Ещё

Коломойский разыгрывает партию. Ему мало президента, ему нужна Украина 

Некоторые странности нынешнего этапа украинской политической жизни вполне могут быть объяснены именно особенностями состояния и самопозиционирования Игоря Валерьевича. Потому что там не всё однозначно.
Коломойский и его политическая команда
Главная особенность Коломойского в политике, которая роднит его с Петром Порошенко, состоит в том, что у него нет постоянной политической команды. И непостоянной тоже нет.
Нет, политическое влияние Коломойскому тоже нужно (он же олигарх), но…
Во-первых, политическое лобби нужно совладельцу группы «Приват» только для обеспечения своего бизнеса. Он бизнесмен, а не политик (в отличие от Порошенко, который последние лет 20 видит себя, преимущественно, политиком). Потому у него нет постоянных политических интересов. Когда ему нужно было в 2010 году получить контроль над местными советами во Львовской и Ивано-Франковской областях, он профинансировал «Свободу». Получив свои кадры в местных советах — перестал «Свободу» финансировать (говорят, после этого сообщения Олег Тягнибок произнёс длинную и заковыристую тираду на чистейшем «языке агрессора»).
Во-вторых, он свысока относится к наёмному персоналу. Кадровая политика «Приватбанка» (он, правда, в сфере ответственности Геннадия Боголюбова) в этом плане была очень характерна — низший персонал держится в «чёрном теле», с низкими зарплатами и ужасной моральной атмосферой. Зато их хорошо тренируют. Люди, хотя бы год проработавшие в «Привате», с радостью его покидают и немедленно находят работу с повышением и более высокой (бывает — в разы) зарплатой в других банках. Текучка внизу очень большая. Зато высшие кадры являются совладельцами предприятия, обласканы и практически несменяемы. Председатели правления за всё время работы банка при Коломойском менялись только раз — место Сергея Тигипко занял Александр Дубилет.
В-третьих, Коломойский банально жаден. Содержать свою партию (а то и несколько, как это делает Ахметов) и/или профильных политиков, ему дорого. Кстати, та же проблема была у Петра Порошенко — своей командой он обзавёлся только тогда, когда выращивать свои кадры он смог за счёт госбюджета.
В общем, люди, связанные с Коломойским и даже входящие в его ближайшее окружение — «не халявщики, а партнёры». Они либо зарабатывают сами (как Зеленский), либо работают с рядом спонсоров (как Тимошенко).
С точки зрения текущего бизнеса это правильно — Коломойский получает за свои деньги определённый товар.
С точки зрения долгосрочной стратегии получается такая вот петрушка, как сейчас — политическое лобби вроде бы есть, но полноценного политического влияния нет.
В результате, например, публичные высказывания Игоря Валерьевича так и не стали идеологической платформой какой-то партии. Хотя его своеобразная картина мира могла бы стать основой весьма популярной идеологии (у Зеленского никакой особенной идеологии нет — просто клон Порошенко, избегающий языка вражды).
Политические странности
Исходя из перечисленных особенностей политической тактики Игоря Валерьевича, можно попытаться понять некоторые особенности текущей политической ситуации на Украине.
1. Игорь Коломойский обещал вернуться на Украину после инаугурации нового президента, а вернулся до (собственно, инаугурация произошла сразу же после его возвращения). До смены власти приехал и Андрей Портнов.
Сразу появилось предположение, что «папа приехал» и всё заверте… Нет. После этого — не значит вследствие этого. Приезд Коломойского и Портнова — следствие тех процессов, которые привели к капитуляции Рады, но не причина.
Причина состояла в том, что США (причём независимо от партийности) требовали нормального демократического перехода власти. Они его получили.
Скорее всего, оба эмигранта получили по этому поводу исчерпывающую информацию, а также (и это — главное) гарантии лица, уполномоченного следить за этим переходом — Арсена Авакова. В случае с Портновым эти гарантии приобрели вполне физический характер — в виде охраны с автоматами.
2. Коломойский явно не имеет преимущественного влияния на формирование команды президента Зеленского.
Да, Андрей Богдан стал главой администрации, но было бы преувеличением считать его на 100% человеком Коломойского. Потому что у него богатая биография и работал он много с кем. Вполне самостоятельная величина.
Ну а кроме людей, связанных с Коломойским, президент расставляет на посты своих собственных бизнес-партнёров (а «вассал моего вассала — не мой вассал»), ставленников «вашингтонского обкома» (причём надо учитывать, что их сейчас два, и ещё предстоит разобраться, кто к какому относится, а также, как они в принципе сработаются с людьми Коломойского, учитывая высказывания Джулиани) и даже представителей команды бывшего президента. Скорее всего, добавятся представители других бизнес-политических групп, потому что слухи, например, о контактах Зеленского с окружением Виктора Пинчука ходят давно. И даже если они неправдивые, его посоветуют западные партнёры.
3. Верховная Рада «кинула» президента в вопросе внесения изменений в избирательное законодательство, причём «люди Коломойского» тоже за президентский проект не голосовали.
С политико-правовой точки зрения попытка изменить избирательное законодательство накануне выборов вообще была авантюрой, которая ещё долго будет президенту аукаться. Но это тема для другой статьи.
Если же смотреть на состав Рады, то тут такое дело… В общем, у Коломойского по изложенным выше причинам никаких специальных «людей» в Раде нет.
Есть депутаты, которые были избраны при поддержке группы «Приват» (это, например, Ярош и Денисенко), но это люди не Коломойского, а группы Корбана-Филатова, которая, во-первых, вполне автономна (партнёры же), а во-вторых, Коломойский с ними давно разругался.
Если имеется в виду группа «Возрождение», то она от Коломойского независима — вклад «Привата» в появление группы и возрождение «Возрождения» только медийный. Причём нельзя сказать, что УНИАН и «1+1» только на «Возрождение» и работали. Там отношения простые: есть интересный контент — велкам, нет — до побачення.
4. Кстати, о «Возрождении». Сейчас с участием «Возрождения» создаётся новый партийный проект, инициаторами создания которого выступили Геннадий Труханов и Геннадий Кернес (кстати, член политсовета «Возрождения»).
Говорят о новом проекте Коломойского, который позволит возродить его стратегию второй половины 2014 года: примириться с Россией и Донбассом, провести федерализацию и захватить власть в нескольких наиболее экономических «вкусных» регионах, включая тот же Донбасс.
Всё может быть, тем более, что идеология новой партии представляется близкой к тому, о чём говорит Коломойский. При этом партия является прямым конкурентом ахметовского «Оппозиционного блока» (а Коломойский, судя по всему, вообще влез в военный конфликт 2014 года именно чтобы потеснить Ахметова).
Но опять же всё не так однозначно. Труханов и Кернес самодостаточны, они от Коломойского не зависят. Так что проект этот их, а также других людей, которые войдут в «концессию» (Виталия Хомутынника, например). Коломойский может в нём поучаствовать, может с этого что-то поиметь, но контрольного пакета в этом проекте у него не будет.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео