В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

о принятии «мовного закона» на Украине

«Новый президент распустит старый парламент, а народ изберёт новый парламент, который отменит глупый и вредный закон? Увы, так, конечно, не будет. Электоральные игры буржуазных демократий существуют для того, чтобы скрывать тот факт, что никакой реальной передачи власти, а равно и смены курса никогда ни в коем случае не происходит. Уходящая власть принимает непопулярные меры и законы, новая власть начинает с популярной риторики, но ещё несколько лет — и она автоматически становится уходящей, не правда ли? И как удобно для системы в целом!»
Глядя на то, как принимает «мовный закон», обыватель привычно ёрничает: других дел у них нет! С экономикой разобрались, с газом разобрались, с пенсиями разобрались — со всем разобрались, вот наконец и до закона о языке дошли руки. Чудаки!
Обывательская ирония бьёт мимо цели: в действительности для украинской власти сейчас нет ничего важнее, чем закон о языке, — и это никакая не шутка.
Впрочем, для какой власти? Для уходящей или для новой?
Вроде бы нынешний украинский парламент был собран «под себя» предыдущим президентом, а Зеленский на следующий же день после выборов спросил своих подписчиков в Facebook, не распустить ли Раду досрочно. Правда, потом выяснилось, что страница неофициальная и вроде бы вообще отношения к избранному президенту не имеет, но мы же с вами понимаем, что такие страницы сами собой не возникают, а подобные вопросы на них задают не одного хайпа ради.
Так что же это? Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец?
В романе «Мелкий бес» Передонов с сестрой, прежде чем съехать с квартиры, пачкают обои.
— Назло хозяйке, — сказала Варвара. — Мы скоро выедем. Только вы не болтайте.
— Отлично! — крикнул Володин и радостно захохотал.
Передонов подошёл к стене и принялся колотить по ней подошвами. Володин по его примеру тоже лягал стену. Передонов сказал:
— Мы всегда, когда едим, пакостим стены — пусть помнит.
Действительно, как будто бы всё выглядит именно так: старая Рада пачкает обои новому президенту — пусть помнит!
Подтверждением тому, что дело тут не в случайности и не в святой простоте, является тот факт, что закон принят после выборов. А почему, спрашивается, не до? Разве не добавил бы он очков кандидату Порошенко? Разумеется, понимали: не добавит. Наоборот. Значит, и сейчас, принимая закон под занавес, знают, что принимают закон, который у большинства населения страны вызовет только раздражение. Закон глупый и вредный. Если он не глупый и не вредный, то почему после выборов, а не до?
Так что же тогда? Новый президент распустит старый парламент, а народ изберёт новый парламент, который отменит глупый и вредный закон?
Увы, так, конечно, не будет. Электоральные игры буржуазных демократий существуют для того, чтобы скрывать тот факт, что никакой реальной передачи власти, а равно и смены курса никогда ни в коем случае не происходит.
Уходящая власть принимает непопулярные меры и законы, новая власть начинает с популярной риторики, но ещё несколько лет — и она автоматически становится уходящей, не правда ли? И как удобно для системы в целом!
Удивительно, но фокус срабатывает каждый раз, и каждое новое поколение избирателей всерьёз спорит о преимуществах жабы перед гадюкой, выбирает вид на яйца сбоку или анфас.
В буржуазной демократии развитого и позднего капитализма не может быть иначе, потому что она создана, чтобы хранить и укреплять власть буржуазии и крупного капитала — в этом её задача.
Что же до интересов транснационального капитала на Украине, то они очень понятны. Само собой, никакому капиталу не нужна сильная промышленная Украина — кому нужен конкурент? Также никому не нужна сильная аграрная Украина — во-первых, потому, что сильная аграрная страна непредставима без сильной промышленности, а во-вторых, потому, что свои фермеры бунтуют. И никому, само собой, не нужна сильная инновационная Украина, потому что для инноваций есть Калифорния.
Украина интересует транснациональный капитал как рынок. И только как рынок. А самый прибыльный рынок на сегодняшний день — это рынок войны.
Война, однако, не далёкий континент, который открыл — и пожалуйста, торгуй себе стеклянными бусами с аборигенами. Войну надо посеять, вырастить, за ней надо ухаживать. Да, это долгосрочные инвестиции: отдачи придётся (пришлось) ждать и двадцать лет, и более. Ну так зато и дивиденды громадные! Такой бизнес планируется именно что на десятилетия и даже на многие десятилетия вперёд.
Да, война уже началась, но пока это только искорки: драгоценному пламени нельзя ни в коем случае дать угаснуть — оно должно разгореться в настоящий пионерский костёр.
Раздувать эти искорки и есть главная задача нынешней украинской власти до любых выборов и после любых выборов, по крайней мере, до тех пор, пока её легитимность будет зависеть от транснационального капитала.
И именно поэтому «мовный закон» важнее и газа, и пенсий, и промышленности: нищая разобщённая страна, одна половина которой ненавидит другую, — идеальная почва для войны. В офисах производителей оружия и частных военных компаний сегодня хлопнули пробками, открывая шампанское.
Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.