Судьба рыбака. Начало войны — Норвежские рыбаки, после оккупации страны, бежали в СССР и стали разведчиками Северного флота

Версия 16 июня 2020
Фото: Версия
Предыстория
Север , провинция Финнмарк. Богом забытое место, где есть только рыба. Сюда завозилось всё — хлеб, другие продукты, топливо для рыболовецких судов, непродовольственные товары. Жили очень бедно. До самого конца 30-х годов ХХ века действовала схема долговых записей. Рыбак сдавал улов в магазин, где ему выдавали продукты и какие-то необходимые вещи. Если рыбак приходил с моря без рыбы, продукты в магазине ему давали в долг, записывая в долговую книгу. Расплачиваться за товары рыбак должен был будущим уловом. Помогали и . Через Архангельский порт вывозился весь лес, предназначенный на экспорт. Львиная доля леса транспортировалась на норвежских пароходах. В 20-30-е годы ХХ века сотни норвежских пароходов ежегодно заходили в порт Архангельска за лесом. На этих судах работали и жители Финнмарка. Мурманск закупал у местных норвежских рыбаков рыбу, оплачивая её мукой. В 30-е годы весь хлеб, который потребляла провинция, был из Мурманска. В норвежских городках работали представительства советских закупочных организаций. Поэтому не удивительно, что в Финнмарке были сильны позиции Коммунистической партии Норвегии. Бедность и близость коммунистического соседа, который покупал рыбу, и продавал хлеб, делали своё дело. Влияние в провинции было настолько большим, что они помогали самым нуждающимся уехать на заработки в Мурманск. Ведь для этого надо было только пересечь залив. В Норвегии Финнмарк называли «Красной губернией».
Оккупация
В 1940 году немцы оккупировали Норвегию. О начале оккупации смотри статью «Гибель крейсера „Блюхер“. Правящая тогда в Норвегии Рабочая партия проводила неоправданную пацифистскую политику, что и привело к быстрой захвату страны.
В Финнмарке, на самом севере страны, есть рыбацкий поселок Киберг. До полуострова Рыбачий — рукой подать, надо только пересечь Варангер-фьорд. Когда в поселке появились немцы, они стали обыскивать все рыбацкие суда, приходящие с моря. Вели жёсткий учёт всех рыболовецких ботов и лодок, запретили выходить в море за рыбой дальше одного километра от берега. В поселке вели пропуска и талоны на топливо для рыбацких судов. Утром летнего дня 1940 года рыбак Хокон Хальваре ушёл на промысел и не вернулся. Все в поселке думали, что он погиб в море. Только его семья знала, что Хокон ждёт их в Мурманске. 24 сентября 1940 года стоял густой туман, и была морось. Три семьи, с мебелью и скарбом — их погрузили заранее — рано утром на трех лодках, ушли в туман. Как 37 человек идут к лодкам, видел местный житель, но он ничего не сказал немцам. Всего из поселка Киберг в 1940 году на Рыбачий прибыло 103 беженца. Им повезло. В Мурманске до войны граждане других стран легко могли попасть в ГУЛАГ. Но ситуация изменилась.
Начало
На Кольском полуострове вопросы о том, что происходило в соседних странах, интересовали две структуры — НКВД и 181 разведывательный отряд Северного флота. В 1940 году в обеих структурах поняли, что дело плохо. Во всех сопредельных с СССР странах, НКВД и военная разведка осуществляли сбор информации. В мирное время Финнмарк был не интересен потому, что там ничего не происходило. К тому же советские граждане, торгующие с норвежцами, давали нужную информацию. Всё изменилось в одночасье с оккупацией Норвегии. Советскому Союзу стала крайне необходима информация о том, что происходит в городках и поселках Северной Норвегии. Но послать наших разведчиков туда не могли — просто не было людей, свободно говорящих по-норвежски. Вдруг выяснилось, что в учебных центрах советских спецслужб не было преподавателей, способных научить говорить по-норвежски так, как говорят местные жители. Ситуацию осложнило ещё и то, что 27 июля 1939 год в одну ночь из Мурманска и Кольского полуострова вывезли 9 000 китайцев, корейцев, греков, немцев, финнов и норвежцев. На других границах выручал Коминтерн. Он предоставлял советской разведке коммунистов из той страны, которая была интересна. В случае Норвегии решили пойти тем же путем, только привлекать не убежденных коммунистов, а симпатизирующих Советскому Союзу рыбаков из Северной Норвегии. 103 беженца, добравшихся до Мурманска, были встречены хорошо.
В 1940 году в Областном управлении НКВД была сформирована особая группа по работе по норвежскому направлению. Она состояла из трех человек — лейтенанта госбезопасности , сержантов госбезопасности и Артура Ойен — норвежца, жившего в СССР. Ершов был очень необычной фигурой в НКВД. Из немецкой семьи из-под Ленинграда, в армии не служил, военных училищ не кончал, прекрасно говорил по-немецки, работал бухгалтером и моряком торгового флота, откуда его, после чисток в органах 1937 года, пригласили в НКВД.
Для начала решили провести общую разведку. После подготовки, осенью и зимой 1940 года НКВД перебросила первую группу разведчиков коммунистов и сочувствующих в норвежский город Сюрварангер. Задача была — общая разведка ситуации, поиск сочувствовавших СССР, и налаживание с ними контактов. Группа успешно работала.
Война
После начала войны 181 разведывательный отряд Северного флота так же приступил к подготовке разведчиков из норвежских рыбаков.
Здесь необходимо сделать небольшое отступление. У советского ВМФ в годы войны было всего два разведывательно-диверсионных отряда. На Балтике действовала Рота особого назначения — РОН — под командованием лейтенанта Ивана Прохватилова. Она специализировалась на подводных диверсиях и состояла из водолазов-разведчиков. Тогда они назывались подводные пехотинцы. Их боевые действия описаны в статье „Морские дьяволы“ Сталина». На севере, в 181 разведывательном отряде работали по двум направлениям. Были созданы разведывательные отряды с участием норвежцев для длительной разведки на норвежском побережье, и был разведывательно-штурмовой отряд под командованием знаменитого . В нем состояли только матросы-разведчики Северного флота. В его задачу входила ближняя разведка и штурмы немецких укреплений на побережье. Войну этот отряд закончил на Тихом океане. Он был главной штурмовой силой Тихоокеанского флота при штурме портов в Корее.
Норвежцы были полноправными разведчиками в составе отряда, их семьи были эвакуированы на Урал, в город Шадринск.
При подготовке высадки первого отряда решался вопрос о способе высадки. Ещё в 1938 году на Тихоокеанском флоте была отработана высадка боевых пловцов из торпедных аппаратов подводных лодок, но в данном случае было решено от него отказаться. Во-первых, температура воды часто не позволяла проводить подобные высадки, а во-вторых, для них была нужна серьезная водолазная подготовка, которой у рыбаков не было. Поэтому решили использовать более простой вариант. Высадка проводилась с подводной лодки. Ночью она всплывала недалеко от берега, с неё спускали надувную лодку, на которой разведчиков переправляли на берег. Лодка могла сделать несколько рейсов, так как с собой разведчики брали продовольствие, рацию, оружие. Павел Визгин — начальник разведки Северного флота утвердил такой вариант высадки. Первая группа была высажена 24 сентября 1941 года с подводной лодки М-173 на мыс Ланбунес. Она состояла из 13 человек — командира, старшего лейтенанта Георгия Кудрявцева, шести матросов Северного флота и шести норвежцев. Забегая вперед, скажем, что эта операция была провалена. Причин было несколько. Первая — это место высадки. Мыс Ланбунес — одно из немногих плоских мест в Финнмарке. Высадившийся на нём десант был как на ладони.
Вторая причина — непонятная цель высадки. Отряд численностью 13 человек для разведывательной войны на севере это много. Можно предположить, что главной целью разведгруппы было создание партизанского отряда на его базе. Третьей ошибкой было неправильная оценка норвежцев. Да, многие сочувствовали Советскому Союзу. Это правда. Но часть норвежцев были приверженцами Квислинга, пронацистки настроенного руководителя Норвегии периода оккупации. В маленьком городке, или поселке, достаточно было нескольких пронемецки настроенных жителей, чтобы немцы знали обо всем, что там происходит. Всё это привело к тому, что уже 7 октября немцы знали о высадившейся группе. Её стали преследовать по побережью.
Погиб Хокон Ойен, погиб командир отряда Кудрявцев, погиб еще один разведчик-норвежец. Чтобы оторваться от немцев, отряд разделился на две части. Первая, купив у норвежцев лодку, на веслах добралась до Рыбачьего. Вторую группу из пяти разведчиков, 15 ноября эвакуировала советская подводная лодка.
В штабе Северного флота пришли к правильному решению. На пустынных берегах невозможна ни партизанская война, ни агентурная разведка. Норвежцы как разведчики нужны для визуальной разведки перемещения немецких конвоев и боевых кораблей. Они должны, базируясь на побережье, круглосуточно вести наблюдение за морем, и радировать о перемещении немецких кораблей и судов. Для того, чтобы найти и отследить один конвой, самолеты-разведчики авиации Северного флота должны были совершить 8 самолето-вылетов в сутки. Если навстречу друг другу шли два конвоя — такое происходило часто — количество самолето-вылетов удваивалось. Командование Северного флота сформулировало задачу — необходимо обеспечить флот информацией о немецких конвоях. В пяти портах Северной Норвегии — Тромсё, Хаммерфест, Коннинсвог, Киркинес и Петсамо — не было ни одного советского разведчика, который бы информировал о выходе конвоев. А ведь через эти порты осуществлялось снабжение немецких войск, наступавших на Мурманск. Но в города внедрить агентов, даже этнических норвежцев было почти невозможно. Поэтому, единственным вариантом была высадка групп на побережье.
Места высадки определялись таким образом, чтобы была возможность круглосуточного наблюдения за всем побережьем Северной Норвегии. В январе 1942 года было выбрано четыре позиции для наблюдения и высажены четыре разведывательные группы. На этот раз группа состояла всего из трех человек — двух норвежцев и старшины радиста из состава 181 отряда. После высадки они создавали себе базу — как правило, в пещерах в прибрежных скалах, маскировали её и шесть (!) месяцев наблюдали за морем. Высадка производилась несколькими рейсами надувной лодки, поскольку кроме рации, батарей и оружия, надо было перевести продуктов на три человека на полгода. Всего груза было около двух тонн. Такая система некоторое время работала успешно. Если в 1941 году только один немецкий конвой из десяти был атакован самолетами и подводными лодками Северного флота, то в 1943 году атаке подвергался каждый второй конвой. Но такая успешная работа продолжалась только один год.
Продолжение следует.
Комментарии
1
Войска , Подготовка к учебному году , СССР , Филипп Савченко , Виктор Леонов , Георгий Кудрявцев , Алексей Ершов , КПРФ , Архангельск , Мурманск , Норвегия
Читайте также
США усилят группировку войск в Польше
1
Киев анонсировал обмен пленными в Донбассе
23
Последние новости
Политолог Ищенко объяснил невыгодность военного вторжения на Украину для России
Минобороны РФ сделает ставку на беспилотные автомобили в Арктике
В армейском спецназе ВС США впервые будет служить женщина