Ещё

Политтехнолог Шпир: В Польше прекрасно осознают возможности западно-украинцев раскачивать любую лодку 

Политтехнолог Шпир: В Польше прекрасно осознают возможности западно-украинцев раскачивать любую лодку
Фото: Украина.ру
— Михаил, на днях президент подписал новую Стратегию национальной безопасности, в которой названа главной угрозой. Польский политолог в интервью Украина.ру заявил, что польские политики специально выступают с антироссийскими заявлениями, поскольку боятся потерять власть, а также потому, что без борьбы с Россией у Польши не будет национальной идеи. Согласны ли вы с этим?
— Конечно. Несмотря на мифологизацию Польши (особенно среди «евроукраинцев») как страны с невероятным экономическим ростом, её реальное влияние в мире и даже в Европе ничтожно. Украинцы хорошо помнят, как в начале девяностых польские фарцовщики приезжали на , чтобы заработать на жизнь. В это сложно поверить, но ведь действительно было время, когда украинцы жили лучше поляков.
Но уже в 2004 году все кардинально изменилось. Пока Украина на первом Майдане теряла остатки суверенитета и конкурентной промышленности (цены на традиционные продукты экспорта тогда росли), Польша вступила в . Ей крупно повезло стать частью европейской семьи в последние сытые годы, когда ЕС смог реализовать множество инфраструктурных проектов и социальных программ на астрономические суммы — более 100 млрд евро. Результат — лучшие дороги, чем в , промышленные и логистические кластеры в районе Щецина, новые аэропорты и поезда. Это всё создало видимость какого-то великого государства с быстрорастущей экономикой.
Но не стоит обманывать себя и принимать случайный успех, основанный на последних крупных вливаниях из , за системные экономические победы Польши. Польские политики могут пытаться симулировать большую геополитическую игру, но даже не видел эту страну влиятельной фигурой на большой шахматной доске. Оппонировать России — это тренд современности и хорошая мина при плохой игре. Украинцы ведь тоже везде твердят, что защищают весь цивилизованный мир от Мордора, хотя на практике проиграли бывшим украинским же шахтерам и трактористам все заметные боестолкновения на Донбассе.
— Раньше ходил анекдот о том, что «польский слон — лучший друг русского слона». Нынешняя Стратегия национальной безопасности Польши похожа на перевод с английского заявлений американских политиков и военных, то есть «польский слон» (хотя тут скорее напрашивается слово «моська»), выбрал себе нового друга. А в  не боятся, что в случае реального конфликта поведут себя с поляками точно так же, как с курдами в ?
— Не боятся, потому что сами не верят в такой сценарий. Рискну высказать непопулярное мнение, но Россия — достаточно миролюбивая страна, и никто всерьез не может представить настоящий военный конфликт в Европе, инициированный РФ.
Ведь даже на Украине «русский слон» ведет себя максимально сдержанно. Крым забрали без единого выстрела, на Донбассе вмешивались лишь в самых критических моментах. И то не использовали свое современное вооружение, которое могло бы существенно повлиять на расстановку сил. Ведь в базе данных есть все нужные цели, выпустить ракеты по ним, не переходя границу, — вопрос технический. Но этого никто не делает.
Мне кажется, российская элита давно приняла на вооружение спокойную и компромиссную политику «защиты русских людей на Украине»: эвакуировать всех желающих посредством раздачи гражданства и обеспечения спокойной жизни на территории РФ. Это законно, безопасно, дёшево и стратегически продуманно. Других реальных угроз от РФ я пока не вижу.
— В упомянутом интервью Якуб Корейба много говорит об истории отношений Польши и России. В частности, он утверждает, что польские фобии и стереотипы создала сама Российская империя, приняв участие в разделе Речи Посполитой в XVIII веке. Однако в Польше не любят вспоминать, что их страна также принимала участие в разделах соседей, и речь не только о Руси в далёком XIV веке, но и о событиях ХХ века — захват Западной Украины и Западной Белоруссии в 1920-м, раздел Чехии в 1938-м…
— Это были такие «буремні часи», когда карта Европы перекраивалась многократно, и Польша здесь не уникальна. Простые люди вообще не понимали, под какой юрисдикцией находятся в конкретный момент. Даже по завершении Второй мировой войны на Западной Украине продолжались стычки подразделений УПА* со спецотрядами Советской армии. Мой дедушка, например, прошел всю войну с первого до последнего дня, а потом ещё четыре года занимался зачисткой пособников нацистов в украинских Карпатах. Я уверен, что воины УПА* просто не понимали геополитической раскладки и зафиксированных границ Советского Союза.
— Пан Корейба называет себя «потомком кресовых помещиков», но при этом не упоминает о том, какое место занимает тема Восточных Кресов Речи Посполитой (нынешних западных земель Украины и Белоруссии) в политике официальной Варшавы — внешней и внутренней. Следует ли восточным соседям Польши опасаться польской экспансии вообще и территориальных претензий в частности?
— Думаю, не стоит опасаться пока. Хотя во Львовском горсовете много депутатов имеют второй польский паспорт и готовы в нужный момент голосовать по «крымскому сценарию», я пока оцениваю такой сценарий как маловероятный.
Польша — мононациональная и моноконфессиональная страна. Там прекрасно осознают возможности «запукров» раскачивать любую лодку. Польше выгодно иметь свой пояс влияния на Украине, но никто не решится перекраивать реальные границы ЕС и кого-то присоединять. Можно выдохнуть.
— В новой Стратегии нацбезопасности Польши Украина названа в ряду стран, которых Варшава будет поддерживать на их пути в  и ЕС, две другие — это Молдавия и Грузия, с которыми Польша вообще не граничит. Киев действительно опустился в ряду польских приоритетов до уровня Кишинёва и Тбилиси или это следствие того, что всех восточных соседей в Варшаве рассматривают через призму своих русофобских настроений?
— А кого им еще поддерживать? Понятно, что номинально позиция Польши будет проявляться в поддержке украинского курса на ЕС и НАТО. Но истинные цели сугубо эгоистические (и это нормально): Польша обеспечивает себе возможность поживиться остатками украинского пирога — рынком сбыта в сорокамиллионной стране, дешевой и лояльной рабочей силой, украинскими женщинами, наконец.
— С одной стороны, нынешний «начальник Польши», председатель правящей неоднократно заявлял, что «Украина с Бендерой и Шухевичем в Европу не войдёт». С другой — в Варшаве закрывают глаза на героизацию украинскими властями нацистских коллаборантов, в том числе виновных в убийстве мирных поляков. Если в качестве рецепта польско-российского примирения Корейба предлагает позволить Польше «прожить спокойно сто лет», то что могло бы привести к реальному, а не декларативному, польско-украинскому примирению?
— Лично мне хотелось бы, чтобы на Украине закончилась нездоровая вакханалия с героизацией нацизма и бандеровского отребья. Для этого надо упрятать по тюрьмам и психушкам «героев» последнего Майдана, которые почему-то возомнили себя великими вершителями судеб. Я полагаю, что это не такой уже фантастический сценарий. С приходом Трампа изменилась внешняя политика США, необходимость поддерживать такие деструктивные группировки по всему миру уменьшается с каждым годом.
Ни на Украине, ни в Польше, ни в России нет задачи эскалации конфликтов на своих территориях. Я верю, что нормальные люди и здравый смысл победит. У нас у всех одна задача — гармонично развиваться, обмениваться товарами и услугами, зарабатывать на этом обмене и жить счастливо. Ведь на длинной дистанции добро всегда побеждает, а мудаки — проигрывают.
* Деятельность организации с таким названием запрещена в РФ
Видео дня. В Сети возмутились кроссовками Киркорова за миллион рублей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео