Ещё

Отказ от русского языка выносит приговор украинской науке 

Отказ от русского языка выносит приговор украинской науке
Фото: Деловая газета "Взгляд"
Ключевое условие для развития современной науки — специализированные книжные издания — стали на  огромным дефицитом. Внезапно выяснилось, что доступная Украине научная литература существует только на русском языке, а по-украински она де-факто отсутствует. Запретив русские книги, , как оказалось, отрезал себя от мирового научного знания.
Директор украинского издательства «Саммит-Книга» Иван Степурин сообщил СМИ любопытные подробности книгоиздательства и рынка научной литературы на Украине. По его словам, сегодня на Украине приобрести научную литературу стало большой проблемой. А по некоторым темам ее нет в принципе — даже за большие деньги.
Причина? На украинском этих изданий нет, а ввоз книг из  полностью заблокирован еще с конца прошлого года.
Порошенко начал, Зеленский с честью продолжил
Напомним, что проблемы с ввозом и торговлей отпечатанной в РФ литературы начались на Украине еще при Порошенко. Ввоз оптовых партий (от 10 экземпляров) начали лицензировать, появился перечень запрещенных к продаже изданий (266 по состоянию на ноябрь 2019 года, хотя только ими запрет не ограничивается. Скажем, с марта прошлого года к продаже на Украине скопом запрещены книги 9 издательств (Эксмо, АСТ «Питер», «Центрполиграф» и других) а также заблокирована работа интернет-магазинов «ЛитРес», «Лабиринт» и Ozon.ru.
В этот раз дело не в новых запретах, а в бюрократии. Лицензированием ввозимой литературы до последнего времени занимался Госкомитет теле— и радиовещания. Затем эту функцию решили передать  — и передают уже больше полугода. В итоге Госкомтелерадио лицензии уже не выдает, а Минкульт — еще не выдает. Жаловаться некому.
«Во время карантина ко мне обращались врачи с просьбой срочно «достать» новые книги по иммунологии и вирусологии — а их нет! В стране катастрофическая ситуация с доступом к специальной научной литературе, включая медицинскую. На Украине их и не производят, и не переводят, это невыгодно с экономической точки зрения. Такие узкоспециализированные книги не пользуются большим спросом. Раньше переводные книги свободно завозились из России — по одной-две, десять штук. А сейчас научная книга — дефицит», — описывает ситуацию издатель.
Отдельная небольшая хохма в том, что правительство своей волокитой выстрелило себе же в ногу. Книги украинских издательств освобождены от НДС, а НДС от импорта зарубежных изданий направляли (по крайней мере, так заявлялось) на развитие украинского книгопечатания. «…каждый месяц книготорговые компании, которые импортируют книги, платят от 10 млн грн НДС и около 8 млн грн налога на прибыль. Выходит, уже более полугода украинский бюджет не получил от импортеров книг ни копейки».
Даже контрабанда не спасает
Последнее как раз неплохо: чем меньше русофобской дичи на Украине напечатают, тем лучше. Что же касается импорта научной литературы, то волокита тоже не создала проблему, а лишь обострила ее. Книги упомянутого выше издательства «Питер» — во многом как раз научная, медицинская литература, в т.ч. переводная с английского и других языков. Т.е. легально ввезти их на Украину нельзя уже больше года — и нет разницы, кто выдает лицензии.
В комментарии директора «Саммит-книги» примечателен еще один момент: фраза «книга стала дефицитом». Вот так, незаметно, с бодрой декоммунизаторской риторикой, украинцы… нет, не вернулись в СССР. Скорее — построили свой собственный, только раз в сто хуже.
Во времена СССР дефицит книг, безусловно, был. Но касалось это в основном художественной литературы. В частности той, что не слишком одобрялась властями: переводной фантастики, детективов, диссидентов. Либо же суперпопулярных произведений Дюма, Ремарка. А вот за ситуацию «нигде и за любые деньги нельзя достать книги по иммунологии» кто-то бы уже ехал на Колыму. Да еще со словами благодарности, потому что многие туда не доезжали за куда меньшие проступки.
Впрочем, оставим в стороне суровое прошлое. Ведь речь об Украине, а там если что-то нельзя, то всегда есть калиточка, через которую можно, но вдвое дороже. Такой калиточкой с 2017 года (как раз тогда вступил в силу закон «Про ограничение доступа на украинский рынок иностранной печатной продукции антиукраинского содержания») стала контрабанда книг. Спрос рождает предложение, запреты усиливают и то, и другое.
Но здесь тот редкий случай, когда привычная схема перестала работать. Во-первых, карантин. В-вторых, договориться именно по книгам стало почти невозможно. Во-третьих, еще с прошлого года активно «бомбит» даже мелких челноков. Даже с детскими книгами. Хотя ситуация граничит с идиотией: контрабандисты, которые везут не оружие, не наркотики, не рабов. Книги.
Рэй Брэдбери, автор «451 градус по Фаренгейту», — наш современник, он умер в 2012 году. Вряд ли он поверил бы в то, что его антиутопия сбудется уже спустя 7-8 лет после его смерти.
Украинская наука станет украинской Википедией
Кто-то скажет: много шуму из ничего. Запретили, потому что хотят развивать свое книгоиздание и печатать украинские переводы. Во многом, конечно, так оно и есть. Но как раз на научной литературе это объяснение перестает работать.
Даже художественную или научно-популярную книгу перевести непросто. Нужно быть в теме, чувствовать оттенки смыслов. В случае с действительно серьезной научной литературой эти требования многократно возрастают. Книгу делает уже не переводчик, а целая команда, перевод проходит экспертизу. Все это имеет смысл, если есть рынок, крупные тиражи. А не «…одна-две, десять штук». Можно конечно и по 100-200 штук издавать, как раз на Украину хватит. Но тогда нужно сразу печатать (и не просто печатать, а оплачивать труд переводчиков, редакторов, консультантов) за государственный счет. Ведь продажа все равно этих затрат не окупит.
Есть и другая проблема. Многим ошибочно кажется, что раз есть словарь, то есть и язык. Но все немного не так. Язык, в первую очередь его научное воплощение — терминология различных областей знания — штука очень живая, пластичная. Она жива не словарями, а как раз книгоизданием. Более удачные термины вытесняют менее подходящие, сочетания этих терминов описывают процессы взаимодействия явлений. Чем больше книг, чем больше тех, кто их пишет и читает, тем лучше конкретный язык выполняет функцию описания мира. Именно поэтому языков насчитывается несколько тысяч, языков мирового значения — пара десятков. А мировая наука — это как правило один из 7-8 языков. В том числе и русский: согласно данным , еще к концу XX века на русском языке публиковалось до 1/3 новой научно-технической информации (до 50% в области физики и медицины).
В этом плане изгнание российской научной литературы из Украины не даст украинской власти и «патриотам» ровно никакой пользы. Сравнимых объемов информации на украинском не появится.
Ярчайшее тому подтверждение — украинская версия Википедии. Большая часть размещенных там статей — сокращенный машинный перевод статей из русской версии. Разбавленных русофобскими комментариями — для «правильного» понимания написанного. И если Википедия в целом часто не отличается научной точностью, являясь порой пародией на энциклопедическую статью, то ее украинская версия — пародия на пародию. Как раз к этому ведет свое научное сообщество: плохая пародия станет стандартом.
Что любопытно — стандартом в вакууме. Знание польского языка даже на уровне С1 открывает украинским студентам возможность бесплатного обучения в ВУЗах соседней Польши. По оценке аналитического центра CEDOS, только в 2008-2017 гг из Украины с целью обучения в ВУЗах других стран выехало более 64 тыс. абитуриентов. В основном это Польша. 2018-й год по прогнозу должен был прибавить еще 19-20 тыс., т.е. темпы растут. А уж какие перспективы открывает знание английского, немецкого или французского языков. Да и русского — после недавнего упрощения Россией процедуры получения гражданства.
К слову, как раз в сторону английского языка на Украине и смотрят. «Все граждане Украины, если мы хотим быть в цивилизованном мире, должны знать, использовать английский язык. Это обязательная вещь», — считает секретарь Совета национальной безопасности и обороны . Попутно уточняя, что «…никакого второго, русского, у нас быть не может». Видимо, Данилов не в курсе, что нечто подобное уже лет 15 назад затеяли в Грузии. В итоге тамошняя молодежь плохо знает английский и совсем не знает русского.
В качестве итога можно вспомнить совсем уже свежую новость. Правительство Украины вышло из межправительственного меморандума о сотрудничестве в борьбе с терроризмом, подписанного с  в июле 2012 года. Это как раз ответ на вопрос «Да разве они не понимают, что творят?». Понимают, но реализуют детальный сценарий максимального разрыва связей не только с РФ, но и со всем постсоветским пространством. Даже себе во вред.
Видео дня. В Сети снова заговорили о романе Пересильд и Абрамовича
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео