Ещё
Украинские военные в Донбассе понесли ощутимые потери
Украинские военные в Донбассе понесли ощутимые потери
Украина
Пока вы не уснули: дело о бойне в Забайкалье получило продолжение
Пока вы не уснули: дело о бойне в Забайкалье получило продолжение
В мире
Сын Ротару сделал заявление
Сын Ротару сделал заявление
Шоу-бизнес
У самолета Зеленского отказал двигатель
У самолета Зеленского отказал двигатель
В мире

«Полиция мысли» в действии. Дело NewsOne покажет как далеко готов зайти Зеленский в контроле за СМИ 

«Полиция мысли» в действии. Дело NewsOne покажет как далеко готов зайти Зеленский в контроле за СМИ
Фото: Украина.ру
«Мы готовы упростить жизнь людям (на неподконтрольной территории Донбасса — П. С.), для этого необходимы возможности, чтобы люди слушали радио и смотрели телевидение, это тот пакет, который мы готовим. Мы хотим показать пакет, который отличается от пакета того правительства», — так сказал Пристайко. Под радио и телевидением естественно он имел в виду украинские телерадиокомпании, чья деятельность санкционирована Нацсоветом по телерадиовещанию.
Между тем именно сейчас решается ключевой для украинского телевидения вопрос, сформулированный еще полвека назад в знаменитой песне Владимира Высоцкого: «Что там можно, что нельзя?». Что можно и нельзя в украинском эфире, будет решать суд, куда обратился Нацсовет с иском о лишении канала NewsOne лицензии на вещание. Текст иска не публиковался, но содержание его понятно из решения Нацсовета №1319, принятого 5 сентября. С этим документом лучше ознакомиться полностью, а не по пресс-релизу, находящемуся на видном месте на сайте Нацсовета, хотя и он очень красноречив.
Суть решения в том, что в ходе мониторинга, совершенного в период с 01.06.2019 до 08.07.2019, Нацсовет зафиксировал в эфире телеканала высказывания, по его мнению, нарушающие законы «Об информации» и «О телевидении и радиовещании» «в части призывов к развязыванию агрессивной войны или ее пропаганды и/или разжигания национальной, расовой или религиозной вражды и ненависти, в частности в ходе мониторинга зафиксировано»…
Ну, а далее перечень подобных высказываний. Их полное воспроизведение заняло бы слишком много места — на цитаты приходится почти половина текста решения объемом в 14 страниц. Но всё же цитировать нужно щедро.
Например, Нацсовет углядел криминал в высказывании лидера «Оппозиционной платформы — За жизнь» на партийном съезде 6 июня, который транслировался каналом в прямом эфире: «— мы с вами остановим тарифный геноцид, мы снизим тарифы на газ для населения… это будет сделано за счет прямых поставок газа из , и полное использование газа украинской добычи на потребности населения;
— мы реализуем политику активного нейтралитета в военно-политической сфере и неучастия в военно-политических союзах;
— мы с вами обеспечим восстановление, развитие экономических отношений с РФ и пересмотр всех невыгодных для Украины международных соглашений».
Поводом для иска стали и высказывания главы политсовета партии на том же съезде: «Мы должны пересмотреть кабальные условия, которые повлекли и опустили нашу экономику и социальную сферу ниже плинтуса… Мы должны восстановить отношения с Россией и странами СНГ… Мы должны восстановить транзитный потенциал… Мы должны восстановить символы Великой победы Великой Отечественной войны. Мы должны это сделать для ветеранов, мы обязаны это сделать для украинского народа… За последние годы закрыты десятки тысяч предприятий, миллионы наших граждан выгнаны на улицы в поисках работы как в пределах страны, так и по всему миру…».
Подчеркну, с точки зрения Нацсовета, криминалом является каждая в отдельности из этих цитат, которые, как видим, вообще не имеют отношения к конфликту в Донбассе, а просто являются критикой власти, причем, не нынешней, а режима Порошенко.
В том же ряду и слова экс-депутата в передаче «Субъективные итоги» от 24 июня: «…Избиратели Порошенко, я полагаю, что вас просто потребляют, потребляют ряженые мародёры, потребляют, как пищу. Ваши бандеры (здесь и далее подчеркнуто Нацсоветом — П. С.) где-то у вас в душах, и это ваше безусловное право. Но правда в том, что их бандеры в Швейцарских банках, Панамских офшорах, на Мальдивских песках и в Российских инвестициях».
По сравнению с Лукаш, экс-министр внутренних дел  в передаче «Противостояние» от 28 июня говорит удивительно сдержанно, но и у него Нацсовет увидел криминал: «…Мы теряем государственность страны… Есть несколько признаков государства. Штуки три мы потеряли точно на сегодняшний момент: территориальную целостность, наличие насилия со стороны любых лиц, так называемых активистов в кавычках, в стране и так далее. Если так будет продолжаться, мы утратим государство внутри себя самих. Без внешнего фактора в стране…»
В той же передаче прозвучали и слова кандидата в депутаты от ОПЗЖ «…Вы видели там русские войска? Андрей, ты знаешь, это все пропаганда. Там обычные донецкие граждане, шахтеры, которые встали защищать свои взгляды, свои идеалы, потому что видят, что творила украинская власть… Вы вспомните, как конфликт начинался? Стояли люди: женщины, матери, взявшись за руки, а на них бронетранспортёры с оружием…»
Эта цитата, конечно, попала в число преступных с точки зрения Нацсовета и широко фигурирует в публикациях о конфликте с телеканалом. Но все же слово «Донбасс» встречается в криминальных цитатах из решения №1319 лишь семь раз. Дважды у Медведчука, говорившего, что Порошенко «не нужен был мир на Донбассе, ему нужна была война, ему не нужны были люди Донбасса». Один раз у Бойко: «Донбасс получит автономный статус в составе Украины». И еще четыре раза в обильно процитированной передаче «Live» от 8 июля посвященной отмене телемоста с Россией. Трижды ведущий Александр Шелест и депутат говорят о том, что «Крым и Донбасс — это Украина». А кроме того, последний заявляет: «они (противники телемоста — П. С.) боятся, что всплывет то, кто продал Крым, кто развязал бойню на Донбассе».
