В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Генерал-майор рассказал, почему картавых не берут в военные лётчики

В России 12 августа отмечается профессиональный праздник всех, кто связан с лётным делом — день Военно-воздушных сил. За последние годы престиж военной службы, и, в частности, службы в ВВС существенно возрос. На вооружение поступают самые современные самолёты и вертолёты, которые предстоит пилотировать лётчикам будущего. На вопросы читателей «МК» о современном состоянии ВВС и их перспективах в прямом эфире рассказал гость издания, бывший начальник Федерального управления авиационно-космического поиска и спасания, Заслуженный военный лётчик РФ генерал-майор .

Видео дня

Владимир Попов

Сегодня ВВС России входят в состав Воздушно-космических сил. Однако суть лётной работы, её традиции остались неизменными. Российских лётчиков отличает высокий профессионализм, а отечественная авиатехника по праву считается одной из лучших в мире. Многие рекорды, достигнутые российскими асами на отечественной авиатехнике до сих пор не побиты.

Стать военным лётчиком — непросто. Для этого нужно обладать необходимыми знаниями и умениями, а также удовлетворять специфическим требованиям. В канун дня ВВС читатели «МК» прислали свои вопросы гостю издания — Заслуженному военному лётчику РФ генерал-майору Владимиру Попову. Он рассказал о том, кто может стать пилотом и что для этого нужно уметь.

Один из читателей «МК» поинтересовался: правда ли, что для пилота не нужно образование, навыки и умения, а только крепкое здоровье. Однако, отмечает Владимир Попов, на деле всё далеко не так-то просто.

— Подход здесь может быть двояким. Вот у меня в дипломе первом написано, что я «лётчик — инженер».., — рассказал Владимир Попов. — Инженерная подготовка была очень хорошая. Я заканчивал высшее военное училище. Если говорить про отбор, вот только примеры привожу. Когда я поступал, на место было 18-20 человек. После сдачи анализов, первых ЭКГ у терапевта оставалось уже 11 человек (на место). К концу процесса медицинского отбора уже было 3-4 человека на место. А после того, как с нами работали авиационные психологи, обнаружилось, что уже не конкурс, а недобор на курс. То есть выбор большой, желающих было много. А выбрать — вот тут особый процесс.

Владимир Попов привёл пример, когда одна небольшая случайность могла поставить крест на его карьере лётчика. Опять же это произошло на стадии отбора.

— Я ехал в училище в поезде. Окна открытые, верхняя полка. И продуло ухо. Я даже не почувствовал, а барокамера (на медкомиссии) показала. Барокамера — это серьёзная проверка. Закрытая капсула, в ней откачивается воздух. И ты полчаса в атмосфере, как на высоте 11 тысяч метров. И всё это время задавали вопросы, давали задания простые. Смотрели, какая у меня координация действий, — поделился опытом Заслуженный лётчик.

Причины для отказа в поступлении в лётное училище могут быть самыми разными, но эта жёсткость только во благо, считает Владимир Попов. Лучше на начальной стадии выявить недостатки, чем после 4-5 лет обучения в училище списывать с летной работы из-за каких-то проблем со здоровьем.

Оказывается, отказать в приеме могут даже кандидату с небольшими дефектами речи.

— Это нужно для того, чтобы в полёте была предельно чёткая связь. И если пилот шепелявит, картавит — может в бою дать не тот приказ. Так что это не допускается. И сейчас уже это всё проверяет компьютер. Если у тебя артикуляция не та, всё — не допускаешься, — рассказал генерал.

Фото: Геннадий Черкасов

Ещё одна преграда, которая может стоять между абитуриентом и погонами офицера ВВС — габариты тела. Если ты слишком высокий и, уж тем более — слишком тяжёлый, то лётчиком-истребителем тебе не быть. Ты просто не влезешь в кабину пилота.

— Я лётчик-штурмовик, фронтовой бомбардировщик. У нас требования были как к истребителям. Вот есть кабина, она создана по особым параметрам, и им надо соответствовать. Например, длина руки. Длинные руки нужны, чтобы ты мог достать приборы контроля: включить-выключить, — отметил эксперт.

Ещё один вопрос, который волнует читателей: как отличается подготовка лётного состава в России и на Западе. Есть ответ и на этот вопрос.

— Мне приходилось бывать в , в и наблюдать за процессом подготовки лётчиков. Там это проще устроено. То есть достаточно знать, как работать с прибором. А как этот прибор устроен — не обязательно. Больше такой гуманитарный подход и мне наша система как-то ближе, — поделился мнением специалист.

Так что если у читателей «МК» есть желание подняться в небеса, то уже понятно, каким требованиям надо соответствовать: важны технические знания, но и без хорошего здоровья путь в небо — закрыт.

Уника новости 11.08.2021 20:26 — дата и время публикации

Как сообщает МК