«Сваты»: Тайна воскрешения дедушки Юры, страхи Зеленского и заговор молчания 

«Сваты»: Тайна воскрешения дедушки Юры, страхи Зеленского и заговор молчания
Фото: Украина.ру
Многострадальная история «Сватов» — это классический пример того, как недобросовестная пресса создает новости из воздуха, нещадно эксплуатируя ресурсы слухов, намеков, догадок и прочих сомнительных источников информации. Однако трудно искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. Похоже, что проблема этого сериала вовсе не в том, кто, когда и как будет в нем сниматься.
Бедные «Сваты» стали костью в горле всей идеологической конструкции современной . Их судьба напрямую зависит от того, в какую сторону повернется флюгер украинской политики, который последние пять лет застыл в позе нимфы, панически испугавшейся самой себя.
Вернемся к радостной новости о дедушке Юре. Слух о возвращении в сериал немедленно оброс захватывающими подробностями. Избегая любой конкретики и не ссылаясь на источники (что, кстати, является очевидным признаком недобросовестности авторов), пресса сообщала, что седьмой сезон «Сватов» выйдет на экраны в 2020 году. Вроде как он будет представлять собой приквел, то есть рассказывать о событиях, предшествовавших первой серии сериала. Именно там и появится почивший было дедушка Юра — еще, правда, не дедушка, зато вполне живой.
Информация эта, конечно, радостная во всех отношениях, но уж больно сомнительная. Во-первых, пресса осторожно сообщает, что сам Анатолий Васильев понятия не имеет о грядущих съемках и вообще отказывается комментировать что бы то ни было, касающееся «Сватов». Во-вторых, позволю себе напомнить, что совсем недавно в таких же туманных и неопределенных выражениях пресса рассказывала о том, что седьмой сезон сериала уже снят на нейтральной территории и вот-вот должен выйти на экраны. Причем рассказывать он будет вовсе не о прошлом главных героев, а об их мечтах. Мы решили по возможности отделить зерна от плевел и разобраться, каково же в действительности настоящее и будущее сериала.
Чтобы понимать смысл происходящего, надо вернуться назад и разобраться в предыстории процесса.
Начиная с 2008 года украинское, российское и белорусское телевидение взорвал суперуспешный мини-сериал «Сваты». К 2013 году было снято уже 6 сезонов, каждый из которых имел головокружительный успех. Продюсером «Сватов» стал талантливый и бешено популярный актер, продюсер и режиссер . Начиная с середины нулевых, а именно с запуска телепроекта «Вечерний Киев», Зеленский и его команда «Квартал-95» стали визитной карточкой и символом финансового успеха украинского кинопроизводства.
Все проекты Владимира Александровича, от телешоу и корпоративов до кино и сериалов, сразу попадали в десятку — смешно, весело, неглупо и, главное, человечно. Секрет успеха был довольно прост — во всех без исключения затеях Зеленского участвовали звезды российского кино. , , ,  — это только несколько имен из десятков российских актеров, снимавшихся в проектах «Квартала-95». Тотальный интернационализм самого процесса кинопроизводства был заложен в базовую формулу успеха имени Зеленского. В проекте «Сваты», запущенном в 2008 году, доля участия украинцев и вовсе свелась к минимуму: из 29 актеров «Сватов» примерно 20 — это звезды российского театра и кино.
В 2014 году вопрос русско-украинского интернационализма подвергся существенному пересмотру. Став на сторону Майдана и отправив миллион долларов на поддержку АТО, Зеленский, видимо, не вполне понимал, какой ящик Пандоры открывает. Он, конечно, любил Украину, но в совместной работе с россиянами большой угрозы территориальной целостности родины искренне не видел. Где Донбасс, а где  — разумно рассуждал Зеленский. Шоу-бизнес — это рынок. А рынок, как известно, не имеет границ. В 2017 году доходчиво объяснила ему, что путать рынок и родину больше не получится. Тогда же Госкино Украины признало недействительными прокатные удостоверения «Сватов» и сериал исчез из программной сетки украинского телевидения.
Для Зеленского и Студии «Квартал-95» это был удар. За одну серию «Сватов» российские телеканалы платили до $200000, украинские — $100000. Всего серий 64. Это значит, что Зеленский заработал на сериале как минимум $20 млн, не считая дохода от белорусских каналов и интернет-показов. Естественно, что такая простая вещь, как суммы заработков, казались команде «Квартала» куда более убедительной, чем патриотические джунгли украинских наци.
Зеленский тогда делал глаза большими и детскими и утверждал, что «Сваты» это не про политику, а про любовь. Руководство «Квартала-95» горестно вопрошало: «За что?», напирая на то, что «Сваты» это национальный украинский продукт и повышает авторитет страны на международной культурной арене. Пиарщики выдвинули почти революционную для националистической Украины версию о том, что гонения на сериал призваны отвлечь внимание населения от проблем на Востоке страны и падения экономических показателей.
Владимир Зеленский тогда еще мог себе позволить такие идеологические эскапады — он находился по ту сторону баррикад и с наивностью простого гражданина отстаивал две вещи: здравый смысл и собственное право на заработок.
Дело с запретом «Сватов» осложнялось тем, что ни юристам, ни самим участникам сериала было не очень понятно, из каких правовых оснований на фильм наложен запрет. Инициатива исходила от СБУ, а эта всесильная организация не обязана озвучивать причины собственных решений. На резонный вопрос «А почему?» СБУ отвечает магическим «По кочану!».
Естественно, в такой ситуации оспорить нелюбовь спецслужбы к артистам , и  юридически было крайне сложно. Да, они пересекали границу , а Добронравов еще и высказывался за российскую принадлежность полуострова, но делали это не только они. Почему жертвой пали именно актеры «Сватов», было не совсем понятно. Механизм принятия решений в недрах СБУ оказался скрыт законодательным туманом. Но если нет ясных правовых оснований для запрета, значит, этот запрет практически невозможно оспорить в суде. Впрочем, и «Квартал-95» и телеканал «1+1» все же попытались.
Судебная тяжба тянулось два года, ровно до того момента, как весной 2019 года продюсер Зеленский нежданно-негаданно стал президентом Украины. Понятно, что теперь делать большие и детские глаза Зеленскому стало гораздо труднее — ведь он был уже на другой стороне баррикад. То, что казалось бредом обычному гражданину, для президента страны стало государственной политикой, совершавшейся его, президента, именем.
Впрочем, к тому моменту Зеленский уже благоразумно снял с себя продюсерские обязанности и формально со «Сватами» его ничто не связывало. Тем не менее дальновидный украинский суд подумал и той же весной 2019 года нашел-таки лазейку в приговоре СБУ, признав, что заключение об угрозе национальной безопасности со стороны Добронравова составлено неправильно. Этот мелкий юридический казус вроде бы спасал сериал. Но не тут-то было. Глава Госкино Украины лично рванул на груди вышиванку и лег на рельсы, обратившись к Зеленскому с призывом о помощи. Новоявленный президент должен своей рукой запретить показ «Сватов», требовал свидомый кинодеятель, дабы «очистить информационное пространство Украины от украинофобов, которые пренебрегают национальным суверенитетом и территориальной целостностью страны».
Понятно, что для Зеленского предложение лично запретить «Сватов» было равносильно предложению задушить собственного ребенка. Тогда Зеленский промолчал и решил не вмешиваться в судьбу сериала. Но «Сватам» это не помогло. Прокатное удостоверение по-прежнему не получено, а сериал «Сваты» ушел в зону законодательного головокружения, в котором верх и низ постоянно меняются местами.
Пресса периодически взрывается сногсшибательными заголовками о том, что «Сваты» сняли или не сняли, что кто-то из знаменитых россиян ушел или пришел на съемки сериала. Для любого издания новость о «Сватах» — это миллионы кликов и бешеный интерес читателей. Именно «Сваты» сейчас являются той единственной территорией, где могут слиться в экстазе взаимной любви и россияне и украинцы. Вот только территория эта представляет собой тягучее и вязкое болото украинского законодательства, но не площадь искусств. Так что же в реальности происходит с сериалом?
Первой жертвой моего любопытства пал народный артист России Анатолий Васильев. В 2010 он ушел со съемочной площадки «Сватов», честно признавшись, что устал быть вечным мальчиком для битья со стороны кино-родственника свата Ивана Степановича Будько в исполнении Федора Добронравова. Режиссер , видимо, полагал, что нехитрые шуточки деревенского родственника имеют больше шансов на успех у зрителей, чем доверчивая рефлексия интеллигента. Васильев, напротив, видел в своем герое большой исторический потенциал. В общем, дедушка Юра и деловитые кварталовцы разошлись как в море корабли.
Попытка поговорить о проблемах «Сватов» у Анатолия Александровича никакого энтузиазма не вызвала.
— Да что вы все меня про «Сватов» спрашиваете?— обиделся народный артист, — я сыграл десятки ролей в кино, в театре. Меня вся страна знает. «Сваты» это так, проходной сериал, с точки зрения актерской работы мне совсем не интересный. Я же большой актер. Какие «Сваты»?
Это тот неловкий момент, когда журналист вынужден играть в стрингера и нестись с микрофоном за убегающей звездой. Я продолжала задавать вопросы, а Васильев категорически отказывался на них отвечать.
— Я про «Сватов» ничего не знаю. Что там у них происходит, понятия не имею, — твердил актер.
Дальше этого дело не пошло. Впрочем, опыт подсказывал, что Васильев говорит чистую правду и действительно не знает никаких новостей со съемочной площадки. Имел право. Последний раз он работал над сериалом в далеком 2010 году.
Печальный опыт с дедушкой Юрой заставил меня сменить тактику. Я решила обратиться в официальные инстанции и попытаться получить информацию из первых рук, а именно от руководства телеканала «1+1».
— Доброго дня, — говорит приветливая девушка на том конце провода. Дальше я уже не понимаю, потому что девушка весело щебечет по-украински.
— Здравствуйте, — говорю я, собирая в кулак всю наличную политкорректность, — я прошу прощения, но я не понимаю ваш прекрасный язык. Не могли бы мы говорить по-русски?
— Здравствуйте, — девушка бодро переходит на чистейший русский, — телеканал «1+1», чем могу помочь?
— Я звоню из Москвы, — сообщаю я как можно ласковее, — вас беспокоит МИА «Россия сегодня», сайт Украина.ру. Не могли бы вы ответить на несколько вопросов по поводу сериала «Сваты»?
Киев отвечает звенящей тишиной. Веселые разговоры на заднем плане стихают. Представляю себе побелевшее лицо девушки — в сердце свидомой Украины звонит главный медийный ресурс страны-агрессора. Впечатление от моего звонка примерно такое же, как новость о том, что Геббельс женился на еврейке.
— Что вам нужно?— испуганно говорит девушка.
— Вы не могли бы рассказать о судьбе седьмого сез