Свободная пресса 16 февраля 2018

Две Украины: Кто с Жуковым, а кто — с Бандерой

Фото: Свободная пресса
Дискуссия среди сторонников Майдана о том, уместны ли Бандера и Шухевич на Юго-Востоке страны, кажется, приходит к выводу: националисты могут чествовать своих героев в западных регионах страны, но не нужно навязывать эту идеологию в Харькове, Одессе и на Донбассе.
Об этом в эфире телеканала NewsOne заявил известный киевский журналист Дмитрий Гордон, ранее поддерживавший Майдан.
«Нам очень важно понять, что Украина, она разная, она неоднородная, неоднозначная, с разными героями и с этим надо мириться. Иначе мы потеряем Украину. Надо сказать всем радикально настроенным людям как с одной стороны, так и с другой, что у нас есть варианты — или добиваться своей правды до конца и потерять Украину, или получить единую страну и признать право разных людей на свою правду. Надо признать право жителей Тернопольской области на геройство Бандеры и Шухевича, надо признать это. Это их право — они хотят поклоняться этим героям, это их право. Надо признать право жителей восточных областей поклоняться своим героям».
«Я за то, чтобы дать людям возможность вздохнуть, жить так, как они хотят при условии сохранения Украины как единого государства. Нужен взаимный национальный компромисс. Я не люблю Бандеру, но я засовываю свое мнение в одно место и говорю: «Дорогие друзья в Львовской и Тернопольской области, мы все — Украина. Вы любите Бандеру — называйте улицы, делайте что хотите, ставьте памятники ему — это ваше право. Но, дорогие друзья, не надо в Харькове и в Одессе делать улиц Бандеры», — подытожил он.
— Благие пожелания, которыми поделился Дмитрий Гордон, регулярно повторяются представителями интеллигенции юго-восточных и центральных регионов, — напоминает политический обозреватель украинской газеты «2000» Дмитрий Галкин.
— Однако проблема в том, что взывать к здравому смыслу украинской власти бессмысленно. Она совершенно сознательно навязывает культ Бандеры и других деятелей ОУН-УПА* в тех регионах, где к этим фигурам привыкли относиться, мягко говоря, с недоверием. Окружение Порошенко и группировка Авакова хорошо понимают последствия подобных действий. Им нужно запугать и деморализовать своих потенциальных политических противников, поскольку это единственный способ, гарантирующий им сохранение власти в нынешних условиях.
Нужно заметить, что они научились эффективно использовать националистическую символику и риторику. Несмотря на то, что политика власти вызывает массовое недовольство во всех регионах, в стране так и не сложилось массовое протестное движение, способное рассчитывать на электоральный успех или вступить с властью в силовое противостояние. Причина этого в том, что политические деятели западных регионов не хотят открыто противодействовать власти, которая, как им кажется, распространяет правильное «национальное мировоззрение». А политики центральных и юго-восточных регионов боятся вызвать раздражение националистических сил (которым власть помогает контролировать улицу), выступая против нынешней культурной политики.
Поэтому власть, конечно же, не станет отказываться от политики, направленной на насаждение «культа Бандеры», несмотря на просьбы и обращения Дмитрия Гордона и его многочисленных единомышленников.
«СП»: — А много ли таких разочаровавшихся единомышленников среди сторонников Майдана?
— Националистов во время Майдана многие действительно рассматривали как союзников в борьбе против Януковича (о прямой поддержке националистов говорить все-таки не стоит). Разумеется, та культурная политика, которую власть проводит, опираясь на националистов, вызывает раздражение и у тех, кто выступал в период Майдана за взаимодействие с ними. Однако многие склонны считать, что такой курс является следствием ошибки или недомыслия власти. В действительности же он проводится совершенно сознательно. Власть, используя националистическую риторику, провоцирует недовольство в юго-восточных регионах, чтобы сплотить вокруг себя всех сторонников националистических идей и затруднить политическую деятельность для их противников.
«СП»: — Насколько вообще возможно то, о чем говорит Гордон: чтобы разные части страны называли свои улицы именами своих героев, которые абсолютно не совместимы друг с другом?
— Несомненно, во многих государствах существуют регионы, которые на протяжении многих лет вели борьбу против центральной власти (как например, Северный Кавказ в России) или были завоеваны после кровопролитных военных действий. Как правило, у таких регионов есть собственные герои, отличающиеся от тех, что почитаются на общегосударственном уровне.
Никакой угрозы для государственной целостности это, как правило, не представляет. Дело же не в том, что юго-восточные и западные области отличаются по своему мировоззрению, это вполне понятно и естественно. Угрозу для государственного единства создает сама власть, используя те представления, что существуют в западных областях, для запугивания и деморализации Юго-Востока. Как только подобная политика прекратится, исчезнут и препятствия для мирного сосуществования различных по своим взглядам регионов в рамках единого государства.
— Позиция Гордона по поводу Бандеры и Шухевича известна, достаточно вспомнить ситуацию с переименованием Московского проспекта в Киеве в проспект Бандеры против которого Гордон активно протестовал, будучи еще депутатом Киевсовета, — подчеркивает украинский политолог руководитель проекта «Открытая аналитика» Роман Травин.
— Он тогда чуть ли ни единственный из депутатов выступил с критикой этого решения. Были, насколько я помню, и другие его заявления относительно деятельности украинских националистов в 30–40 гг., которую он осуждал. Но по всем остальным вопросам у него не только нет никаких принципиальных возражений относительно официального курса власти, но он и публично этот курс поддерживает.
«СП»: — Означает ли это, что многие из «майданщиков» реально готовы принять идею федерализации?
— Позиция Гордона в этом вопросе скорее исключение. Более того, сегодня на Украине предложения по федерализации страны практически приравнены к сепаратизму. Только отдельные лидеры общественного мнения позволяют себе фрондировать подобным образом. У многих людей после подобных заявлений могут возникнуть проблемы. Не обязательно прямо какие-то серьезные (хотя и это возможно), но все же проблемы, например, на работе, или с ними решат «побеседовать» «активисты» или компетентные органы. Поэтому большинство предпочитает не высказываться по этому вопросу.
«СП»: — Может ли вообще существовать Западенщина и Юго-Восток с маршалом Жуковым в рамках одного политического и гуманитарного пространства?
— Какое-то, причем весьма продолжительное, время так и было — они сосуществовали. Правда, постепенно осуществлялась экспансия ценностей более характерных для Западной Украины и сокращалось гуманитарное пространство Восточной. И тогда многим казалось, и я был среди этих людей, что федерализация может помочь как-то решить эту проблему цивилизованным путем. После 2014 года это представляется куда менее вероятным, просто потому, что уж совсем маргинальные вещи возведены на пьедестал. Сейчас слишком велики противоречия между «двумя Украинами», чтобы они могли как-то нормально сосуществовать. Именно поэтому и идет процесс форматирования всей страны по галицкому образцу, в рамках подобной логики не только Жукову и Ватутину, но и огромному пласту русской культуры нет места в нынешней Украине. Если предположить, что маятник качнется в другую сторону, места не останется уже Бандере.
«СП»: — Какую тенденцию в плане развития «национальной идеи» и исторических трактовок можно ожидать в будущем? От чего это будет зависеть?
— Пока все говорит о том, что будет продолжаться и дальше курс на развитие националистической Украины, антагонистической по отношению к России. Вопрос лишь в том, будет ли этот курс несколько более умеренным или более радикальным. Хочется думать, что ситуация рано или поздно изменится, однако, сегодня ничто не говорит о том, что этих перемен стоит ждать в каком-то обозримом будущем.
— Гордон пытается ориентироваться в тенденциях, старается почуять, куда ветер дует, — уверен политолог Александр Дудчак.
— Не всегда удается. Он понимает, что вся нынешняя бандеровщина официальной власти не поддерживается народом, а за рубежом ее вовсе осуждают. Пытается поймать новый тренд, но своей позиции, устойчивого мнения у него нет. Такие люди без убеждений хуже и опаснее тех, у кого убеждения явно вражеские.
«СП»: — Можно ли говорить о реальном расколе в стане тех, кто активно поддерживал Майдан? Означает ли это, что многие из них реально готовы принять идею федерализации?
— Можно говорить и о расколе. Не все из местных организаторов Майдана сумели дорваться к источникам обогащения, к бюджету страны, к административным рычагам, чтобы продвинуть свой частный бизнесу. Но это еще не означает, что они могут открыто заявить о поддержке федерализации. Хотя всем им одинаково безразлично, какая будет Украина: федеративная или унитарная. Если голоса Запада скажут, что теперь Украине нужно становиться федеративной, и за это будут раздаваться различные бонусы, то они быстро станут «федералами» и будут с таким же рвением преследовать сторонников унитарной Украины, с каким преследовали сторонников федерализации.
«СП»: — По словам Гордона, надо сказать всем радикально настроенным людям как с одной стороны, так и с другой, что у нас есть варианты — или добиваться своей правды до конца и потерять Украину, или получить единую страну и признать право разных людей на свою правду. Насколько это реально?
— Вряд ли возможно спокойно воспринимать пропаганду фашизма или героизацию пособников фашизма. Для кого может быть правдой то, что убившие десятки тысяч своих соотечественников — герои? Только для преступников или тех, кто не знает историю. Или знает ее, далекой от правды. В Германии у многих среди предков — и гестаповцы, и эсэсовцы, и нацисты. Но разница в том, что народ Германии покаялся за совершенные ужасные преступления и борется с проявлениями нацизма, а украинские наци гордятся преступниками и возмущаются, когда такую позицию воспринимают как неприемлемую — не только за рубежом, но и дома.
«СП»: — Насколько, по-вашему, польский закон, запрещающий «бандеровскую идеологию» повлияет на засилье этой идеологии на Украине? Станет ли у Бандеры меньше или больше последователей?
— Возможно, на официальном уровне станут реже его упоминать. Но на бандеровскую массовку в стране это не сильно повлияет. Они живут сами по себе, а остальной мир вполне обходится и без них. Среди украинских гастарбайтеров не так уж много идейных бандеровцев, да и «идейные» устанут получать по лицу от местных жителей за демонстрацию своих убеждений, и тем более не захотят отбывать сроки, быть оштрафованными, депортированными.
*17 ноября 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры», организации «Братство». Их деятельность на территории России запрещена.
Комментарии
Читайте также
Житель Луганска обнаружил на улице самодельную бомбу
Украина назвала лидера по закупкам своего оружия
2
Моряков «Норда» не пускают домой
18
В МИД Украины неожиданно поддержали Россию
220