Ещё

Фесенко: В каждом резонансном уголовном деле в Украине — своя логика 

Фесенко: В каждом резонансном уголовном деле в Украине — своя логика
Фото: Украина.ру
Недавно назначенный генеральный прокурор Ирина Венедиктова пообещала, что радикалу Сергею Стерненко «в любом случае» объявят подозрение: или в убийстве, или в убийстве при превышении пределов необходимой самообороны.
Также Венедиктова отметила, что это дело для нее «резонансное». А на прошлой неделе известный юрист анонсировал арест Стерненко.
— Владимир, с приходом Венедиктовой на пост генпрокурора связывали надежды на громкие «посадки» — топ-коррупционеров, расследование громких дел. Как вы считаете, есть ли на это политическая воля у властей? И может ли дело Стерненко стать первым в этом ряду?
— Я отмечу, что есть гораздо более резонансные дела, в частности, это дело о массовых убийствах активистов на майдане. Есть несколько приговоров в отношении сотрудников силовых структур, но точка не поставлена.
Гораздо больший, нежели дело Стерненко, резонанс в украинском обществе имеет дело об убийстве Катерины Гандзюк. И вот тут очень серьезные претензии к Венедиктовой, потому что с ее приходом дело передали другим следователям, и возникли вопросы: а будет ли это дело доведено до конца?
Поэтому когда мы говорим о новой главе и новом руководстве ведомства — там поменялись и заместители, — то надо в качестве критерия использовать не только дело Стерненко, которое, на мой взгляд, не самое резонансное и показательное, а целую совокупность резонансных дел, которые привлекают большое внимание общественности гораздо более, чем дело Стерненко.
Что касается политической воли, то, на мой взгляд, судя по заявлениям президента, политическая воля на активизацию работы Генпрокуратуры и других силовых ведомств, несомненно, есть.
Именно по этой причине президент в начале марта инициировал отчеты руководителей в , и была проведена замена руководства прокуратуры. Хотя это было связано и со сложной ситуацией в Генпрокуратуре, и с некоторыми другими факторами.
Поэтому, на мой взгляд, у руководства страны такая политическая воля есть. Но насколько эффективно и политически непредвзято будет работать госпожа Венедиктова, покажет только время.
Но еще раз подчеркну, критерий здесь не дело Стерненко, оно не является самым резонансным, самые резонансные другие дела.
— Венедиктову также называли чуть ли не врагом Порошенко, поскольку она обвиняла прежнего генпрокурора Рябошапку в блокировании дел, где фигурировал 5-й президент. Но «Европейская солидарность» дала голоса за закон о рынке земли и может помочь голосами при принятии закона о запрете возврата банков. На ваш взгляд, теперь Порошенко в безопасности?
— Нет, я придерживаюсь иной точки зрения. Однако не все так просто — я противник упрощений.
Что касается голосов. Фракция Порошенко проголосовала всего только по двум законопроектам вместе со «Слугой народа».
Из этого некоторые наблюдатели делали вывод, что у «Слуги народа» есть уже альянс с партией Порошенко, и что уже договорились в том числе и о закрытии дел против Порошенко.
Я напомню — и это легко проверить — по всем другим вопросам, включая кадровые, партия Порошенко не голосовала либо голосовала против.
И по бюджету, по кадровым вопросам — по абсолютному большинству вопросов 30 марта партия Порошенко голосовала совсем иначе, чем «Слуга народа».
Могу вам сказать, это тоже небольшой секрет, что, например, по вопросам экономической повестки давно есть сотрудничество с фракцией «Голос». По Донбассу — нет, там позиции различаются, а по экономической политике «Голос» очень часто голосует вместе со «Слугой народа».
Точно так же по земельной реформе и по ряду других вопросов группа «Доверие» поддерживает «Слугу народа».
Поэтому не надо упрощать, сами по себе голосования ни о чем не говорят, потому что здесь работают интересы, а не какие-то тайные договоренности, хотя и это тоже бывает по практике парламентаризма, и не только у нас, но и в других странах.
За назначение министра Степанова проголосовала почти половина фракции ОПЗЖ. Но мы же не делаем выводы о коалиции «Слуги народа» с ОПЗЖ, хотя у Порошенко часто об этом говорят.
Поэтому я противник таких манипулятивных предположений, манипулятивных теорий, тем более если они не подтверждаются реальной практикой.
Так вот, по двум этим законопроектам банально есть единство интересов: фракции Порошенко, фракции «Голоса» и «Слуги народа» заинтересованы сейчас в возобновлении сотрудничества с , это первая причина, почему проголосовали.
Вторая причина связана с тем, что идеологически и фракция , и фракция «Голос» всегда, подчеркиваю, поддерживали открытие рынка земли. Порошенко даже пытался это сделать, но побоялся, да и голосов у него не было.
Но они поддерживали всегда создание рынка земли, в отличие от Тимошенко.
Кстати, ОПЗЖ в свое время поддерживали рынок земли, Медведчук был инициатором земельной реформы еще при Кучме.
А сейчас из сугубо конъюнктурных причин они против, хотя сами являются игроками на этом рынке — не все, часть из них.
Третья причина — Петр Порошенко сам лично заинтересован в создании рынка земли. Поэтому главная причина — экономические и политические интересы Порошенко, его идеологическая позиция, в том числе и перед западными партнерами.
Западные партнеры не поняли бы, если бы Петр Порошенко проголосовал против рынка земли. Это снизило бы уровень доверия к нему.
Что касается договоренностей по делам против Порошенко, мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть эти предположения. Правда ли это, покажет время.
По поводу конфликта Венедиктовой и Рябошапки по делу Порошенко, то абсолютное большинство серьезных юристов согласны с Рябошапкой: процессуально подозрение, которое выдвинула Венедиктова, не было обосновано, и это подозрение очень быстро развалилось бы в судах.
— Венедиктова высказалась и о деле : сообщила, что через 2 месяца «мы увидим какой-то результат». А что, разве проведенное ранее следствие не дало результаты? Или это не те результаты, которых ждет общество? Способна ли обновленная Генпрокуратура вообще противостоять националистам и радикалам, убившим не одного Шеремета?
— Ну подождите. Давайте не делать выводов до завершения расследования. Националисты, радикалы, которые убили. Точно никто не знает, кто убил Павла Шеремета и почему. Никто не знает. Вот я бы здесь был очень осторожным.
Те подозрения, которые были предъявлены полицией, многими, я бы даже сказал большинством наблюдателей воспринимаются очень неоднозначно. Весомых доказательств причастности этих людей и по сей день нет.
Такова, к сожалению, реальность. Нет весомых доказательств. Записи на пленках скорее говорят об их радикализме, об их неоднозначных взглядах, но реальных доказательств пока нет. Именно поэтому следствие до сих пор не завершено.
И еще один важный момент, процессуальный, который надо иметь в виду. Следствие ведет не прокуратура. У нас после реформы прокуратуры, как и в России, прокуратура не занимается следствием.
Следствие ведут другие органы, в данном случае ведет полиция. Я не знаю, привлекают ли государственное бюро расследования, но ведет полиция расследование по этому делу.
А прокуратура лишь осуществляет процессуальный надзор. Развитие следствия зависит не от прокуратуры.
И я вам скажу свой прогноз, сугубо субъективный. Скорее всего убедительных доказательств причастности подозреваемых лиц к смерти Павла Шеремета не удастся найти, судя по тому, как развивается следствие.
Не потому, что такая моя точка зрения. Объективно, с учетом того, как это происходило, сколько времени прошло после убийства, сейчас крайне сложно, а может быть, и невозможно найти надежные, очень убедительные доказательства.
Поэтому здесь я скорее скептик. И дело не в том, кто у нас генпрокурор и какие его политические взгляды. Проблема просто в наличии или отсутствии убедительных доказательств.
— Есть ли перспектива расследования самых громких уголовных дел: расстрелов на Майдане, второго мая в Одессе, заказных убийств, прежде всего Олеся Бузины?
— Дело Бузины давно в суде.
— Но ведь его рассмотрение затягивается, приговора до сих пор нет.
— Так у нас затягиваются многие дела. К сожалению, украинская судебная система работает не очень быстро. Что касается дела Олеся Бузины, то я не слежу за ним.
Но у нас карантин еще, одна из причин, которая может затягивать, это карантин. Требования достаточно жесткие, думаю, многие процессуальные действия просто отложены по объективным причинам.
Но часто затягивают и следствие, и особенно судебные дела адвокаты. Расследование дела Бузины давно завершено, дело в суде, но сам судебный процесс адвокаты могут затягивать.
Для примера, так пытались затягивать судебный процесс по Януковичу его адвокаты. То же самое примерно происходит по делу Бузины.
— Ну а что касается остальных резонансных дел? Тот же расстрел на Майдане, Гандзюк, второе мая?
— Везде своя ситуация, тут нельзя обобщать. Это было бы или упрощением, или манипуляцией сознательной, когда то или иное дело выводится на первый план.
Например, по делу Гандзюк. Дело вышло на финишную прямую. Об этом говорит бывший замгенпрокурора Трепак. Нашли человека, который, судя по всему, курировал тех людей, которые напали на Гандзюк.
Они давно задержаны, предъявлены обвинения — исполнители давно на скамье подсудимых.
По организаторам есть проблема. Одного из них нашли в Болгарии и экстрадировали его. Представители прежнего руководства Генпрокуратуры этим занимались.
Теперь Трепак обвиняет Венедиктову, что она может развалить это дело. Посмотрим. Тут одна ситуация — дело на финишной прямой, но есть риски.
Что касается дела Стерненко, я не понимаю, почему оно оказалось для Венедиктовой одним из главных приоритетов. Это вызывает у многих недоумение, потому что дело никогда не было одним из самых резонансных.
Я думаю, это моя субъективная точка зрения, тут действительно Венедиктова права, должна быть квалификация «превышение пределов самообороны».
Потому что, напомню, нападали на Стерненко. Не он нападал, а на него нападали. И там в Одессе очень сложная ситуация, обе стороны и второго мая, и после второго мая постоянно прибегают к криминальным методам борьбы друг с другом.
Вот в чем беда, и с этим надо как-то закончить. И поэтому правоохранительные органы должны там навести порядок и применить жесткие меры по отношению и к пророссийским радикалам и к националистам на противоположном фланге.
Потому что обе стороны, к сожалению, используют там криминальные методы. Но это моя субъективная точка зрения. Пока сложно оценивать процессуально, в каком это состоянии, посмотрим.
Так что везде своя ситуация. По делу о Майдане была критика в адрес Рябошапки, и там была проблема с передачей этого дела в ГБР. Тем более дело очень большое.
По отдельным исполнителям там даже есть судебные приговоры. Часть исполнителей сбежала в Россию при попустительстве судов, и это произошло при Порошенко — вот такой парадокс.
Поэтому не все так однозначно, поэтому я не приводил бы к какому-то единому знаменателю ситуацию по всем этим делам. В каждом случае, к сожалению, и своя логика, и свои отдельные проблемы.
Видео дня. Билан, Басков и Тодоренко получат деньги от государства
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео