Ещё

Россия-Украина: почему компромисса в Мюнхене не получилось 

Россия-Украина: почему компромисса в Мюнхене не получилось
Фото: ИноСМИ
Украинская делегация из-за доклада «12 шагов к большей безопасности для  и евроатлантического региона» обвинила в попытке нового «мюнхенского сговора» (по аналогии с известным документом 1938-го года, давшего Гитлеру зеленый свет для оккупации Чехословакии). А Европу при этом украинские политики заподозрили в том, что она с подачи «сдает» Донбасс и Украину в целом. Просить о помощи украинской стороне в этих условиях пришлось Вашингтон. В итоге, хотя главной темой конференции по безопасности, проходившей в столице 14-16 февраля, был объявлен кризис идентичности Запада и утрата им своего влияния на мировую политику, чаще всего на форуме и в его кулуарах звучали слова «Китай» и «Россия». Последняя упоминалась в привязке к теме антироссийских санкций и как раз в связи с Украиной. Об этом мы и поговорим подробнее.
Смысл «шагов к миру»
Что же такого «скандального» содержал аналитический доклад «Двенадцать шагов к большей безопасности в Украине и Евроатлантическом регионе», текст которого появился на официальном сайте конференции в день ее открытия, 14 февраля? Автором доклада стала Группа лидеров по вопросам евро-атлантической безопасности («Euro-Atlantic Security Leadership Group»). Документ подписали ряд высокопоставленных американских и британских военных в отставке, а также европейских, российских и американских политиков и экспертов, в том числе бывший министр обороны , бывший министр иностранных дел РФ , президент Фонда Карнеги Уильям Бернс, бывший главком объединёнными вооруженными силами в Европе Филипп Марк Бридлав, глава Мюнхенской конференции , а также трое украинских экспертов.
В докладе был предложен ряд шагов по урегулированию конфликта в Донбассе, в том числе: поиск пропавших без вести, разминирование, создание в рамках «нормандского формата» группы по диалогу в военной сфере, разработка плана реконструкции Донбасса с участием и России, восстановление работы Совместного центра по контролю координации режима прекращения огня. Кроме этих вполне безобидных тактических инициатив, было ещё несколько предложений стратегического характера: перевод переговоров по прекращению огня в Донбассе в рамки «нормандского формата», возобновление сотрудничества ЕС и РФ по ряду вопросов, создание «дорожной карты» с целью «изменения ситуации» с антироссийскими санкциями. Документом предусматривался «пряник» для России: частичная отмена антироссийских санкций после частичного выполнения Минских соглашений. В то время как официальная позиция Евросоюза — «утром деньги, вечером стулья», то есть санкции в обмен на полностью реализованный «пакет» Минских соглашений. В котором Запад, напомним, всегда делает акцент на пункте о восстановлении украинскими пограничниками контроля над госграницей на всей территории конфликта до его полного всеобъемлющего политического урегулирования.
Кто против?
Документ вызвал резко негативную реакцию украинской делегации, участники которой посчитали, что фактически в докладе идет речь о возобновлении диалога и сотрудничества между ЕС и Россией — при полном игнорировании претензий Украины по Донбассу и . Участвовавший в конференции в качестве лидера украинской партии «Европейская солидарность» бывший президент Украины поспешил заявить, что этот документ является «планом Кремля». Вот как он высказался: «Мир на российских условиях. А для Украины такой план — капитуляция. Этот план — выведение России из-под санкционного режима». С целью «не допустить предательства» украинская делегация с подачи Порошенко немедленно мобилизовала свои контакты среди европейских и американских политиков, в первую очередь в Атлантическом Совете (Atlantic Council).
Напомним, Атлантический Совет — влиятельный американский аналитический центр, основанный при НАТО в 1961 году для обсуждения политических, финансовых и прочих вопросов политиками и бизнесменами по обе стороны Атлантики. Штаб-квартира организации располагается в Вашингтоне, в настоящий момент совет возглавляет бывший посол в России . Участники этого форума дают рекомендации администрации Белого дома по вопросам внешней политики и взаимоотношениям со странами Европы и Россией. Так, в 2018 году экспертами Совета было рекомендовано правительству США усилить санкционное давление на Россию, а также более эффективно «отслеживать российские пропагандистские СМИ» при содействии , и других правительственные агентств. В июле прошлого года признала Атлантический Совет «нежелательной организацией».
Но вернемся к скандалу в . В тот же день на сайте Атлантического Совета появилось контр-заявление, подписанное двадцатью шестью политиками и экспертами, среди которых в основном хорошо известные в России имена: бывший заместитель госсекретаря США и посол в НАТО , бывший посол США в РФ и заместитель генсека НАТО , бывший посол США в России , несколько бывших послов Соединенных Штатов в Украине и др. Подписанты этого заявления отметили, что, хотя большинство предложенных в «Двенадцати шагах» инициатив носят конструктивный характер и действительно «могут быть полезны в урегулировании конфликта в Донбассе», пара из них являются калькой «предложений Кремля». Какие же?
Буквы оказались не те Прежде всего, у Атлантического Совета были претензии и к формулировкам в документе: дипломатов особенно возмутило совпадающее с российской позицией упоминание «карательных операций» в Донбассе. Ну и, конечно, весь документ, с точки зрения Атлантического Совета, делают неприемлемым «неправильные формулировки» в его начале, которые не возлагают ответственность за «развязывание войны в Донбассе на Россию».
В первых предложениях «Двенадцати шагов» речь идёт о «конфликте в Украине и связанным с ним всплеском насилия». По мнению авторов контр-заявления, таким образом Москва (судя по всему, руками подписавших документ Ишингера и Бридлава) снимает с себя всякую ответственность за происходящее. «Это описание извращает истинные проблемы и делает нахождение решения невозможным», — сказано в заявлении Атлантического Совета. В нем также обозначено, что без вмешательства России «не было бы никакого „конфликта внутри и вокруг Украины“. По сути, критики „Двенадцати шагов“ отвергают любые формулировки, кроме определяющих Россию как страну-агрессора.
Идею постепенного ослабления антироссийских санкций эксперты Атлантического Совета также посчитали контрпродуктивной — как „подрывающую позицию“ Евросоюза. Которая как раз заключается в том, что для отмены санкций должны быть реализованы все пункты Минских соглашений. (Тот факт, что украинской стороной вопреки Минским соглашениям все эти годы сохранялась блокада Донбасса и не были выполнены пункты об особом конституционном статусе для его территорий и амнистии для активистов ДНР и ЛНР, авторы контр-заявления Атлантического Совета просто опустили.)
Украины сделал официальное заявление, согласно которому документ „Двенадцать шагов“ содержит тезисы, не являющиеся „официальной позицией украинского государства“. А также не являющиеся официальной позицией Мюнхенской конференции, а лишь частной инициативой ряда политиков и экспертов. И поэтому доклад не может рассматриваться в качестве основы для переговорного процесса по урегулированию ситуации в Донбассе.
Доклад снят — забудьте?
В итоге под давлением критики доклад „Двенадцать шагов“ был снят с официального сайта Мюнхенской конференции. Он вернулся на этот сайт только 16 февраля, в последний день работы форума. Депутат партии „Европейская солидарность“ эмоционально высказался на своей странице в Фейсбуке: „Мы благодарны всем нашим международным друзьям, которые последовательно занимают проукраинскую позицию на всех международных площадках“. Пресс-секретарь Петра Порошенко заявил следующее: „Мюнхенская конференция едва не стала местом „мюнхенского сговора“ против Украины“. Порошенко, хотя и не критиковал прямо нового украинского президента в своих многочисленных интервью на полях конференции, не обошелся без прозрачных намеков на то, что Киеву стоит более жестко и открыто отстаивать свою позицию, избегая размытых и осторожных формулировок из боязни „вызвать раздражение “.
Одной только критикой в отношении авторов плана мирного урегулирования не обошлось. 17 февраля за свое участие в разработке плана „Двенадцать шагов к большей безопасности в Украине и евроатлантическом регионе“ председатель Мюнхенской конференции Вольфганг Ишингер был внесен украинским сайтом „Миротворец“ в базу врагов Украины с формулировкой „за покушение на суверенитет и территориальную целостность Украины, участие в пропагандистских мероприятиях России против Украины“. Напомним, что МИД Германии еще в 2018 году потребовал от Киева прекратить деятельность этого портала, после того как в его список был включен экс-канцлер ФРГ . Сам же Вольфганг Ишингер, новоиспеченный „враг Украины“, предпочел не драматизировать ситуацию. „Нет причины так возмущаться. Мы делаем много разных предложений и надеюсь, что время от времени мы делаем разумные предложения“, — примирительно сказал Ишингер. Эксперт отметил, что в рекомендациях авторов доклада могут быть „спорные вещи“, но это не делает их автоматически пророссийскими.
Украина в „мюнхенской“ повестке дня Тем временем, пока украинское руководство отвергает даже такие „центристские“ предложения по мирному урегулированию, внимание к теме Украины и ее внутреннего конфликта и в Европе, и в США постепенно снижается. Начинает чувствоваться „усталость“ от затяжного конфликта в условиях отсутствия „прорывных“ решений.
В этом году украинская делегация осталась разочарована недостаточным, по ее мнению, вниманием к проблемам Донбасса и Крыма, а также снижением интереса к ситуации вокруг Украины в целом. Президент Зеленский заметил, что огорчен тем, что в традиционно публикуемом перед началом конференции ежегодном докладе по основным вызовам безопасности Украина была упомянута „всего“ восемь раз. Для сравнения, в прошлом году Украина упоминалась в этом документе тридцать пять раз, в 2018 году — двенадцать. Недовольны остались украинские политики и эксперты и тем, что конфликт в Донбассе авторы доклада поместили на последнее место в рейтинге десяти наиболее значимых конфликтов в текущем году. Владимир Зеленский заметил, что „все рано начали успокаиваться“. В этом кроется опасная, с его точки зрения, тенденция, поскольку такие серьезные проблемы „не должны терять свою актуальность, пока не будут решены полностью“. Зеленский также подчеркнул, что речь должна идти не о „войне в Украине“, а о „войне в Европе“, и что Украина должна восстановить свою территориальную целостность, вернув в свой состав не только Донбасс, но и Крым.
Президент Украины озвучил инициативу о разведении сил вдоль линии разграничения в Донбассе по „секторальному принципу“. При этом предполагается, что переход от одного сектора к другому будет осуществляться только после того, как миссия подтвердит отсутствие в нем войск и военной техники. Зеленский пообещал ознакомить в ближайшее время со своей идеей лидеров „нормандской четверки“. Однако эта инициатива не вписывается в рамки Минских соглашений, за соблюдение которых, причем пакетное, собственно, так ратуют и Германия, и Франция. И полное выполнение которых Россией рассматривается Евросоюзом как непременное условие для возможной отмены антироссийских санкций. Владимир Зеленский также заявил о своем желании провести выборы осенью этого года по всей территории Украины, включая „Донбасс, Луганскую область и Крым“. Этот тезис — уже точно для „внутреннего рынка“, поскольку ясно, что российская сторона на такие выборы никогда не согласится.
Чего же хочет Атлантический Совет?
Мюнхен — это прежде всего площадка для громких политических заявлений. Такая реакция со стороны американских дипломатов в ответ на просьбу украинских политиков была предсказуема — они крайне заинтересованы в том, чтобы документ „Двенадцать шагов к большей безопасности для Украины и евроатлантического региона“ не восприняли как поворот к „умиротворению“ в отношении России. Хотя весьма вероятно, что, если бы не столь бурная реакция украинской делегации, доклад и не привлек бы столько внимания. Плюс существует еще фактор Польши. Правительство которой демонстрирует непримиримую позицию по отношению к руководству России и периодическое недовольство европейскими партнерами, опираясь при этом на поддержку Вашингтона.
Министр иностранных дел Польши на брифинге в ходе Мюнхенской конференции заявил, что Россия представляет серьезную угрозу для интересов Запада. Он отметил, что польские власти категорически не разделяют мнение президента Франции о том, что антироссийские санкции не имели результата и нанесли вред самим европейцам. „Мы считаем, что санкции нужно сохранить. Мы считаем, что Россия представляет собой очень серьезную угрозу, что она серьезный игрок, действующий в ущерб интересам Запада, в ущерб демократии. Поэтому Европа и Евросоюз должны объединиться здесь с другими странами, прежде всего, с США“, — добавил глава польского МИД. Собственно, „польской“ моделью апеллирования к Вашингтону воспользовались и украинские политики. Выразил понимание польских страхов и президент Германии , когда говорил на конференции о необходимости нового, более конструктивного подхода Европы к России, основанного не только на критике. Штайнмайер подчеркнул, что новый подход не должен формироваться без участия и тем более за счет стран Центральной и Восточной Европы (Польши, Венгрии, стран Балтии и др.).
Европа: два подхода к России
До 75-летнего юбилея Победы, очевидно, будет только нарастать риторика польских властей и сторонников той позиции части западных элит, которая направлена на перенесение части вины за развязывание войны 1939-1945 гг. с нацистской Германии на СССР — а заодно и на Россию как правопреемницу Советского Союза. Ещё много будет сказано о якобы существующих „параллелях“ между концом 1930-х и 2014-м годом. Поэтому в краткосрочной перспективе ни о каком смягчении позиции Запада по отношению к России на таком эмоционально окрашенном фоне говорить не приходится.
Одновременно с этой риторикой будут усиливаться и центробежные тенденции внутри ЕС, „размывающие“ его единую позицию. Центробежные силы усилятся в связи с Брекситом и ослаблением роли Германии в европейских делах из-за предстоящего ухода Меркель и провала ее операции „Преемник“.
От того, кто именно наследует Меркель, во многом будет зависеть и политический профиль Европы. Той Европы, которой придется делать выбор, чью сторону принять по отношению к „возвращению“ в нее России.
Эта поляризация внутри ЕС обозначилась уже и в Мюнхене. Эммануэль Макрон озвучил на конференции своё мнение, и оно таково, что без России говорить о безопасности в Европе невозможно. Франция, оставшаяся единственной ядерной державой в ЕС после Брексита, сейчас вполне прозрачно пытается перетянуть одеяло военного лидерства в Евросоюзе на себя. Макрон может позволить себе в определенной степени оппонировать американцам, тем более что он позиционирует себя как политический наследник де Голля. К тому же, в истории и вправду почти нет примеров того, чтобы санкции меняли ментальность руководства страны, против которой эти санкции направлены.
Однако для „старой“ и „новой“ Европы российская тема — это два совершенно разных сценария, два различных уровня угрозы. „Старая“ Европа (Франция, Италия, Германия), возмущаясь нарушением Россией правил игры, всерьез обеспокоена сохранением экономического сотрудничества с Россией. „Новички“ (в лице Польши, стран Балтии, Румынии и т.д.) прежде всего озабочены своей безопасностью. Ментальное наследие холодной войны и складывающаяся в этих странах культура памяти, „отягощенной“ соседством с Россией, продолжают оказывать влияние на их внешнюю политику. Хотя и в этом лагере часть политиков и экспертного сообщества исходят из того, что Россию нельзя исключать из переговорного процесса.
В Мюнхене антикитайская линия победила антироссийскую
Интересно, что на Мюнхенской конференции этого года в глаза бросалась откровенная антикитайская направленность американской делегации в Мюнхене — лейтмотивом практически всех выступлений ее участников стало предостережение европейцев от подключения к процессу создания инфраструктуры мобильной связи пятого поколения (5G) китайского гиганта Huawei. Антикитайская риторика — это, похоже, единственная сфера, в которой достигнут устойчивый консенсус между демократами и республиканцами. Будущее противостояние с Китаем в борьбе за глобальное лидерство — именно оно становится фундаментальным направлением внешнеполитической стратегии Соединенных Штатов. Остальное идет фоном. Не имея больше возможностей для того, чтобы быть глобальным лидером, США все равно остаются самым мощным игроком и намерены инвестировать все свои экономические, военные и политические ресурсы в сохранение статуса сверхдержавы.
Что в сухом остатке для российско-украинских отношений
Значение украинской темы в европейской и в целом в западной повестке дня снижается. Европа и США, безусловно, „устали“ от конфликта вокруг Украины — так это всегда происходит со всеми длительными конфликтами. Стирается острота восприятия, накапливаются политические и экономические издержки от конфликта, наступает моральная усталость. Америка сейчас полностью завязана на противостоянии с Китаем, остальные темы для неё сопутствующие. А Евросоюз, испытывающий напряжение от дезинтеграционных тенденций и проблемы беженцев, тоже устал решать нерешаемую задачу. Сейчас снова вспоминают слова канцлера-объединителя Германии , который в 2014 году сказал, что так называемая Восточная политика ЕС, „мягко говоря, не была идеальной, в том числе и в отношении Украины“. И что Евросоюзу „не хватило такта в отношениях с Россией; европейские политики и дипломаты не учли болезненность этой темы для неё“.
Предложенный экспертами план „Двенадцать шагов к большей безопасности для Украины и евроатлантического региона“ стал попыткой поиска новых рамочных условий для восстановления диалога ЕС с Россией. Без которого в принципе невозможно говорить о евроатлантической безопасности. Собственно, об этом и говорил глава Мюнхенской конференции Вольфганг Ишингер, подчеркивая, что Европа не должна отдаляться от России, а, напротив, должна усиливать диалог с ней. А Запад должен привлекать Россию к сотрудничеству и „держать двери открытыми“, поскольку нынешнее состояние „глобального отсутствия безопасности абсолютно неприемлемо“.
Разнонаправленные интересы
Европа, бесспорно, пытается способствовать примирению России и Украины. Интересно, что на последних переговорах в „нормандском формате“ в ноябре прошлого года в Париже тема Крыма не поднималась. Почему? В экспертных кругах существует версия, что об этом попросила Владимира Зеленского канцлер . Мотив канцлера — сделать так, чтобы переговоры с самого начала не зашли в тупик и стал возможен нормальный переговорный процесс. Но это не более чем разовая тактическая уловка в интересах дела. Пока что к реальному переговорному прорыву она не привела. Минские соглашения не работают, ситуация в Донбассе зашла в тупик, добиться прекращения огня сторонам не удаётся, поскольку у всех активных участников слишком разнонаправленные интересы.
Тем не менее, тлеющий конфликт в Донбассе нужно либо решать кардинально, либо переводить в статус замороженного, по аналогии с приднестровским. С апреля 2014 года жертвами конфликта в Донбассе стали уже более тринадцати тысяч человек, еще двадцать пять тысяч получили ранения. Чудовищные цифры!
Возможен и прорыв на другом направлении, помимо европейского, где Германия и Франция, как гаранты процесса мирного урегулирования в Донбассе, упирают на выполнение всех пунктов Минских соглашений. США, не являясь участниками „нормандского формата“, могут быть готовы к более широкому набору сделок. Тем более, что это отвечает „бизнес-стилю“ политики президента Трампа с его „сильными“ решениями.
У России же есть свои интересы и свои ограничения. Москва заинтересована в том, чтобы оставаться гарантом процесса мирного урегулирования, не превращаясь из посредника на переговорах в одну из „договаривающихся“ сторон. К чему ее всеми силами пытается подтолкнуть сейчас Украина, чтобы зафиксировать для Москвы статус „ответчика“ в конфликте. Минские соглашения Россию стороной конфликта не называют, и в этом смысле они выгодны для России. Проблема в том, что их выполнение на данном этапе зашло в тупик и выход из этой патовой ситуации пока не просматривается.
В итоге пока — тупик. И выход из него возможен только на основе компромиссов, попыткой нащупать которые и являлся текст о „двенадцати шагах“. В ходе своего выступления на конференции в Мюнхене министр иностранных дел России призвал перестать культивировать идею „российской угрозы“ и начать налаживать диалог по вопросам безопасности в Европе. Пожалуй, пока это единственный конструктивный вариант для движения вперед.
Видео дня. Прототип корабля Starship Илона Маска взорвался при испытаниях
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео