Ещё

На штурм Донбасса бросят бригады им. Кости Блакитного и Елисея Ботинка 

Фото: Свободная пресса
Как ожидается, 29 января президент Украины Петр Порошенко подпишет указ о присвоении 93-й отдельной механизированной бригаде ВСУ почетного имени «Холодного Яра». Это соединение будет не первым, удостоенным подобной «чести». С августа минувшего года тоже по воле главы того же государства 72-я отдельная механизированная бригада ВСУ стала «имени Черных запорожцев».
В России, естественно, практически никто не в курсе, каковы исторические корни новых воинских регалий Киева? Хотя разобраться в этом стоит. Потому что тогда нам станет яснее, по каким критериям проводится отныне отбор в «пантеон бандеровской славы» современной Украины. А значит — точнее разберемся, для войны с кем, какими методами и во имя чего идеологи нынешнего киевского режима готовят свою армию?
Чтобы яснее стала вопиющая абсурдность происходящего, прежде выясним, «откуда есть пошла» 93-я бригада ВСУ? А вот откуда: свою родословную соединение, на постоянной основе расквартированное в пгт. Черкасское Днепропетровской области, ведет от 93-й гвардейской, дважды Краснознамённой, Харьковской орденов Суворова и Кутузова 2-степени стрелковой дивизии, сформированной в 1943 году. Боевое крещение дивизия получила в Курской битве, где участвовала в знаменитом танковом сражении под Прохоровкой.
Потом было освобождение Украины от фашистов, Ясско-Кишинёвская, Дебреценская, Будапештская, Братиславско-Брновская и Пражская наступательные операции. Всего в годы войны за мужество и отвагу 16898 бойцов и командиров соединения были награждены орденами и медалями, 14 стали Героями Советского Союза.
Этой дивизии, как теперь выясняется, после Победы не повезло снова очутиться на освобожденной, в том числе и ею Украине. В 2014 году судьба сделала немыслимый вираж и поставила внуков победителей в битве под Курском в одну шеренгу с нынешними нацистами. Уже не стрелковая, и не дивизия, а 93-я механизированная бригада была брошена в Донбасс. Ее солдаты и офицеры стойко обороняли Донецкий аэропорт и очень патетично были названы официальным режимом «киборгами».
Позже — разгром в Иловайском «котле». Всего в ходе так называемой «АТО» по состоянию на октябрь 2017 года бригада потеряла 272 человека убитыми (из них 114 солдат и офицеров — под Иловайском). Еще 15 пропали без вести.
И вот теперь тех, кто уцелел, Киев призывает равняться не на Курск и Прагу образца Великой Отечественной войны, а на неведомый нам пока Холодный Яр. Что именно подразумевает такая «честь»?
Если исходить из официальной информационной справки, опубликованной по приближающемуся торжественному поводу украинским порталом Ukrainian Military Pages, перед нами — «один из наиболее известных символов украинской воинской доблести в течение очень длительного времени».
Насчет «длительного времени», конечно, явная брехня. Потому что если кто и помнил про Холодный Яр, допустим, в советской Украине, то лишь книгочеи-исследователи и работники краеведческих музеев Кировоградской и Черкасской областей, ведавшие узкоспециализированными архивными фондами, проходившими по разделу «Борьба с бандитизмом в годы Гражданской войны». Однако если в честь фигурантов давних уголовных дел в соседней стране теперь с какого-то перепугу называют целую механизированную бригаду, то в мутную историю Холодного Яра придется окунуться и нам.
На самом деле речь идет об обширном лесном массиве, расположенном на юге Черкасской и севере Кировоградской областей. Именно в этих краях родился когда-то знаменитый гетман Богдан Хмельницкий, воссоединивший Украину с Россией. Но солдатам и офицерам 93-й отдельной мехбригады нынешний Киев предлагает чтить вовсе не его. Братья Олекса и Василий Чучупаки, бывшие учителя из села Мельники, — вот чьи имена волею Порошенко на днях будут подняты на боевое знамя украинской бригады.
Оба брата были атаманами так называемой «холодноярской республики», в июне 1919 года возникшей в кровавом хаосе Гражданской войны в здешних дубравах. Естественно, их родное село и было объявлено «столицей республики». Штаб братьев-разбойников располагался в Мотронинском монастыре.
Под началом Чучупаков в разное время в лесах собиралось от 15 до 30 тысяч бандитских штыков и сабель, состоявших почти исключительно из жителей окрестных сел и деревень. Главный объединительный лозунг: «Никакой власти, кроме украинской!».
Соответственно, лихие «холодноярцы» резали и рубали шашками всех, кто этой глубокой мысли не разделял — красных из 3-й Украинской советской армии, чекистов, белых офицеров генерала Слащева, анархистов. Причем, пленных красноармейцев нередко живьем закапывали в землю или забивали палками.
Подручные Чучупаков совершали нападения на железные дороги, сахарные заводы, разбивали отряды чекистов и препятствовали работе продотрядов. А когда хотелось просто пограбить — устраивали масштабные еврейские погромы.
По соседству, под Чигириным, примерно тем же самым тогда занимались тоже очень многочисленные банды верного союзника «батьки» Махно атамана Коцура. Так даже с ними у «холодноярцев» началась ожесточенная вражда, выливавшаяся во взаимные вооруженные нападения и грабежи. 25 мая 1919 года «полк» обвиненного в излишних симпатиях к коммунистам Коцуры был разбит братьями-разбойниками в Чигирине.
А какая публика собралась к тому времени в Холодном Яру! Личный состав 93-й механизированной бригады, наследники триумфаторов битвы под Прохоровкой, вы только вслушайтесь в имена, то ли в бандитские «кликухи» самых видных соратников братьев Чучупаков: Елисей Февраль-Ботинок, Сирко, Глаз, Черный Ворон, Мефодий Голик-Зализняк, Семен Волк, Нестеренко-Орел, Костя Блакитный… Это им, а не маршалам Жукову и Рокоссовскому вы скоро будете регулярно отдавать воинские почести по торжественным поводам!
Впрочем, не будет отвлекаться. Вся эта нескучная лесная вакханалия с ночными налетами, сверканием шашек и пулеметной стрельбой продолжалась в Холодном Яру и его окрестностях аж до 1922 года. Раньше искоренить разбойничью «республику» не получилось потому, что ее «захистныки» при свете дня в большинстве представали скромными хлеборобами. И только к ночи по сигналу из леса доставали с чердаков и с сеновалов «винтари» и наганы…
Вот, собственно, так и рождались «наиболее известные символы украинской воинской доблести» (по версии уже упомянутого портала Ukrainian Military Pages). Их, правда, подобных «символов», раньше интересных только краеведам, следователям и криминалистам, сегодня в Киеве много повытягивали на свет божий из самых темных схронов очень непростой истории Украины. Если угодно — вот еще один — «Черные запорожцы». Их имя с августа Порошенко присвоил 72-й отдельной механизированной бригаде Сухопутных войск Украины.
Если не вдаваться в подробности — тут все, как под копирку с историей Гражданской войны в Холодном Яру. «Черными запорожцами» или «черноштычниками» называли других отчаянных головорезов с оселедцами на головах. На их знамени было начертано «1-й конный полк Чёрных Запорожцев». На обратной стороне полотнища — череп с костями и надпись «Украина или смерть».
Пленных не брали, но и сами старались не попадаться. Так как знали: забрызганных чужой кровью по самое «не могу» «черношлычников» в ответ не пощадит никто.
Бывший командующий армией УНР генерал Михаил Омельянович-Павленко вспоминал: «О „черных запорожцах“ надо говорить отдельно … Где произошел какой-то дебош, — „черные“. Славное военное дело — они же … Казаки во всем черном, с летучими в воздухе длинными шлыками вызвали среди врага переполох».
Все в точности, как в те же годы в Холодном Яру, — тоже били и красных, и белых. Главный враг — «москалик». И неважно, погоны он носил или буденовку.
И все же почему и «черных запорожцев», и «холодноярцев» сегодня вдруг вытянул Киев из исторического забвения и срочно «призывает на службу» в ВСУ? «Главный враг — „москалик“! Любой, независимо от политических взглядов и партийной принадлежности. Вот главное для этой власти отныне в выборе символов воинского воспитания украинских солдат и офицеров. Ради этого 29 января и обнародует Порошенко свой новый указ.
Вот еще что важно: куда ведет эта идеологическая дорога? Легко проследить на примере двух сложных судеб. Одна — Юрия Горлиса-Горского (настоящая фамилия — Городянин-Лисовский), тоже деятеля „холодноярской республики“. Ему повезло не угодить ни под пулеметы буденовцев, ни под шашки врангелевцев. Бежал в Польшу, там написал роман „Холодный Яр“, который сегодня широко популяризируется на Украине и уже стал частью „священного писания“ местных националистов.
В 1940 году оказался в Финляндии, которая вступила в войну с Советским Союзом. Пытался склонить правительство Маннергейма к формированию в составе финской армии подразделения из пленных красноармейцев украинской национальности и отправки их на передовую. Эта затея не удалась.
Жил во Франции до оккупации ее гитлеровцами. Предложил и новым хозяевам свои услуги. Стал работать на геббельсовской радиостанции, вещавшей на СССР. А в 1942 году приехал в оккупированный к тому времени немцами Ровно. Там стал активно сотрудничать с Абвером — помогать „чистить“ гитлеровский тыл от советского подполья и партизан. После капитуляции Германии в 1945 году при невыясненных обстоятельствах погиб в лагере для перемещенных лиц в баварском городе Новый Ульм.
А теперь снова вернемся к „черным запорожцам“. Вернее — к тем страницам биографии их командира Николая Дьяченко, в которых описан его служебный путь после Гражданской войны.
Бежал в Польшу. С 1928 года служил майором в Войске Польском. После прихода в страну гитлеровцев оказался в Кенигсберге в лагере для интернированных польских офицеров. В 1940 году на удивление просто был выпущен из лагеря. Что иначе, чем началом сотрудничества с германской разведкой объяснить просто невозможно.
Дальнейшие события только подтвердили эту догадку.
1940 год — начальник полиции польского городка Сувалки.
1941−1942 годы — сотрудник административных органов оккупированных гитлеровцами Полтавской и Черниговской областей Украины.
С августа 1942 — начальник штаба Полесской сечи Украинской повстанческой армии * атамана Бульбы-Боровца.
В 1942—1943 годах — главный резидент Зондерштаба „R“ Абвера в центральных и северо-восточных районах оккупированной территории Украинской ССР. В качестве начальника разведшколы радистов готовил шпионов к заброске в советский тыл. Активно участвовал в борьбе с партизанами Ковпака и Федорова. Летом 1943 года с группой диверсантов по заданию Абвера сумел внедриться в один из партизанских отрядов и ликвидировал двух его командиров.
В марте 1944 принимал участие в формировании Украинского (Волынского) легиона самообороны. В немецкой документации легион назывался иначе — 31-й батальон СД. С августа 1944 — командир названного легиона. В этом качестве участвовал в подавлении Варшавского восстания.
С начала 1945 года — командир 3-го пехотного полка Украинской освободительной армии в составе Вермахта. С февраля 1945 года — командир отдельной противотанковой бригады Вермахта „Свободная Украина“. За бои с советскими войсками в районе Дрездена заслужил гитлеровский военный орден „Железный Крест“ 2-класса.
В апреле 1945 года бригада „Свободная Украина“ сражалась в составе танкового корпуса »Герман Геринг» группы армий «Центр». Была полностью разгромлена в Судетах. 9 мая того же года Дьяченко сдался в плен американцам. Отправлен в Мюнхен, где стал активно сотрудничать с разведкой США.
Умер в США в 1965 году.
Логичен такой вопрос. Обычно в любой воинской части, носящей почетной наименование, оформляются специальные стенды, рассказывающие новобранцам о славных традициях. Бесспорно, в 93-й и 72-й украинских бригадах сляпают нечто подобное. А о том, чем завершили свою борьбу с «москаликами», а значит — с Советской властью агенты Абвера «холоднояровец» Горлис-Горский и «черный запорожец» Дьяченко там тоже будет написано?
*17 ноября 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры», организации «Братство». Их деятельность на территории России запрещ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео