Ещё

Единой Украины нет и быть не может 

Киевляне отказались переименовывать площадь Льва Толстова. Декоммунизация деккомунизацией, но вот при голосовании на сайте городской администрации число сторонников старого названия перевесило всех оппонентов. И это несмотря на то, что количество так называемых «сепаратистов» и «сторонников России» в украинской столице сравнительно невелико.
Феномен: несмотря на усиленную пропаганду, как со стороны власти, так и со стороны националистов, на Украине все еще остаются культурно тяготеющие к России люди.
Об этом свидетельствуют и результаты проведенного в конце февраля социологического исследования с очень широкой выборкой — 30 тысяч граждан Незалежной самых разных возрастов и профессий.
Несмотря на то, что в условиях авторитарного националистического режима открыто декларировать противоположные взгляды решаются далеко не все, тем не менее данные социологов весьма красноречивы.
24% граждан Украины сообщили, что используют в быту только русский (в Одесской области таких 48%, в подконтрольной части Донецкой области 33%, в Луганской 26% в Харьковской 28%; в Днепропетровской и Николаевской областях тоже высокий процент, но там уже преобладают те, кто предпочел выбрать украинский).
С 2014 года число поддерживающих придание русскому языку статуса официального уменьшилось, но не настолько, как можно было бы ожидать: с 34% до 29%. В мае прошлого года был даже небольшой взлет сторонников русского языка — до 30%.
Русская культурная среда еще остается в избытке — несмотря на непрестанно льющийся из СМИ негатив в отношении всего русского и России в целом. Эффективность дерусификации оказалась ограниченной.
Вы только представьте, сколько еще остается на Украине людей, не поливающих грязью Россию и даже готовых выступить за официальный статус русского языка! И не только языка. Эти же люди выступают против НАТО.
В целом по стране 43% выступают за вступление Украины в Североатлантический альянс, 34% против. Но во всех южных и восточных областях Украины число противников НАТО перевешивает — это касается не только Одессы и Донбасса, но и Днепропетровской, Запорожской, Херсонской и Николаевской областей.
Те же самые русофилы выступают и за федерализацию страны. Несмотря на то, что идея федерализации встречает поддержку лишь у 19% населения страны, в Одесской, Харьковской и Николаевской областях сторонники федерализации составляют большинство.
И это в обстоятельствах, когда федерализм на Украине приравнен к сепаратизму, т.е. к тяжкому уголовному преступлению. Сколько сторонников этой идеи на самом деле мы можем только догадываться.
Эти люди могли бы проголосовать на выборах за пророссийские силы, если бы они были. Но их нет.
И давайте признаем еще один факт: единой Украины — пророссийской или антироссийской, нет и быть не может.
Раскол глубинный — он не только не ликвидирован с момента первого Майдана 2004 года, но эпизодически обостряется. Только репрессивная модель отношений украинских властей с гражданами и тотальное недоверие жителей страны к различным политическим силам не дают возможности консолидации и совместного активного выступления носителей пророссийских настроений.
Очевидно, что должен быть какой-то посредник, который бы, имея авторитет среди жителей южных и восточных регионов Украины, обращался бы к ним от имени России и способствовал росту политической активности.
И тут возникает два вопроса.
Первый: зачем политическая активность жителям юга и востока Украины, — ведь это огромные риски, а так можно тихо и мирно украинизироваться?
Второй: кто способен объединить русских России и русских Украины и создать общую политическую платформу?
На первый вопрос ответить легче. Никакой мирной и спокойной украинизации не будет. Есть риск еще одной войны Украины — с Венгрией и Польшей, в Закарпатье на неделе уже стали стягивать батальоны для защиты «территориальной целостности». Вдобавок социальная обстановка в стране. Тотальное обнищание, которому не видно конца и краю.
Можно, конечно, и в ЕС уехать улицы подметать, но лучше вырваться из этого постмайданного проекта всеукраинского лагеря, отказаться от власти олигархов и командиров батальонов. Сейчас это сложно осуществить, но рано или поздно шанс представится.
Что касается личности и организации, призванной выступить заступником симпатизантов России на Украине, то тут все непросто.
Русская Православная Церковь не желает активно вмешиваться в политику, боясь растратить свой социальный капитал. Хотя, с моей точки зрения, поддержка права русских Украины на более достойную, нежели на Незалежной, жизнь, ничем не противоречит постулатам Церкви и православия. Но здесь окончательное слово остается за Патриархом.
Есть еще вариант с взращиванием политического борца за русское движение на Украине — но тут опять же, риск пресечения на корню подобных попыток перевешивает все возможности России на данный момент.
Из существующих политиков пока же никто — ни Бойко, ни Рабинович, не намерены отстаивать права русских, они слишком завязаны не только политически, но и экономически на постмайданную Украину. С этой стороны помощи ждать не придется.
И всё-таки запрос на широкое движение за регионализацию, федерализацию и дружбу Украины с Россией был и остается. Может, и фигура лидера объявится нежданно, как это часто бывает в экстремальных обстоятельствах.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео