В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Апостроф (Украина): без российских комплектующих Украине не обойтись

Апостроф: Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) сообщило вам о подозрении касательно внесения недостоверных данных, внесенных в декларацию. В 2016 году вы не учли в ней две квартиры и автомобили RangeRover. Эти подозрения имеют основания?

Апостроф (Украина): без российских комплектующих Украине не обойтись
Фото: ИноСМИИноСМИ

: Это манипулирование, скажем так, определенной аналитической информацией. Мои действия полностью соответствуют законодательству, и я готов это доказать.

Видео дня

— Но вы собираетесь как-то реагировать?

— Я уже заявлял журналистам о том, что я — законопослушный гражданин и намерен выполнять все возложенные на меня процессуальные обязанности. Свою позицию я буду аргументированно доказывать в судебном порядке.

— В начале года ваше имя упоминалось в связи с еще одним скандалом, который вскрылся после журналистского расследования Bihus.info о махинациях при закупке в комплектующих к бронетехнике. Как вы можете это прокомментировать?

— Свою публичную позицию по этому вопросу я неоднократно представлял СМИ. Сложно комментировать манипуляции. Все мои действия как главы соответствовали действующему законодательству. Как свидетель, я принимал участие в процессуальных действиях НАБУ, которое расследует факты, изложенные в так называемом расследовании. Все, что мне известно по этому вопросу, я изложил следствию.

— А для украинского ОПК есть какие-то последствия того скандала? Ведь комплектующие, которые закупались в России, нужны для нашей бронетехники, но на Украине они не производятся…

— У нас действительно есть образцы техники, которым нужны такие запчасти. Это, к примеру, БМП-1 и БМП-2. Ремонтировать их стало гораздо сложней. Здесь должно принять системное решение. Оно должно заключаться в следующем: мы эксплуатируем БМП еще какое-то время, а потом переходим к чему-то другому. И если мы переходим к другой технике, то — к какой именно.

— И какие есть варианты?

— ХКБМ им. Морозова предложило вариант отечественной БМП (имеется в виду БМП-У с противотанковыми ракетами «Барьер», — «Апостроф»). У нас также есть системные решения по производству отечественных бронетранспортеров — БТР-3 и БТР-4. Или тогда нужно закупать образцы БМП за границей.

— Но пока системное решение не найдено — как выходить из положения?

— Самый очевидный выход для бронетанковых заводов в условиях отсутствия «белых» поставок комплектующих — отказаться от ремонта такой техники. Однако этот вариант не отвечает национальным интересам государства. Поэтому он не устраивает ни министерство обороны, ни Укроборонпром. Значит остается единственный выход: обеспечивать боеготовность техники, в том числе и за счет комплектующих российского происхождения, а также параллельно искать то самое системное решение.

Вообще, в министерстве обороны должна существовать специальная комиссия по перевооружению, которая будет принимать решение по каждому образцу. Пока заместителем министра был , это осуществлялось под его кураторством. Но, на мой взгляд, этими вопросами должен заниматься министр.

— Припоминаю, в начале года был принят закон, позволяющий министерству обороны осуществлять прямые закупки за границей. Какова судьба этого начинания?

— В минобороны было создано подразделение, отвечающее за прямой импорт. Однако формирование штата и организация его работы требует времени. Мы активно помогали коллегам в этом отношении, но до прихода нового министра обороны этот процесс еще не был закончен.

— А где в этой схеме Укроборонпром?

— Для Укроборонпрома импорт никогда не являлся главной сферой деятельности. Но, повторюсь еще раз, когда минобороны к нам обращалось, мы им помогали.

— Продолжаем тему закупок вооружений. Когда вы были гендиректором Укроборонпрома, неоднократно поднимался вопрос в отношении перспектив приобретения боевых кораблей и самолетов. К чему удалось прийти?

— На вооружении наших ВВС стоят боевые самолеты советского образца, производственная база которых находится в РФ. Эти машины имеют предельный срок эксплуатации, о чем прекрасно знают военные. Поэтому Министерство обороны должно решить, что делать с каждым из образцов. На мой взгляд, если говорить о модернизации этих самолетов, то можно проводить разве что локальные работы. Глубокая модернизация советской техники не имеет смысла — это слишком дорого и практически бесперспективно. Значит уже сегодня нужно думать о том, на какую технику переходить.

— Выбор небольшой, если не российское, значит американское или европейское…

— Нужно выбирать предложения, заранее готовить персонал. Одним из таких решений является помощь партнеров по . Есть немало примеров, когда некоторые страны получали самолеты в подарок. Нам нужно переходить на боевые самолеты дружественных нам государств.

— Американские истребители F-15?

— При наличии бюджета все реально. Нам нужно просто понять, какие средства для этого нужны.

— А что насчет кораблей? Вот буквально на днях появилась информация о том, что американская сторона готова предоставить нам еще четыре катера типа Islands.

— Именно так. Сейчас главный вопрос — это закрыть потребности военных и пограничников патрульными катерами с повышенными огневыми возможностями. И далее от «москитного» флота переходить на ступень выше к корветам.

— Еще один «больной вопрос» — это боевые вертолеты. Их производственная база тоже находится в России.

— Если будет решен вопрос импортозамещения лопастей, можно рассматривать вопрос организации серийного производства вертолетов на Украине. У нас для этого есть все необходимые возможности. Конечно, это займет время. Даже для освоения производства лопастей нужно несколько лет. Хотя боевая ракета для вертолета у нас уже есть, а производство фюзеляжей мы спокойно осваиваем.

— Непонятной остается ситуация с собственным патронным производством. Как решался этот вопрос, когда вы были генеральным директором и чего нам ждать теперь?

— Концерном проведена предварительная работа по организации малосерийного производства боеприпасов. Этот цикл нужно начинать с восстановления производства спецхимии. Это достаточно специфический технологический процесс и такие проектные предложения у нас есть.

Что же касается патронного завода, то специалисты Укроборонпрома провели глубочайшее маркетинговое исследование по возможностям организации таких производств на Украине при участии производителей из Германии, Канады, США и некоторых других стран. Эти варианты были предоставлены министерству обороны, то есть, опять же — решение за ними. Военные должны определиться, то ли мы идем путем спорадических импортных закупок, то ли строим завод. Но мы должны понимать, что импорт — сложная процедура, прежде всего, по политическим причинам и тем более во время войны. На мой взгляд, нам нужно собственное производство, хотя это и довольно дорого.

— А нам хватит этих боеприпасов, если в Донбассе произойдет интенсификация боевых действий?

— Этой информацией владеет . Насколько я понимаю, конвенциональных, то есть стрелковых боеприпасов у нас достаточно. При том, что министерство обороны полагается на боеприпасы, доставшиеся от СССР. В частности, патроны для автоматов Калашникова, производства 1960-1970 годов. А вот с артиллерийскими боеприпасами надо что-то решать уже сегодня.

— К слову, в прошлом году была информация о налаживании у нас производства 155-мм боеприпасов стандарта НАТО, которые должны были использоваться на украинской САУ «Богдана», представленной на военном параде в августе 2018 года.

— Насчет САУ «Богдана» ничего сказать не могу. Этот проект прошел мимо Укроборонпрома. Что касается 155-мм боеприпасов, то сейчас решается вопрос организации их закупок или же серийного производства. Подготовка к серийному производству корпусов снарядов калибра 152/155-мм происходит на мощностях киевской ГАХК «Артем».

— Давно ничего не слышно об оперативно-тактическом ракетном комплексе «Гром-2» (разрабатывается КБ «Южное» в интересах иностранного заказчика, но эти наработки могут быть использованы для создания украинского ОТРК). Как идет работа над этим проектом?

— До конца года должны были состояться финальные испытания этого комплекса. Это — важный шаг украинских ракетостроителей в рамках проекта «ИТ-артиллерии». Речь идет о возможностях трансформации отдельных систем поражения в ударно-разведывательные комплексы.