Ещё

Как преследуют журналистов на Украине 

Фото: РИА Новости
Украинские силовики произвели в четверг захват офиса медиа-холдинга «Вести Украина», размещенного в киевском небоскребе «Гулливер». После выезда из страны редактора портала «Страна.ua» Игоря Гужвы, убийства Олеся Бузины и Павла Шеремета, эмиграции еще целого ряда журналистов и редакторов, оппонировавших киевским властям, ситуация, по словам экспертов, все больше напоминает худшие примеры авторитарных режимов в мире.
Около шести утра 8 февраля, как сообщили представители киевского медиа-холдинга «Вести Украина», их офис в бизнес-центре «Гулливер» был заблокирован сотрудниками полиции, военной прокуратуры, представителями Национального агентства по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученных от коррупционных и других преступлений, а также другими силовиками в балаклавах и без опознавательных знаков. Официально помещения были арестованы в рамках уголовного производства против бывшего министра доходов и сборов Александра Клименко, обвиняющегося в нанесении убытков государству в размере 96 млрд грн (около $3,5 млрд по нынешнему курсу гривны).
>> Националисты заговорили о развале Украины
Во всех помещениях был проведен обыск, в кабинеты запретили допуск всех сотрудников, включая руководство холдинга, повреждена техника, мебель, даже стеклянные двери. Редакция «Вести Украина» заявила о начавшемся пожаре. «Внезапно произошло задымление, после этого сработала сирена. Буквально через несколько минут приехали МЧС-ники», — передает РИА «Новости» сообщение издания.
Как заявила главный редактор издания Оксана Омельченко, «как раз сегодня готовили к печати вторую часть расследования про Нацагентство и его друзей… Мы обращаемся к коллегам-журналистам, ко всему медиасообществу, к правозащитникам и лидерам мнений с просьбой о максимальной публичности в освещении беспрецедентного акта насилия над свободой слова в Украине».
Омельченко также добавила, что ранее ее издание опубликовало громкое расследование о деятельности военной прокуратуры Украины.
Но дополнительной подробностью эпизода является тот факт, что до лета 2015 года главным редактором холдинга являлся известный украинский редактор, сейчас руководитель оппозиционного портала «Страна.ua» Игорь Гужва.
Игорь Гужва, против которого в прошлом году было возбуждено пять уголовных дел, после новогодних праздников выехал в Австрию, где и попросил политического убежища. Пока Вена дает ему разрешение на легальное пребывание в Австрии до принятия решения о предоставлении ему статуса политического беженца. По мнению украинский властей, Гужва якобы вымогал деньги у одного из народных депутатов фракции Радикальной партии за то, чтобы снять с публикации компрометирующую его публикацию.
В помещении редакции «Страна.ua», совершенно по аналогичной процедуре, как это происходит в холдинге «Вести», прошли ночные обыск, выемка техники и документов, сам Гужва был задержан. Выйти на свободу ему удалось только под залог в 1 млн грн (около 40 тыс. долларов по нынешнему курсу гривны), которые были собраны его коллегами.
Выехать за границу Гужве удалось благодаря внезапно возникшей юридической коллизии: накануне Нового года у него истекла подписка о невыезде, но из-за отсутствия в стране и генпрокурора, и других руководителей правоохранительных органов просто некому было ее продлить. И спохватились они уже после заявления Гужвы о подаче на статус политического беженца.
В начале февраля генпрокурор Украины Юрий Луценко провел брифинг, на котором поспешил заявить, что у силовиков нет претензий к самому интернет-порталу по его контенту. А уголовные дела против Гужвы касаются исключительно его попыток якобы вымогать деньги у украинских политиков. Согласно заявлению, прокуратура взыскала в бюджет залоговые 40 тысяч долларов и объявила Гужву в международный розыск. По словам источников «Газеты.Ru» в Администрации президента Украины, в ходе текущего визита Порошенко в Австрию обсуждается в том числе и выдача Гужвы. Сам Гужва в своих заявлениях в социальных сетях также подтверждает, что на Австрию оказывается сильнейшее давление по дипломатическим каналам.
Ситуация вокруг «Вестей» и «Страна.ua» находится в центре внимания не только самих журналистов, но и юристов и политологов. Так, cпециальный корреспондент издательского дома «КоммерсантЪ» на Украине Янина Соколовская уже заявила, что «то, что власти делают в медиасфере Украины — это самоубийство самих властей накануне выборов. Криворукое и тупое самоубийство… И то, что президент сейчас в Австрии, усугубляет, а не смягчает властную вину».
Политический эксперт Владимир Макаровский заявил, что эти события стоят в одном ряду с давлением на львовский телеканал ZIK в связи с тем, что там дали возможность высказаться бывшему заместителю руководителя администрации президента Виктора Януковича Андрею Портнову, тоже находящемуся в эмиграции в Австрии. Такая же точно ситуация сложилась и с киевским телеканалом 112.ua, но только в связи с выступлениями на нем бывшего народного депутата от Партии регионов Елены Бондаренко. «Плохо то, что никто никого не стесняется и даже не пытается создать видимость каких-либо приличий», — сетует эксперт.
Еще один относительно недавний случай, вполне укладывающийся в общую картину — нападение радикалов в военной форме и балаклавах на редакцию телеканала NewsOne. Активисты подогнали к въезду в здание грузовик и начали выгружать из него мешки с песком. Вход обнесли колючей проволокой. Якобы акция была организована по инициативе советника министра внутренних дел Украины Арсена Авакова Ильи Кивы из-за высказываний его владельца — внефракционного народного депутата Евгения Мураева.
В годовщину разгона Майдана 30 ноября Мураев в прямом эфире заявил, что Евромайдан на самом деле был не Революцией достоинства, как его называют его сторонники, а «государственным переворотом».
Но когда эксперты сравнивают только ситуации, в которых в редакциях выламывают двери и громят технику, они деликатно замалчивают более жесткие случаи преследования журналистов. В апреле 2015 года в дворе собственного дома в Киеве был расстрелян известный украинский журналист Олесь Бузина. Бузина был не только журналистом, но и автором множества книг, из которых самые известные — «Вурдалак Тарас Шевченко», «Союз плуга и трезуба. Как придумали Украину». Бузина называл себя одновременно и русским, и украинцем, отстаивал идеи федерализации Украины и поддерживал Антимайдан в 2014 году. Хотя двое обвиняемых в этом убийстве членов ультранационалистических организаций задержаны, но по состоянию на февраль 2018 года приговор им так и вынесен, как не завершено и судебное рассмотрение.
Как заявил ко второй годовщине смерти Бузины другой известный харьковский журналист, редактор, писатель, публицист Константин Кеворкян, «в целом украинские СМИ в последние годы стали не источником информации для общества о текущих событиях и трибуной для общественных дискуссий, а рупором пропаганды. В этих условиях их значение необратимо падает, потому с ними перестают церемониться и власть имущие: журналиста можно безнаказанно оскорбить, ударить и даже убить (вспомним Олеся Бузину или Павла Шеремета); на редакции нападают и поджигают.
Соответственно, престиж мордобитой профессии тоже падает в глазах общества. Из „властителей дум“ журналисты откочевали в челядь, и отношение к ним соответствующее: челядь может украсть, напакостить, обмануть…»
Спустя год после смерти Бузины, в июле 2016 года в Киеве погиб в результате взрыва машины еще один известный журналист — Павел Шеремет. Взрывное устройство было заложено под автомобиль, который принадлежал соосновательнице знаменитого своими промайдановскими взглядами портала «Украинская правда» Алене Притуле, его гражданской жене. Ее самой в тот момент в машине не было.
Шеремет родился в Минске, но последние пять лет жил и работал в Киеве, сотрудничал с «Украинской правдой» и «Радио Вести». Через год Луценко был вынужден признать, что в расследовании убийства нет «серьезного прогресса», а международная организация Комитет защиты журналистов (CPJ) призвала украинские власти привлечь к следствию иностранных экспертов. По состоянию на февраль 2018 года подозреваемые, как и основная версия убийства, правоохранителями так и не установлены.
Начиная с 2014 года из Украины эмигрировали под угрозой жизни и свободе такие известные журналисты, как основатель харьковского видеоканала «Первая столица», автор книги о феномене нацистской пропаганды «Опасная книга» Константин Кеворкян; главный редактор издания «Глагол», организатор митингов в поддержку Русской весны в Харькове Константин Долгов; обозреватель газеты «Сегодня», интернет-издания «Обозреватель» Александр Чаленко; директор Украинского филиала Института стран СНГ Владимир Корнилов; занимавшийся расследованиями фактов коррупции в системе МВД Украины журналист Анатолий Шарий; телеведущий и бывший «голос» Антимайдана Юрий Кот; телеведущая, снявшая три документальных фильма о «кукловодах и актерах Майдана» Алена Березовская.
Украинский политолог и политтехнолог Алексей Якубин по мотивам событий вокруг журналистов и прессы даже ввел новый хештег — #нечувана_свобода_слова, который отлично отражает происходящее.
Руководитель Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко сделал официальное заявление по факту событий в «Вестях» с требованием дать публичные объяснения и прекратить препятствование журналистской деятельности.
«Несмотря на это, в нынешней Украине ситуация со свободой слова давно вышла из правового поля, и ее можно сравнить с наиболее авторитарными режимами мира», — комментирует это заявление бывший редактор газеты «Харьковские ведомости», а ныне руководитель московского Агентства политических коммуникаций FullPublic Игорь Байша. По его словам, «и в 2004, и в 2014 года украинская „демократическая“ общественность, как известно, обвиняла и Леонида Кучму, и Виктора Януковича в гонениях на журналистов, убийстве Георгия Гонгадзе, „темниках“ редакциям и других ущемлениях свободы слова. В те времена никто не мог предположить, до чего доведут давление на прессу сегодняшние киевские политики, пришедшие к власти на волне этих настроений».
Комментарии92  Ещё 3 источника 
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео