленькие компании — Raytheon и United Technologies — сливаются в одну. Почему это решение прямо скажется на выпуске знаменитых крылатых ракет «Томагавк» — и почему данное событие имеет важнейшее значение в том числе для России?
Американская корпорация United Technologies заявила, что объединит свое аэрокосмическое подразделение с одним из ведущих военных производителей — компанией Raytheon. Создаваемый гигант сможет легко стать вторым в «большой аэрокосмической тройке», также включающей корпорации Boeing и Lockheed Martin, и иметь оборот около 74 млрд долларов. В таком случае объединённая корпорация Raytheon Technologies будет контролировать выпуск авиационных двигателей Pratt & Whitney, крылатых ракет Томагавк, системы ПВО «Пэтриот» и части комплектующих истребителя F-35.
Что все это означает для американской и мировой военно-технической индустрии?
Raytheon — вырасти, чтобы выжить
Первая часть создаваемого гиганта Raytheon Technologies, американская военно-промышленная компания Raytheon, до сих пор являлась одним из крупнейших поставщиков военной техники для вооружённых сил США и их союзников по НАТО. В последнее время Raytheon был лишь третьим в «большой тройке», в которую также входят корпорации Boeing и Lockheed Martin — его оборот в 27 млрд долларов в год был значительно меньше, чем у Lockheed Martin (53,76 млрд долларов) и у Boeing (101,1 млрд долларов).
Такое печальное для Raytheon соотношение оборотов 1:2:4 по сравнению с Lockheed Martin и Boeing задавало и неприятные последствия для бизнеса. Хотя Raytheon и зарабатывал пропорционально не меньше своих «старших товарищей», но не мог столь же масштабно вкладываться в НИОКР, как это делали его конкуренты. Это привело к тому, что фактически Raytheon сосредоточил свои усилия лишь в трёх основных областях — ракетах, радарах и комплексах ПВО. В то время, как конкуренты из Boeing и Lockheed Martin раз за разом брали самые «вкусные» контракты, опираясь на гораздо более широкие производственные и технологические возможности.
Предыдущие попытки Raytheon выйти, например, на привлекательный рынок самолётостроения закончились ничем. Так, покупка в 1980-м году небольшого авиапроизводителя Beech Aircraft Corporation и производство самолётов его конструкции закончилась продажей этого подразделения Raytheon в 2013 году. Хотя в авиационном подразделении в момент его нахождения в Raytheon были созданы такие удачные машины, как небольшой транспортный самолёт C-12 Huron и учебная «парта» T-6 Texan II.
Таким образом, для Raytheon слияние с United Technologies — это возможность наконец-то попасть в «высшую лигу» военных заказчиков. И тем самым обойти надоедливых конкурентов из Lockheed Martin, которые одним своим заказом на производство F-35 кроют весь оборот Raytheon как бык овцу.
United Technologies: в гонке за военными деньгами
В отличие от Raytheon, вся история которой в той или иной степени тесно связана с Пентагоном, United Technologies представляет собой компанию из «немного другого теста». United Technologies — это классическая финансово-промышленная группа, которая действуют по принципу «деньги не пахнут» и готова делать их где угодно, лишь бы прибыль окупала возможные риски.
Это отразилось и на составе бизнеса корпорации. В состав United Technologies входили и чисто гражданские подразделения, такие как Carrier (производство систем обогрева, вентиляции, кондиционирования, охлаждения) и Otis (крупнейший в мире производитель лифтов и эскалаторов), и производители продукции «двойного» назначения, такие как Pratt & Whitney — компания-производитель авиадвигателей и газовых турбин или Sikorsky Aircraft Corporation — мировой лидер в разработке и выпуске вертолётов.
При этом, несмотря на внушительный объём военных заказов и немалый оборот (66,5 млрд долларов в 2018 году) United Technologies редко напрямую работала с деньгами Пентагона, часто выступая субподрядчиком. Например, именно в такой манере United Technologies сегодня участвует в мега-проекте (ну, или мега-распиле…) по производству F-35. В нём компания отвечает за «сердце» машины, двигатель Pratt & Whitney F135 и ряд других систем, а вот за общий бюджет проекта, за его постоянное увеличение, за «косяки» в конструкции и за прочие проблемы несёт ответственность Lockheed Martin.
До сих пор такое положение дел, судя по всему, устраивало United Technologies. Военные заказы всё-таки являются специфическим рынком, на котором гарантированная оплата от государства часто сопровождается непросчитываемыми рисками в случае, если компания не является «резидентом Пентагона» и не ведёт бизнес с военным ведомством как минимум на протяжении нескольких десятков лет. В нынешнем же варианте слияния с Raytheon у United Technologies появляется свой собственный опытный лоббист в Пентагоне — и именно из-за этого вновь созданной компании дали звучное имя Raytheon Technologies, хотя формально речь идёт о поглощении Raytheon более крупной компанией.
Кроме того, стало известно, что United Technologies решила выделить гражданские направления бизнеса в отдельные компании. В частности, станут отдельными корпорациями производитель лифтов Otis и кондиционеров Carrier, после чего в составе вновь созданной Raytheon Technologies остается только аэрокосмический бизнес и, ожидаемо — военные заказы.
Так что, «золотой дождь»?
Судя по всему, надежды создаваемой Raytheon Technologies лежат в плоскости получения перспективных военных заказов. Анонсированная Пентагоном масштабная программа перевооружений с упором на аэрокосмическую и ракетную технику выглядит идеальным полем для приложения усилий новой компании.
В частности, уже очевидно, что выход США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) практически неизбежно вызовет новый виток гонки вооружений в этом сегменте. А это как раз и является одной из специализаций бывшего Raytheon — именно эта компания создала знаменитые крылатые ракеты «Томагавк», которые вот уже больше тридцати лет являются «визитной карточкой» любых военных операций США.
Уже известно, что испытания новых ракет «Томагавк» (скорее всего, заново приспособленных под ядерные головные части) должны пройти уже в конце нынешнего лета. После чего объявление программы их массового развёртывания (в том числе, не исключено, и на европейском ТВД) станет уже лишь вопросом времени.
Кроме того, нынешняя военная доктрина США и планы по военному строительству предусматривают масштабную модернизацию систем ПВО, ПРО и стратегических ракетных вооружений, где у Raytheon Technologies будут традиционно сильные позиции даже в конкуренции с Boeing и Lockheed Martin.
Ну и, наконец, объединённая Raytheon Technologies сможет, наконец, бросить давно назревший вызов «выскочкам» из Boeing и Lockheed Martin в самом лакомом секторе военных заказов — аэрокосмическом. Конечно, здесь ещё много неясного, но можно привести наглядный пример — именно слияние корпораций Lockheed и Martin Marietta в 1995 году, в результате которого возник нынешний гигант Lockheed Martin, позволило объединённой компании обойти Boeing на крутом повороте в программе создания истребителя пятого поколения. Ведь F-22 «Раптор» разрабатывался ещё в совместном проекте Lockheed Martin, Boeing и General Dynamics, а вот вот лакомый контракт по производству истребителя F-35 у Lockheed Martin получилось уже вытянуть сугубо в одиночку.
Так что, судя по всему, главная схватка за деньги Пентагона ещё впереди. А создание монстра под названием Raytheon Technologies — лишь необходимый шаг в подготовке к ней.
Комментарии
6
США , Оружие , Статьи , Pratt & Whitney , Министерство обороны , Boeing , Пентагон , НАТО
Читайте также
Новый курс? Почему Трамп меняет советника по России
1
Показан перехват бомбардировщика США российским Су‐27
26
Последние новости
Трамп назвал причину для объявления войны Ирану
Адвокат Харви Вайнштейна отказался его защищать
Трамп решил наказать сотрудников за утечку данных о его низком рейтинге