Глава МИД Китая проводит турне по странам Ближнего Востока

Газета.Ru 25 марта 2021
Фото: Газета.Ru
В марте 2021 Пекин решил заявить о себе как о ведущем политическом игроке на Ближнем Востоке. Во время проходящего в настоящий момент ближневосточного турне глава Ван И выступил с неожиданным предложением и пригласил представителей палестинской и израильской сторон для проведения переговоров в Китае. По его словам, Пекин планирует уделить особое внимание этому вопросу в период своего скорого председательства в . Но и эта тема — не единственная, на которую собирается продвигать КНР. Китайский министр также упоминал в своих речах конфликты в  и , говоря о готовности Пекина приложить свои усилия к их решению. Пока Ван И колесит по странам региона, китайский МИД даже представил программный документ, в котором описываются пять принципов по урегулированию конфликтов на Ближнем Востоке. Звучат они привычно витиевато: не смотреть на Ближний Восток слепо с точки зрения конкуренции, поддерживать страны в поиске путей независимого развития, подходить к урегулированию с позиций справедливости и беспристрастности, обеспечить нераспространение ядерного оружия, подталкивать страны к равноправному диалогу, учету мнений друг друга и к улучшению взаимоотношений, а также ускорять сотрудничество в целях развития. Молчание — китайское золото Китай давно имеет тесные торговые отношения со странами Ближнего Востока, и его политического прихода в регион ждали давно, считает старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований . «Китай решил активизировать свою роль в ближневосточной политике. У Пекина очень тесные связи сразу со всеми странами региона. Нет ни одной страны, где бы он не присутствовал явным и серьезным образом. КНР — крупный партнер и в военно-технической сфере», — говорит эксперт «Газете.Ru». Будучи крайне зависимым от поставок природных ресурсов, Пекин был обречен идти на диалог с ближневосточными государствами — одними из ключевых их поставщиков в мире. Известно, что на них приходится около половины импорта нефти. Среди стран по этому показателю лидирует . Но и покупкой ресурсов экономическое сотрудничество Пекина с регионом не ограничивается. Например, Китай очень активен и в , где существует их совместная суэцкая зона торгово-экономического сотрудничества. В информационной сфере крупный контракт с  недавно подписала компания Huawei. Ближний Восток важен для Китая не только с экономической точки зрения. Пекин давно уяснил для себя, что преимущественно мусульманский Ближний Восток — ключ к гарантиям его безопасности. Все дело в расположенном на западе КНР Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Его жители, исповедующие ислам, склоны к радикализму и сепаратизму, а уйгурские боевики с 2013 года стремились повоевать за запрещенное в России . Пекин все эти годы делал все, чтобы они не возвращались и не дестабилизировали ситуацию внутри страны. И взаимодействие со странами Ближнего Востока на этом направлении — важная часть стратегии КНР. Мусульманские Саудовская Аравия, Египет, , и  на официальном уровне не осуждают так называемые лагеря перевоспитания в Синьцзяне. Политические разногласия успешно перекрывает экономическое сотрудничество. Этот статус-кво подтвердило и нынешнее турне Ван И. «Мы твердо поддерживаем законную позицию Китая по вопросам, связанным с Синьцзяном и , выступаем против вмешательства во внутренние дела Китая», — сказал на встрече с китайским министром наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман Аль Сауд. Более того, даже своенравный президент оставил риторику, осуждающую Китай. Зато в  и  во время визита Ван И собралось по тысяче человек, которые держали фотографии пропавших без вести родственников в Синьцзян-Уйгурском автономном районе и скандировали: «Остановите геноцид уйгуров, закройте лагеря». На зло врагу Политическое усиление Китая в регионе важно в том числе и в контексте продолжающегося уже несколько лет противостояния Пекина с Вашингтоном. Например, КНР заинтересована в том, чтобы выстоял под американским давлением. Известно, что Пекин увеличивает закупки иранской нефти через подставные компании. Китай на данный момент для Ирана — крупнейший внешнеполитический партнер. А в условиях новых санкций со стороны по поводу и без, уже мало что может остановить сотрудничество Пекина с . Василий Кашин подчеркивает, что для американцев новую стратегию Китая можно считать настоящим ударом. «Там идет жесткая дипломатическая борьба. Ближневосточные дипломаты рассказывают, что с одной стороны постоянно идут требования от США „выкинуть“ Huawei, а с другой стороны постоянно что-то обещают китайцы. Это полноценная конкуренция, — говорит он. — Китай явно хочет выступить в качестве альтернативы американцам». Эксперт напоминает, что позиция Китая по тому же израильско-палестинскому конфликту давно не менялась — она в русле резолюции Совбеза ООН и близка к российской. Например, в Пекине есть посольство . И это явно контрастирует с позицией США по этому вопросу. Например, предыдущий американский президент активно продвигал «Сделку века», нацеленную на решение израильско-палестинского конфликта. Правда, этот документ в большей степени учитывал израильские интересы, из-за чего был резко отвергнут Палестиной. Старший преподаватель Школы востоковедения НИУ Вгин при этом считает, что Пекин — не то место, куда поедут израильтяне с палестинцами. «У Китая пока нет мощных позиций, способных повлиять на решение израильско-палестинского вопроса. Просто в целом все старые медиаторы уже просто устали. А Китай включается только сейчас. В принципе, стороны могут и прокатиться в Пекин, попробовать местную кухню. Но со стороны США будет большое сопротивление, так как это попытка ослабить позиции Вашингтона. Да и Россия традиционно принимала участие в процессе урегулирования это видно хотя бы по количеству визитов представителилякву. И если китайцы таким образом попытаются перебить карту России, то это, что называется, не по-пацански», — говорит арабист «Газете.Ru». Эксперт высказывает опасения, что из-за активности Пекина на Ближнем Востоке российско-китайские отношения также могут приобрести конкурентный характер. «На самом деле во внешней политике и торговле есть только интересы. И они частично не совпадают у России и Китая и на Ближнем Востоке. Например, кто первый застолбит поляну в ОАЭ и Египте? Ведь Китай там очень активен», — задается вопросом эксперт. Кашин же полагает, что что по большей части интересы России и Китая на Ближнем Востоке совпадают, так как само поле конкуренции — не очень большое. «Китай экономически во многом более крупный игрок, да и сектора у нас разные. Китайцы закупают там энергоресурсы и поставляют туда практически все виды промышленной продукции, а мы поставляем в регион сельхозпродукцию, небольшое количество машин и оружие. Конкуренция лишь в отдельных видах вооружения. Скорее всего, мы будем с Китаем тесно координировать работу в этом регионе. Тем более, у нас проводятся по этим вопросам межмидовские консультации», — говорит эксперт.
 Ещё 3 источника 
Комментарии
Войска , Санкции , Война в Сирии , Ситуация в мире , Реджеп Эрдоган , Василий Кашин , Андрей Чупрыгин , Дональд Трамп , МИД , Совбез ООН , ВШЭ , Исламское государство , Газета.Ru , Бахрейн , Иран , Йемен , Китай , Ливия , Оман , Пекин , Саудовская Аравия , Сирия , США , Турция
Читайте также
В Киеве ответили на слова Пескова о Сребренице в Донбассе
380
В армии РФ появится первое подразделение с ударными роботами
1
Последние новости
75 лет назад СССР передал Дании остров Борнхольм
«Гиперзвуковые учения»: что «атаковали» российские МиГ-31 в Арктике
Суд приговорил тренера Виктора Пестова к 15 годам колонии