Но главным преступлением в этом эфире было употребление депутатом слова фашизм, заботливо подчеркнутого Нацсоветом: «Я знаю, что сегодня всю ночь угрожали руководителям каналу, их семьям, журналистам физической расправой. Это фашистские банды просто пришли в истерику, потому что могла быть правда о том, что мы хотим дружить, что мы не хотим воевать… Это, конечно, преступления сегодняшнего правительства, когда ты хочешь назвать правду — и назвать фашистов фашистами… Я считаю, что идею телемоста нужно отменить, потому что… не потому, что мы их боимся, а потому что, к сожалению, сегодня государство не может защитить от фашистов…». Вдобавок в той же передаче эксперт по вопросам безопасности Сергей Шабовта говорит: «И господин Билецкий с абсолютно фашистской идеологией, но в кресле народного депутата…»
Если Нацсовет, подчеркнув употребленное Лукаш слово «бандера», не стал объяснять его криминальное содержание, то с фашизмом вышло иначе. Дескать: «Возрождение фашизма» в Украине является одной из главных тем российской пропаганды, оно трактуется как поддержка и оправдание нацистских методов со стороны государства как в историческом контексте (оправдание нацистских преступлений), и как поддержка актуальных нацистских движений в Украине, создает враждебное отношение к Украине, ее граждан, является очевидным искажением фактов и распространением недостоверной информации с целью создания враждебных образов и настроений».
И тут Нацсовет выкладывает такой козырь: «Кроме того, в практике признано, что отождествление кого-либо с фашистами в контексте вооруженного конфликта разжигает вражду (дело Шюрек против Турции № 1 (заявление № 26682/95 от 8 июля 1999). Выражение „фашистская турецкая армия“ признано таким, которое стигматизирует другую сторону конфликта и призывает к мести в отношении лиц, будто бы совершивших преступления)».
Отмечу, что, если ЕСПЧ действительно касается контекста вооруженного конфликта (в данном случае турок с курдскими повстанцами), то в нашем случае слово «фашизм» относится к молодчикам из С14 и других группировок, которые угрожали каналу. Их-то, чей фашизм куда очевиднее, чем у турецкой армии, и защищает Нацсовет, запрещая называть их тем, кем они являются.
От решения суда зависит не только судьба канала NewsOne, но и перспективы решения конфликта в Донбассе. Если канал запретят, значит, урегулирование объективно невозможно. Ведь в этом случае реинтеграция означает, что если некий донецкий деятель скажет на камеру… не о желании сделать Донбасс федеральным округом России, не о своем видении особого статуса, а всего лишь о намерении «восстановить транзитный потенциал», то окажется, что эти слова надо то ли вырезать из эфира, то ли запикать, как мат. А иначе лицензию потеряешь. На такую реинтеграцию, конечно, не пойдут ни Донецк, ни Луганск. И Москва их к этому подталкивать не будет.
Ну, а даже если суд в деле NewsOne будет руководствоваться здравым смыслом и защитит свободу слова, проблема все равно останется. Ибо вряд ли это решение ограничит аппетиты Нацсовета. По сути Украина Зеленского такими действиями и впрямь «показывает пакет, который отличается от пакета того правительства». Ведь при Порошенко телеканалы не пытались закрыть через суд. Да, при его режиме, дело шло именно к такому сценарию, но все ж реализовался он уже при Зеленском. Да, Нацсовет это не часть Кабмина, и вообще сформирован при прошлом режиме, но в широком смысле правительство это совокупность органов центральной власти (именно в таком смысле в США применяют слово government и относительно себя, и относительно других стран), к тому же именно депутаты от «Слуги народа» проявили инициативу о создании в Раде Временной следственной комиссии (ВСК) по расследованию деятельности как NewsOne, так и каналов «112» и Zik. Правда, в настоящий момент проект соответствующего постановления на сайте Рады отсутствует. Но, думаю, если он появится, в пояснительной записке несложно будет найти утверждения, соответствующие приведенным цитатам Нацсовета.
В любом случае последние действия этого органа актуализируют проблему, которая не отражена в Минских соглашениях. Так, с одной стороны, на момент их подписания электронные СМИ в ДНР и ЛНР только формировались, с другой стороны, Нацсовет еще не выглядел «полицией мысли», в которую превратился к концу правления Порошенко. В результате как украинский закон об особом статусе отдельных районов Донбасса, так и основные черты особого статуса, записанные в Комплексе мер, не предполагают какой-либо автономии отдельных районов в сфере радио и телевидения. Но это означает, что в случае реинтеграции все вещатели ДНР и ЛНР будут незаконными, пока не получат лицензии от Нацсовета. А это представить невозможно.
Но даже если предположить, что донецкие и луганские электронные СМИ в ходе урегулирования обретут автономию от Нацсовета, невиданную для СМИ киевских или одесских, можно ли будет поверить в долговечность такой автономии, если столичные СМИ будут закрывать за то, что гости их студий называли С-14 фашистами, призывали к нейтралитету или просто констатировали падение экономики «ниже плинтуса»?
Видео дня. Воспитатели детсада без остановки ругали детей матом
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео