Ещё

Единственное место в России, где Украину представляют нормальные люди 

Фото: Украина.ру
Сердце Украины в России бьется на Старом Арбате. Дом №9 — это роскошное здание в пять этажей со стороны Арбата и в шесть со стороны переулков.
— Сорок миллионов долларов — стартовая цена, — скептически поднимает бровь Вячеслав Ухов, первый заместитель гендиректора центра, по-хозяйски оглядывая свои владения.
Безусловные архитектурные достоинства здания его уже давно не интересуют. Только цена. Именно она сейчас представляет для существования центра главную угрозу: уж слишком лакомый кусок, слишком козырное место. Устроить на первом этаже ресторан, на втором переоборудовать офисы, на четвертом, пятом и шестом расширить сеть номеров — и шикарный бизнес-центр готов. Увы, это понимает не только замдиректора… Но об этом позже.
Попасть журналисту в Культурный центр Украины не так-то просто.
— Вы же разжигать будете, — мрачно говорит девушка на том конце провода, — в политику опять полезете. Нам этого не нужно.
Мне тоже. Несколько клятвенных заверений, одно пламенное объяснение в любви к Украине, и пропуск в сердце украинской истории и культуры получен.
— С 14 мая 1993 года Центр функционирует на основании Постановления Кабмина Украины, — рассказывает Ухов. — Поначалу он был интегрирован в систему Министерства культуры, а впоследствии передан указом президента в ведение Управления делами Администрации президента. В 2010 году президент Украины Ющенко присвоил нашему центру статус национального.
Еще в 1992 году здание на Арбате было выкуплено и формально стало собственностью Минкульта Украины. Место это для московских украинцев знаковое: здесь с незапамятных времен располагался магазин «Украинская книга». Впрочем, в начале 90-х здание было в ужасном состоянии, и Украина серьезно вложилась в его ремонт. Тпереь тут роскошно. Головокружительно высокие потолки, стены, отделанные мрамором, умопомрачительной красоты люстры, два концертных зала с отменной акустикой — это все на первых трех этажах. Выше располагаются жилые помещения, приспособленные под небольшой отель для гостей центра.
В ряду таких же культурных центров иностранных государств, расположенных на территории Москвы, Украинский центр занимает положение исключительное. В отличие от своих собратьев он представляет собой совершенно самодостаточное учреждение, подчиняющееся напрямую Управлению делами Администрации президента Украины. Эта самодостаточность напрямую отражается и на финансировании — Украина уже много лет не выделяет Центру ни копейки. Жить культурному заведению приходится исключительно на свои деньги, то есть на доходы с аренды помещений: в здании центра располагаются фастфуд KFC и несколько небольших магазинчиков.
Казалось бы, до царя далеко, до Бога высоко, а деньги свои — живи да радуйся! Все здесь приспособлено для торжества дружбы двух братских народов. За год центр проводит до 400 мероприятий и принципиально работает без выходных. В концертном зале выступали певцы и артисты с обеих сторон, экспонировались выставки и русских, и украинских художников, проходили презентации новых книг, Центр постоянно формировал экскурсионные туры для всех желающих посетить Украину, проводились курсы лекций по истории и культуре, была открыта воскресная школа и курсы украинского языка. Украинская диаспора Москвы насчитывает более ста тысяч человек, а если прибавить к ним еще пару сотен тысяч русских, которые искренне интересуются Украиной, получится, что аудитория центра весьма велика.
Мероприятия собирали полные залы, люди висели на люстрах. Причем висели на них и русские и украинцы, так как никакой разницы между ними тут отродясь не было. Руководство центра действовало согласно собственному Уставу и тщательно заботилось о том, чтобы все нации на территории центра слились в экстазе братской любви. Они бы сливались и до сих пор. Однако это братское счастье в одночасье оборвалось роковой весной 2014 года.
— Дело в том, что то, что сейчас происходит, — это осколки былого великолепия, — рассказывает Ухов. — В связи с тем, что в соответствии с законом Украины с 20 февраля 2014 года РФ совершила акт агрессии в отношении Украины, Украина полагает, что она находится в состоянии войны с РФ.
На этом месте безмятежное существование центра закончилось. Во-первых, стало невозможно возить через границы книги и выставочные материалы, во-вторых, об экскурсиях на ридну Украйну пришлось забыть.
— Все это отразилось на нас самым непосредственным образом, — говорит Ухов, демонстрируя мне эффектную выставку, посвященную Тарасу Шевченко, — ну, допустим, вот эта картина (Ухов указывает на монументальное полотно, изображающее Шевченко в окружении крестьянских детей). Она принадлежит академику и меценату Карцеву. Он родом с Украины, но живет в РФ, и его коллекция тоже находится в РФ. Мы его попросили, он нам предоставил эти картины. А вот перевезти что-то сейчас с Украины мы уже не можем. Вот смотрите, это книжный киоск. Он сейчас не работает. Опять-таки потому что книги с Украины привезти нельзя.
Впрочем, сам Ухов отлично понимает, что бывает и хуже. В 1998 году, когда Украинский центр в Москве уже давно существовал, между правительствами РФ и Украины было заключено соглашение об учреждении информационно-культурных центров. Согласно этому документу, аналогичный центр со стороны России должен был появиться в Киеве. Сказано — сделано. Российский культурный центр вскоре открылся на улице Борисоглебской.
Теперь дом №2 на Борисоглебской печально известен по множеству драматических публикаций. Начиная с весны 2014 года, несчастный центр регулярно подвергается безобразным нападениям со стороны националистов. Как неоднократно замечало посольство России в Киеве, «нападки на центр приобрели системный характер». Так что по сравнению с тем адом, который творится в Киеве, украинцы в Москве чувствуют себя как у Христа за пазухой.
— Слава богу, с того момента, как я здесь нахожусь (то есть с 2017 года. — Ред.), — говорит Ухов, — никаких посягательств, никаких оскорбительных акций или иного, что могло бы быть ответом на действия националистов в Киеве не произошло. До этого, в 2015 и 2016 годах, были инциденты, но не такого типа, как в Киеве. Здесь были проблемы с некоторыми радикально настроенными москвичами, но с ними, судя по всему, была проведена работа, и в итоге, как видите, жовто-блакитный прапор реет в центре Москвы. А представить, сколько минут провисит российский флаг в центре Киева, вы можете сами, дело нехитрое…
Досталось, однако, и культурному центру в Москве. Не столько со стороны националистов, сколько со стороны самой Украины. В свое время украинская бизнес-группа «Приват», принадлежащая олигарху Коломойскому, бессовестно отжала Кременчугский нефтеперерабатывающий завод у его законного владельца — российской компании «Татнефть», между прочим пятой по величине сырьевой компании России. В результате российский нефтяной гигант был фактически выброшен из Украины. «Татнефть» обратилась в международный суд, а поскольку ответчиком уже выступала не группа «Приват», а страна, суд вынес решение взыскать с нее в пользу пострадавшей стороны денежную сумму в размере где-то $140 млн После этого «Татнефть» обратилась в арбитражный суд Москвы и потребовала в качестве объекта взыскания здание на Старом Арбате.
— Ну, долго они с этим разбирались, — вздыхает Ухов, — но дело-то в том, что это здание принадлежит не нам лично, а государству Украина. В конце концов, 22 июня 2018 года судья вынесла безупречно правильное решение. Культурный центр Украины осуществляет консульские функции по защите языковых и других интересов, подпадает под понятие иностранное государство и на него распространяются все юридические иммунитеты.
Пока длилась эта тяжба, Украина вела себя своеобразно. От центра потребовали расторгнуть все договоры об аренде. На вопрос, зачем, в Киеве пафосно отвечали, что центр обязан разорвать все отношения с государством-агрессором и таким образом защитить интересы Украины. Логики в этом не было никакой. Центр при таком раскладе неминуемо умер бы от безденежья: защищать интересы предполагалось совершенно бесплатно.
— Мы все проблемы имеем со стороны Украины! — сокрушается Ухов, — мало того, что они не платят деньги, они еще и вон что делают. В Верховной Раде комитет по внешним делам неоднократно поднимал вопросы по нашему поводу. Они все заканчивались очень нехорошими обращениями в СБУ и прокуратуру в отношении руководства нашего центра. В чем нас обвиняют? Нетрудно догадаться. Бывший депутат Рады Ирина Фриз, в российских массмедиа ее называют порнозвездой, пыталась протащить через парламент денонсацию вот того межправительственного соглашения. То есть ликвидировать центр. Они, видите ли, считали, что если центр не служит незалежной Украине, не поддерживает наступательную позицию, не ведет здесь бойкотов в защиту Сенцова и прочих, то вообще на шиша он нужен?
Ухов доверительно наклоняется ко мне и почти шепчет:
— Тут ведь еще вот какая штука: с одной стороны, люди говорят о защите национальных интересов, а с другой стороны, поглядывают на это здание, которое представляет немалую ценность. Не будет центра, здание сразу приберут к рукам. Вы же знаете, как это бывает в Киеве…
— Что-то в ваших словах не слышится большой любви к Украине, — осторожно замечаю я.
— Дело в том, что есть разные вещи: страна как сфера обитания и система организации государственной власти, — решительно рубит Ухов. — Есть прекрасная страна Украина, есть украинский народ. Я родился в России, а после института был распределен в Киев. Но я в любом случае остаюсь русским. Из тех этнических русских, что так осмелится сказать сейчас на Украине, — не знаю, если миллиона три будет, это хорошо…
В Уставе Центра четко прописано, что его деятельность должна быть направлена на «развитие культурных связей между Украиной, РФ и другими странами, налаживание и укрепление связей с украинцами, проживающими в России, содействие межнациональным контактам…» и так далее, и так далее. Все мирно и исключительно культурно. Эти мирные начинания всячески поддерживаются российской стороной. МИД России признает, что культурный центр Украины функционирует в строгом соответствии с международными договорами. Это официальная позиция неоднократно доводилась до сведения российских судов, где центру постоянно приходится доказывать, что он не верблюд. То же самое приходится доказывать и не только в судах.
— Вы же понимаете, что происходит, — многозначительно говорит заместитель директора. — Сейчас на Украине многие семьи распались из-за этого конфликта. И здесь, в Москве, то же самое. Тут существует целая куча «профессиональных украинцев», которые пытаются наш центр превратить в центр не культуры, а антироссийской деятельности. Это совершенно недопустимо! У каждого может быть свое мнение, но у нас есть устав, который определяет наши действия. И мы дистанцируемся от всех прочих вещей. Наша задача — поддерживать украинскую культуру и знакомить с нею всех интересующихся. Всё!
— Получается, что вы последний оплот дружбы между двумя народами?
— Де-факто да, — Ухов торжественно вскидывает голову, — наш центр является единственным местом в РФ, где есть возможность представлять Украину не официозно, а в лице нормальных людей.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео