Ещё

Парадоксы украинской демократии: 73%, весящие меньше «улицы» 

Парадоксы украинской демократии: 73%, весящие меньше «улицы»
Фото: Украина.ру
В упрощенном толковании демократией следует считать общественно-политическое и государственное устройство, в котором решение после квалифицированного обсуждения проблемы с участием всех желающих и всех заинтересованных сторон принимает большинство. Меньшинство при этом принимает волю большинства, подчиняется ей, подключаясь по мере сил к ее претворению в жизнь и сохраняя за собой право на реванш в ходе последующих дискуссий. Еще одна не менее важная и значимая особенность демократии состоит в том, что любой субъект, обнаруживший, что его интересы тем или иным образом нарушены, имеет право защитить и отстоять их в судебном порядке.
Для современной воля большинства давно превратилась в совершеннейшую абстракцию. Даже когда она проявляется со всей ясностью, вносить коррективы в государственную политику в соответствии с ней органы власти не спешат. Взявшее в свои руки власть в 2014 г. меньшинство, как правило, так и продолжает править бал, несмотря на поражение на президентских и парламентских выборах 2019 г. Поражение сокрушительное, не оставляющее ни малейших сомнений в характере настроений и ожиданий большинства избирателей. Победители уже взялись за теоретическое обоснование целесообразности диктата «правильного» меньшинства, призванного вести за собой пассивное «неправильное» большинство, норовящее свернуть не туда.
Что же касается украинских судов и судебной системы в целом, то ситуация тут запутанная. Эта ветвь власти при президенте была, вроде бы, реформирована по европейским образцам и лекалам. Однако показать свой качественно новый облик и уровень на деле ни судьям, ни судам так и не удалось. Судебная реформа на деле обернулась тем же, чем остальные реформы последних лет: ломкой привычного уклада, внесением сумятицы, снижением качества работы.
Повод в очередной раз задуматься над парадоксами украинской демократии дали три эпизода, удивительным образом совпавшие по времени и месту их протекания. Речь идет о заседании суда по избранию меры пресечения Сергею Стерненко в Шевченковском районном суде , акции протеста сторонников «партии Шария» под стенами Офиса президента, а также заседании Печерского суда столицы по избранию меры пресечения для Порошенко по одному из возбужденных против него дел. Все три события отличались повышенным градусом нервозности, все три сопровождались разного рода эксцессами, как из числа тех, к которым Украина и украинцы уже успели привыкнуть, так и такими, которые прежде в наших краях еще не встречались.
Случай Стерненко и его уголовного дела имеет длинную историю. За годы, минувшие после совершения им тяжкого преступления, она успела обрасти множеством коннотаций, выйдя за рамки криминального наполнения и поднявшись до уровня одного из наиболее резонансных политических «кейсов». Не лишенного к тому же символического звучания в контексте дискуссии по поводу вечной для Украины проблемы: «писан ли закон только для „чужих“, или для своих — тоже?».
В то, что дело об убийстве Стерненко политического оппонента будет, несмотря на мощное противодействие опекающего его лобби, доведено до суда, в Украине, думаю, продолжали верить только самые отчаянные исторические оптимисты. Тем не менее, это случилось. Убийца предстал перед судом, ему избрана, пусть крайне мягкая, учитывая тяжесть преступления, мера пресечения. Такое развитие событий стало результатом усилий разных субъектов и стечения сразу нескольких обстоятельств.
Особая роль тут, безусловно, принадлежит и его «команде». Именно он обеспечил последовательное сопровождение дела Стерненко, не позволив заинтересованным сторонам спустить его на тормозах. Именно он троллил власть, называя ее представителей за бездействие в расследовании одесского убийства «позорными мордами». Именно он вскрыл причастность и  к сокрытию резонансных убийств, к сращиванию с бандами радикалов. Портнов уже не один раз в течение последних месяцев демонстрировал эффективность своей юридической деятельности по обузданию беспредела радикалов и защите их жертв. Избрание меры пресечения Стерненко — это его очередной успех.
Сам Стерненко, назвав суд по его делу «судилищем», пообещал после вынесения приговора обратиться в . Заявление прозвучало вполне в духе «майдана», который, как кое-кто еще помнит, а кое-кто успел и подзабыть, торил украинцам дорогу в Европу. Но это только по форме. Если говорить по сути, то обращаться в ЕСПЧ Стерненко вряд ли станет, искать ему там совершенно нечего. Если вывести за скобки политику и политически мотивированное стремление обойти закон ради спасения «своего», то в его деле все еще более ясно и прозрачно, чем в деле , осужденного итальянским судом.
Митинг сторонников под офисом президента не привлек бы повышенного внимания, если бы не два обстоятельства, выводящие его за рамки украинской политической обыденности. Первое — его организовала и провела партия, до этого существовавшая исключительно в виртуальном пространстве. Второе — после мероприятия произошли столкновения между его участниками и их противниками из числа радикальных патриотов, продолжающих прочно удерживать контроль над «улицей», установленный после «майдана». В том, что они произошли, для Украины нет ничего удивительного. Удивительно то, что радикальные патриоты не получили, как обычно, в их ходе заметного преимущества.
Те, кто поспешил объявить, что люди Шария, мол, перехватили «улицу» у радикалов, явно поторопились. Нет, не перехватили, и до такого перехвата еще очень далеко. Однако определенный шаг в этом направлении сделан, толчок к тому, чтобы события стали развиваться именно в таком русле дан. Да и поведение полиции, обеспечивавшей порядок на мероприятии, свидетельствует, что ситуация на «улице» начинает меняться не в пользу радикальных патриотов.
Митинг сторонников Порошенко был организован в лучших традициях «майданных» импрез, по которым успела заскучать часть патриотических настроенной публики. Тут скандировали речевки, пели, размахивали «креативными» плакатами и транспарантами, на одном из которых изображенный в профиль Петр Алексеевич в упор глядел на профили двух Владимиров: Путина и… Зеленского.
Ничего ни нового, ни необычного «майданные» постановщики не предложили. Все как обычно: истерика по форме, фальшь и ложь по содержанию. Ну, может быть, сам Порошенко во время произнесения им речи в привычном для него стиле выглядел более цинично, чем всегда, принимая во внимание постигшее его накануне горе: смерть отца. Удивила депутат из фракции Порошенко София Федина, произнеся часть выступления на плохом английском. Зачем? Вопрос риторический. Под конец участники продемонстрировали с импровизированной трибуны шину, намекая на готовность повторить дымовую завесу «майдана». Тоже красиво.
Тем временем, пусть в режиме видеоконференции, но состоялась встреча на высшем уровне стран-членов и шести постсоветских стран, участвующих в программе «Восточное партнерство». В ее ходе определили приоритеты развития программы. Председатель Урсула фон дер Ляйен заявила, что в фокусе будет соблюдение демократических ценностей в странах «Восточного партнерства». «Качественное государственное управление, демократические институты, права человека, гендерное равенство, верховенство права — этого требуют все граждане, и это важные ценности для ЕС», — отметила она. Глава , со своей стороны, заявил, что «лидеры высказали политическую волю продолжать строить общее пространство демократии, процветания и стабильности, основанное на уважении международного права».
Демократия, ценности, верховенство права… На фоне того, что творилось 17-18 июня в Киеве, эти слова и заявления высокопоставленных европейских чиновников звучат, как чистой воды насмешка, очередная красивая сказка, которую украинцы продолжают оплачивать слезами, страхами, кровью.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео