Ещё

Екатерина Губарева: Я была потрясена, увидев украинские «Грады», которыми собирались обстреливать Славянск 

Фото: Украина.ру
Издание Украина.ру продолжает публиковать воспоминания активных участников Русской весны в Донбассе, событии пятилетней давности, которое навсегда изменило карту Украины.
— В книге «Факел Новороссии» Павел Губарев пишет, что, после того как случился государственный переворот в Киеве, ты была категорически против его участия в протестных акциях в Донецке. Ты, по-моему, тогда была беременна третьим ребенком. Как в таком случае приняла решение, что участвовать в этом безобразии надо?
— Изначально я не хотела, чтобы мой муж, Павел Губарев, погружался в протесты, ведь у нас родилась дочь, которая стала третьим ребенком в семье, а он как раз занимался развитием бизнеса.
Мы наблюдали за происходящим на майдане по телевидению и в социальных сетях практически круглосуточно. Я видела, как ему больно смотреть на то, что там происходит.
Потом он поехал на съезд депутатов всех уровней Юго-Востока Украины в Харьков. Это было 22 февраля 2014 года.
У него была надежда на то, что это будет переломный момент и там сформируется единый центр сопротивления. Павел вел прямую интернет-трансляцию с данного мероприятия. По его комментариям я поняла, что он очень разочарован.
По возвращении он мне сказал, что там нет ни лидеров, готовых брать на себя ответственность, ни решительного настроя для осуществления контроля над развивающимися событиями в стране.
Мы обивали пороги местных администраций с предложениями начать объединять людей, консолидировать общество и создать действенный инструмент для контроля над ситуацией.
Работники администраций находились в замешательстве и растерянности, было видно, что они надеются на какой-то «сигнал сверху». Ничего, кроме как собирать спортивную молодежь, нам не предлагали.
Мы же понимали, что события развиваются стремительно, ситуация очень напряженная, и сценарии ее развития могут быть очень обостренными.
Поэтому предлагали целый комплекс мер — от организованной информационной работы до формирования альтернативной «новым киевским властям» системы самоуправления.
— Вспомни, что происходило с тобой, когда 6 марта арестовывали Павла? Вспомни свои ощущения? Когда ты и как приняла решение об участии в Русской весне?
— Павел предупредил, что вероятность его ареста высока. Мне, конечно, было очень страшно. Мы могли только предполагать, чем бы в сложившейся ситуации арест мог закончиться…
Вместе с Павлом было арестовано много других людей (около 70 человек), и родные начали пытаться их найти. Мы с соратниками организовали горячий телефон, привлекли адвокатов и старались максимально быстро всех разыскать и помочь! Параллельно искали и Павла.
К поиску Павла Губарева подключилось большое количество людей, по городу появлялись надписи «Свободу Павлу Губареву!», а тысячи наших соотечественников уже пошли живой колонной на штурм здания СБУ в Донецке.
Несмотря на неясность и недостаток информации, в те моменты было настоящее народное единение, солидарность и решительность!
— Чем группа Губарева занималась после его ареста? Какие акции вы проводили?
— Было важно, чтобы протест и то, что начинал Павел, не затихло. Мы проводили работу по объединению с другими группами, которые были не только в Донецке, но и в других городах будущей Донецкой Народной Республики.
Так появилось «Народное Ополчение Донбасса» и другие организации инициативных людей, которые параллельно или вместе с нами продолжали борьбу.
Конечно, когда пришло известие, что он находится в застенках СБУ в Киеве, началась кропотливая работа по его освобождению.
— Как вы установили контакт со Стрелковым? Расскажи о ваших встречах?
— Еще не пришло время, когда можно говорить обо всех деталях тех событий открыто. Идет война, а враг коварен.
Наши люди из «Народного Ополчения Донбасса» побывали в Крыму. Перед ними стояли сложные задачи, ведь нам было уже более чем очевидно, что мирными протестами наших целей не добиться. Захватившие власть в Киеве будущие военные преступники не будут с нами разговаривать на равных и будут давить нас силой, а значит, нам будет нужно защищаться против предавших народ силовиков и нацистских банд, вооруженных не травматическим оружием и милицейскими спецсредствами…
Екатерина Юрьевна Губарева
Нашим людям удалось произвести положительное впечатление на крымчан, объяснить им позицию людей на Донбассе и продемонстрировать серьезность наших намерений. Тогда наши товарищи и познакомились с Игорем Стрелковым.
В тот момент я находилась в Российской Федерации. Со Стрелковым мы встречались трижды. Раз в Таганроге и два раза в Ростове.
Наше общение произвело сильное впечатление на меня, мы общались, прогуливаясь в парке. Темы, которые мы обсуждали, были абсолютно новыми и относились к области неизведанного…
Мне стало понятно, что мы не брошены на произвол судьбы, что есть люди, которые готовы делиться с нами столь важным для тех событий опытом. Со Стрелковым пришел военный порядок в разрозненные ряды. Он ставил задачи как человек, имеющий боевой опыт.
Сначала я не знала, как их выполнять, а его прогнозы о том, что конфликт перерастет в военный, казались страшными и нереалистичными. Когда же я увидела, что практически все, что он говорил, происходило в реальности, все сомнения ушли!
Однажды Стрелков сообщил, что под Славянск доставили «Грады». Один из добровольцев, который позже отдал свою жизнь за нашу свободу, Александр Проселков, показал мне их на видео. Я не могла поверить, что кто-то сможет запустить такое оружие против мирных людей, но, увы, и это произошло!
— Каковы, по-твоему, положительные и отрицательные стороны Русской весны? Что она наглядно продемонстрировала? Чему научила?
— Я ни о чем не жалею! Мы делали то, что в тот момент было необходимо.
Мы защищали свою землю. Я рада, что моих детей не заставляют чествовать Бандеру, что на 9 Мая мы можем поздравить ветеранов с Победой и отдать им дань уважения и живым, и мертвым. Я рада, что никто не посягает на нашу веру. Мы можем говорить и думать на родном языке!
Русская весна показала, что наш народ имеет свою волю, что он хочет самостоятельно строить свое будущее, а не по чьей-то воле из-за океана. Конечно, трудности есть, и конфликт затянулся. Мы должны понимать, что война гораздо шире, чем ДНР/ЛНР — Украина. За спиной Украины стоит более могущественная держава, которая хочет, чтобы Украина была полигоном против России.
Мы же хотим быть вместе с Россией во всех тягостях и радостях! Еще многое впереди.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео