Ещё

Эксперты предсказали, как Россия ответит на украинские санкции 

«Ограничить приток средств на Украину было бы более чем разумным», — сказал газете ВЗГЛЯД политолог Михаил Ремизов. Он и его коллеги-эксперты перечислили возможные цели контрсанкций, которые нужно разработать, исходя из указа Путина об ответных мерах на антироссийские санкции Киева.
«Санкции будут носить персональный характер, это ясно из указа. Речь идет именно о персональных санкциях, речь не будет идти о конкретных секторах и целыми отраслями взаимодействие обрубаться не будет», — предположил в комментарии газете ВЗГЛЯД президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов
Напомним, что в понедельник президент подписал указ об ответных мерах на антироссийские санкции Украины. Начиная с 2014 года во введенные Киевом «черные списки» попали 1748 физических и 756 юридических лиц. В числе россиян, попавших в черные списки: губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников, депутаты Госдумы от Крыма и Севастополя, а также: гендиректор «Первого канала» Константин Эрнст, руководитель ВГТРК Олег Добродеев, главред RT Маргарита Симоньян. Украинским «дочкам» крупнейших российских банков запрещено «осуществлять любые финансовые операции» в пользу материнских компаний.
Президент поручил правительству: «определить перечни физических и юридических лиц» в отношении которых будут применены санкции, определить собственно сами контрсанкции, и обеспечить их реализацию.
«Мы будем вводить контрсанкции именно в отношении конкретных компаний и конкретных физических лиц по принципу зеркальности», — предполагает Абзалов.
Президент отметил, что соответствующие меры будут сниматься после того, как украинская сторона будет отказываться от своих санкций, — напомнил он. По его оценке, «будет ряд компаний, которым сложно будет вести экономическую деятельность с российскими контрагентами, а для целого ряда украинских направлений это большая проблема».
«Мне кажутся наиболее вероятными какие-то точечные меры против отдельных компаний и физических лиц. Все-таки география интересов у украинских олигархов включает в том числе и РФ, поэтому здесь могут быть чувствительные для них точки», — согласился президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.
«В принципе, внешнеторговые отношения как объект санкций также актуальны. Сохраняются поставки продукции химической промышленности, металлургического комплекса с Украины в Россию, — напомнил эксперт. — Правда, довольно сложно понять, не являются ли указанные в статистике объемы поставок (например, продукция химической промышленности в 1,9 млрд долларов), частью поставок провозглашенных республик Донбасса — что не включается украинскую в статистику. Естественно, это требует аккуратности».
Торговый баланс положителен в сторону России, напомнил Ремизов. Отрицательное сальдо торгового баланса Украины с Россией составило 1,38 млрд долларов по итогам прошлого года. Импорт российских товаров на Украину увеличился на 40%, а поставки украинской продукции в Россию — всего на 10%.
Далее, Россия остается крупнейшим инвестором на Украине, указал собеседник. По данным украинского Госстата, за первое полугодие 2018 года инвестиции России («страны-агрессора»!) в украинскую экономику составили 436 млн долларов, или 34% от общего объема иностранных инвестиций.
«Ограничить приток средств на Украину было бы более чем разумным. Тем более, что Киев уже запретил репатриацию прибыли, в том числе Сбербанку, ВТБ и другим банкам с государственным участием», — отметил Ремизов.
В этой ситуации смотреть сквозь пальцы на компании, которые продолжат заводить средства на Украину, у России нет никаких оснований, подчеркнул эксперт.
Дмитрий Абзалов, в свою очередь, напомнил: В сфере девелопмента, есть структуры, у которых есть объекты недвижимости, и в случае если они попадут под запрет, возможностей работать с такими объектами будет крайне мало, — указал собеседник. Он пояснил: классическим примером является предприятие Порошенко, которую он даже продать не может сейчас липецкая кондитерская фабрика, входящая в концерн Roshen.
«Украина сильно зависит от российского рынка услуг, — добавил Абзалов. — Значительная часть музыкального сегмента кормится с нашего рынка, начиная с поп-исполнителей, заканчивая молодежным сегментом. Заключать договоры на выступление на гастролях или в клубах будет затруднительно».
Все эти меры будут вводиться в ответ на действия Украины, — резюмировал эксперт. «Перед президентскими выборами Украина начинает очень сильно радикализировать повестку и ужесточать противостояние с Москвой, — отметил Абзалов. — Москва показывает, что есть определенные красные линии, за которые заходить нельзя даже в порыве яростной борьбы за президентское кресло. Выборы выборами, а экономика экономикой и существовать Украине надо будет за счет нее».
«На самом деле могут возникнуть определенные проблемы, — предположил в комментарии газете ВЗГЛЯД директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. — Если бы мы эти санкции или контрсанкции вводили в 2014 году, тогда понятно, что там могло быть. Мы могли бы, прежде всего, сократить закупку товаров на территории Украины».
Однако, как он подчеркнул, поставки товаров шли в 2014 году. «А за эти годы безо всяких санкций мы довольно серьезно сократили товарооборот с Украиной, — сказал Симонов. — Поставки с Украины итак по многим товарным позициям подпали под разные виды импортозамещения и сокращения. Это, прежде всего касается машиностроительной продукции с востока Украины».
Товарооборот резко сократился, и это привело к достаточно неприятным последствиям для Украины и России. «Машиностроительные предприятия востока Украины, связанные с производством железнодорожной техники, товаров для атомной энергетики оказались лишены российских заказов, — отметил Симонов. — Мы знаем проблемы, связанные с двигателями для вертолетов, судов, которые делались с кооперацией с Украиной. Кстати, Путин сам на Валдайском клубе, говоря о цифрах падения производства на Украине, называл те сектора промышленности, которые прекратили поставки в Россию и альтернативного рынка не нашли».
Симонов считает маловероятным санкции против трудовых мигрантов.
«Можно, конечно, пойти по пути ограничения присутствия рабочей силы с Украины в России. Но тогда возникнут вопросы с точки зрения нашей экономики, — сказал эксперт. — Если гастарбайтеры едут из Украины в Россию, то на самом деле это означает, что есть потребность в их рабочей силе. Они не то, что кого-то особо выкидывают с рынка труда, они занимают те ниши, где у нас есть довольно серьезный дефицит. Мы легко этих людей переварили, и они особого напряжения на рынке труда не создавали».
При этом возникнет вопрос, что делать с жителями непризнанных республик Донбасса. «Как отличить в этой ситуации людей, которых живут в ДНР и ЛНР от жителей остальной Украины? — задался вопросом Симонов. — Кстати, возникает вопрос, как будет решаться вопрос ДНР и ЛНР? Вводить санкции против них тоже? Получится, что санкции могут затронуть и жителей этих государств со всеми вытекающими негативными последствиями. Поэтому я думаю, что санкций против людей не будет, а пойдем по традиционному пути: выберем еще те группы украинских товаров, которые еще остаются на российском рынке сегодня, и будем их выкидывать».
Комментарии42
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео