Ещё

В поисках оппозиции Зеленскому. Кличко, Ляшко и Джуллиани — это только начало 

В поисках оппозиции Зеленскому. Кличко, Ляшко и Джуллиани — это только начало
Фото: Украина.ру
При всей фантастической популярности президента Зеленского и его партии «Слуга народа» (СН) без оппозиции к ним обойтись никак не могло. Прежде всего потому, что  был не так уж не прав, рассказывая депутатам от СН, что они никто и звать их никак: СН действительно всего лишь тень от Зеленского, но и сам Зеленский — не самодостаточная политическая фигура, а антитеза Порошенко. Однако дихотомия власть-оппозиция сложнее просто соотношения партий, сформировавших власть и во власть не попавших.
Против чего будем дружить
Сразу после выборов оппозиционность на  строилась по инерции выборов — главным оппонентом Зеленского сначала был Порошенко, потом — Медведчук.
Сейчас, однако, когда Зеленский и его окружение достаточно определённо выразили свои намерения в плане реформирования страны, можно уже говорить о появлении оппозиции не просто к Зеленскому, а к проводимому им политическому курсу.
Наиболее важных элементов этого курса сейчас два.
Во-первых, это планы всеобщей приватизации остатков государственной собственности (включая естественные монополии), что ударит по бизнесу большинства олигархов, которые эксплуатируют государственную собственность.
Во-вторых, это планы административно-территориальной реформы и досрочных местных выборов, которые подрывают власть региональных элит.
Фактически Зеленский планирует разрушить всю систему отношений власти-собственности на Украине, сформировавшихся за последние четверть века, и вступает в противоборство со всей украинской правящей элитой, которая базируется на этих отношениях власти-собственности.
Первым под раздачу попал и стоящие за ним люди (кстати, часть этих людей, имеющих давние отношения с , осела во фракции «Оппозиционной платформы»), но со временем коснётся это многих.
Важный момент: украинский крупный капитал в 2013 году продемонстрировал способность к объединению, но «региональные бароны» такую способность пока что демонстрировали только на микроуровне и в единичных случаях (пресловутое присоединение к партии «Доверяй делам», которую возглавляет его конкурент ).
Расклад в парламенте
1. По логике главной оппозиционной фракцией в парламенте должна была стать «Оппозиционная платформа», которая выступает против следования курсом и за федерализацию (а спасение региональных элит — именно в ней).
Увы, у ОП слишком специфический политический имидж. Она рассматривается в первую очередь как пророссийская политическая сила. И уже по одной этой причине она токсична для региональных элит, полностью адаптированных не только к украинской независимости (на которую в общем-то никто и не покушается), но и к антироссийскому политическому дискурсу. Тот же Труханов, имеющий, кстати, имидж «пророссийского политика», когда ему надо было заручиться поддержкой Киева, провёл через горсовет решение о признании России страной-агрессором. Удивительно ли, что Труханов в конечном итоге оказался в «Оппозиционном блоке», а не в «платформе»?
ОП действительно является самой последовательной оппозиционной силой, но она оппозиционна не в отношении конкретно президента Зеленского и его партийного большинства, а к украинскому постмайданному политическому курсу в целом, не важно, проводится ли он , Зеленским или иным политиком.
2. Второй претендент на оппозиционность — «Европейская солидарность». Во всяком случае Пётр Порошенко не устаёт повторять, что оппозиционер №1 в стране именно он, а новая власть при активной поддержке со стороны того же  создаёт ему именно такой имидж — против кого ещё в нашей стране могут возбудить столько уголовных дел?
Восприятию в качестве оппозиции мешают несколько факторов.
Во-первых, Порошенко всем ужасно надоел, и в этом смысле он гораздо токсичнее Медведчука, например (что, собственно, показали результаты выборов).
Во-вторых, команда Зеленского намеревается проводить те самые реформы, перед которыми затормозил Порошенко, но которые, безусловно, были в его планах. Так что никакой альтернативной политики он предложить не может.
В-третьих, сам Порошенко не устаёт объяснять, что он, конечно, оппозиционер, но в какой-то другой стране, поскольку находится в оппозиции к… Путину.
3. «Голос» вообще-то претендует на участие в коалиции, и опять же не похоже, чтобы он был готов предъявить альтернативный план реформ.
4. Тимошенко потерялась не только в ходе выборов, но и в ходе поствыборных раскладов. Вообще непонятно, кем она хочет быть в ситуации, когда ей не хочется находиться в оппозиции к президенту Зеленскому, а президенту Зеленскому не хочется видеть её партнёром по коалиции. Не говоря уже о том, что у самой Тимошенко очень сложные отношения и с крупным капиталом, и с региональными элитами (вспомним историю досрочных выборов 2008 года в Киеве).
Заседание
Зачатки оппозиции
Самое главное, что затрудняет представить парламентские политические силы (и тем более внепарламентского Ляшко, который, судя по всему, просто ищет замену финансированию со стороны Ахметова) основой для новой оппозиции, это то, что они сами являются представителями той самой старой политической элиты, которая потерпела столь сокрушительное поражение на выборах 2019 года.
Три из пяти политических партий, прошедших в парламент по пропорциональной системе, представляют собой нишевые структуры, которым просто не нашлось замены в новой части политического спектра. Учитывая, что политические партии на Украине в основном лидерские, ничего удивительно в этом нет — людей такого калибра, как Медведчук, попробуй ещё найти…
В целом корни настоящей оппозиции режиму Зеленского следует искать в нынешней фракции «Слуга народа». И, что совершенно предсказуемо, в СМИ уже появилась информация о формировании групп влияния внутри этой фракции.
Центром формирования одной из таких платформ является . Пока о её составе ничего неизвестно. Она может быть и профессиональной или антикоррупционной, но может вполне проколомойской.
Источники, близкие к информированным, утверждают, что свою группу влияния собирается создавать (или даже создаёт уже) во фракции СН и Ахметов.
Немного сложнее будет региональным элитам. У некоторых из них уже есть своё представительство в виде отдельных депутатов, но им нужно гораздо больше. Для того чтобы организовать себе такое представительство, им надо осознать свои интересы, выделить их общую часть и на этой платформе объединиться, времени для этого критически мало.
Как будут институционализироваться платформы в составе парламентской фракции СН — не так уж и важно. Важно, что руководству партии придётся с ними договариваться…
P. S. В этих рассуждениях украинские граждане присутствуют только как «электорат». «Народ безмолвствует» ©.
Безусловно, появление СН было отражением общественного запроса. Причина появления этого запроса — в неспособности старой политической элиты выражать мнения общества и в нежелании сломать несправедливую социально-экономическую систему.
Однако слом нынешней системы (несправедливой и неэффективной, но, по большому счёту, всех устраивавшей) ударит прежде всего по тому самому народу, который за этот слом выступает. Как, собственно, всегда происходит во время революций.
Ну и совершенно не факт, что новая элита, приходящая на смену утратившей связь с людьми старой, окажется хоть чем-то лучше.
Чудо на кладбище: младенец провел под землей трое суток
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео