Ещё

Почему речь главы Госдепа в Каире вызвала столь резкие отклики 

Госсекретарь США Майк Помпео завершает свое турне по арабским странам. Эту поездку сопровождают отклики на произнесенную Помпео на прошлой неделе в Каире речь. Которая, в свою очередь, стала явным ответом на другую каирскую речь — знаменитое выступление в 2009 году президента США Барака Обамы. Почему выступление Помпео выглядит куда хуже, чем речь Обамы — и как воспринимают теперь на Ближнем Востоке дипломатию США?
Слушая речь, в какие-то моменты могло показаться, что у Помпео в голове совсем другое. Например, стена на границе с Мексикой. Госсекретарю не хлопали. Слушатели Американского университета в Каире не реагировали на его тезисы. И их можно понять.
В основном речь под претенциозным названием «Сила добра: Америка возрождается на Ближнем Востоке» была усталой и поверхностной. Ну как можно реагировать, скажем, на это: «Наша цель — сотрудничать с друзьями и энергично противостоять врагам, потому что сильный, безопасный и экономически активный Ближний Восток отвечает нашим национальным интересам». Это похоже, скорее, на тост, нежели на стратегию «возрождения силы добра».
И не только автор этих строк был разочарован, выступлением, кстати, весьма профессионального государственного деятеля с военным прошлым. Так, старший научный сотрудник влиятельного Института Брукингса Шади Хамид охарактеризовал каирскую речь следующим образом: «Я буду аккуратным, но речь Помпео в Каире была одной из худших выступлений по внешней политике. Это было цинично, мелко, бессвязно, ну и глупо».
Раскритиковал выступление Помпео и бывший глава ЦРУ Джон Бреннан — особенно за слова о предыдущем президенте США Бараке Обаме. «Я думаю, что Майку Помпео должно быть стыдно за то, что он сказал в Каире, за то, как он оскорбил бывшего президента перед мусульманским миром», — заявил Бреннан.
В 2009 году Барак Обама произнес свою каирскую речь — «Новое начало». Она длилась почти 60 минут, то есть в два раза дольше, чем выступление Помпео. Тогда многим казалось, что Обама непонятен и, что называется, не от мира сего. Но сейчас, ретроспективно, кажется, что речь Обамы — это речь интеллектуала, у которого была стратегия и видение региона. Но и его политика в целом стала провалом. Что уж говорить о его сменщиках, которые значительно слабее.
Обама понимал ислам, арабский мир, знал отличия шиитов от суннитов. Например, предшественник Помпео, член общества «Череп и кости» Йельского Университета Джон Керри стал инициатором подписания Ядерной сделки с Ираном в 2016. А двумя годами ранее он стал посредником в разрешении афганского внутриполитического кризиса, возникшего после президентских выборов. Тогда было создано Правительство национального единства, которое с грехом пополам существует по сей день. Да, решение, наверное, не самое лучшее. Керри просто раздал посты двум кандидатам, набравшим наибольшее количество голосов. Оригинально и на коленках был создан пост генерального директора (CEO) Афганистана. Но сейчас, особенно слушая Помпео, кажется, что это было меньшее из зол.
Межгосударственные отношения требуют элементарного знания основ культуры и религии контрагента. Бывшая администрация США всячески пыталась показать свое хотя бы желание понять мусульманский мир. Обама произнес речь в Каирском Университете. Помпео — в Американском Университете в Каире. Обама несколько раз произнес обещемусульманское приветствие «салам алейкум», благодарил слушателей «шукран». Египетский зал приветствовал его стоя с аплодисментами. Почти половина речи была посвящена истории ислама, наследию и его влиянию на мировую цивилизацию. Он вспоминал алгебру, медицину и много другое.
Конечно, это все не уберегло его администрацию от ошибок. Но, что ждет регион от политиков, которые по своему уровню априори значительно ниже?
Обама попытался перевернуть страницу неудач и ошибок республиканца Джорджа Буша-мл. Он признал за Ираном право на мирный атом, и дал понять мусульманскому миру, что четко разграничивает понятия «ислам» и «терроризм». Обама признал, что в течение последних лет Запад настороженно относился к мусульманскому миру и совершал ошибки. Он объявил новую эру отношений США — исламский мир. Касаемо политики США в Ираке и Афганистане американский президент подтвердил намерение вывести войска. Почти все американские солдаты из Ирака были выведены в 2011. А Афганистан большая часть контингента покинула в 2014.
Обама также коснулся и палестинской проблемы, признав право этого народа на свое государство. Проблема Палестины — не вещь в себе. Это один из важнейших вопросов, который является источником роста экстремизма. К слову, политика Трампа на этом треке раздает козыри джихадистам.
Речь Помпео — полная противоположность обамовской. В 25 минутном выступлении госсекретарь Трампа большее время уделил критике Обамы, нежели озвучиванию новой политики. Неуверенно Помпео излагал слова, сложенные в предложения, из которых сложно было вычленить что-то похожее на стратегию. То и дело хотелось попросить вернуть Обаму.
Помимо пустоты, были и просчеты космического масштаба. И самое печальное. Промахи продиктованы идеологией, точнее говоря, идеологической зашоренностью. Сказалась, конечно, и работа лоббистов. Ну, например, Помпео заявил, что США (при Обаме) «не в достаточной степени» поддерживали протесты в Иране. Такое ощущение, что за весь прошлый год администрация Трамп достаточно их поддерживала. Я уж не говорю о бессмысленности самой затеи смены режима в Исламской Республике. До осознания сего — как Нептуна до Меркурия.
И все же во всей этой истории есть своя драма. Америка не вчера оказалась в регионе. Обама и Трампа действуют так, как могут. Они заложники ближневосточной политики прошлого, в особенности администрации Буша-мл., успевшего наворотить дел, что мама не горюй. Ирония в том, что и нынешний глава Белого дома и его предшественники всячески пытались вытащить Штаты из болот Ближнего и Среднего Востока, в которых, скажем откровенно, западному человеку добра не сыскать.
Правда, делают они это по-разному. «Америка наступает», заявил Помпео. А накануне его шеф объявил о полном выводе войск из Сирии и 50% уменьшении контингента в Афганистане. Госсекретарь заявил, что Обама недооценивал угрозу со стороны «радикального ислама» и «иранского режима». «Иран распространил свое зловещее влияние», а сирийское правительство «развязало террор» перед лицом американской робости. Фактически Обаму обвинили во всем, что происходит в регионе.
Из всего, что сказал Помпео, сложно вычленить политический вектор. Недаром говорят, когда стратегии нет, произнеси речь. Но все же, кажется, что Америка Трампа пытается уйти с Ближнего и Среднего Востока. Но каким образом? Исключительно военным. То есть
Вашингтон также планирует оставаться самым влиятельным игроком в регионе. Но глава Белого дома надеться сделать это без американских солдат в восточных пустынях. То есть, поможем Помпео обозначить стратегию, «наступление без военных».
Другим важным пунктом американской политики в регионе остается Иран. Нынешняя администрация собрала в себе самых радикальных антииранских политиков, которые хотят смены или уничтожения режима. Для этого будут применяться разные меры, кроме, будем надеяться, военных. Прокси-войны, информационное давление и санкции — чем не инструменты. Надежда, чтобы все кипело, горело, и, наконец, разразился большой иранский огонь, которые сам по себе сметет режим в Исламской Республике (и не заденет при этом все остальных?). А что взамен? Трамп и лоббисты сего — хрен к носу еще не прикладывали.
Американские провалы на Востоке, на самом деле, не от отсутствия стратегии, как таковой или плохих речей. Они, как правило, от завышенных ожиданий. В остальном «стратегия» Помпео достаточно пуста.
И при всем при этом, Америка по-прежнему остается самым влиятельным и желанным игроком в мусульманском мире, по крайней мере, среди элитарных групп Востока.
Комментарии5
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео