Ещё

Норвегия намерена топить российские траулеры и корабли-разведчики 

Норвегия намерена топить российские траулеры и корабли-разведчики
Фото: Свободная пресса
Эксперты НИИ Минобороны предложили военному командованию своей страны рассматривать все российские гражданские суда — рыболовецкие, исследовательские и т.д. — в качестве «легитимных», проще говоря, потенциальных целей. Об этом пишет норвежское интернет-издание Aldrimer.no., которое ссылается на аналитический доклад, опубликованный на сайте НИИ Министерства обороны Норвегии.
В документе указывается, что наши рыбаки и ученые выполняют, оказывается, разведывательную деятельность «в той или иной форме». И это позволяет считать их «законными целями в гибридной военной ситуации».
Интересную деталь отмечает при этом ИА «News-Front»: норвежцы, как выясняется, додумались до такого не сами, а при поддержке и непосредственном участии .
Агентство сообщает, в частности, что американцы привлекли норвежских военнослужащих к некоему исследовательскому проекту, инициированному Военно-морской аспирантурой США, в ходе которого якобы наблюдали «аномальное движение гражданского корабля». Из чего и был сделан вывод, что такие суда «могут быть использованы для мониторинга или разведки».
Сообщается, что американо-норвежский проект уже привлек внимание руководства и министра обороны Норвегии Франка Бакке-Йенсена.
К слову, того самого Бакке-Йенсена, который отличился тем, что весьма своеобразно поздравил соотечественников с Новым — 2019-м, годом. Он пообещал им новую войну на территории Европы в ближайшие годы, заранее обвинив во всем , действия которой, по его выражению, «ведут к нестабильности и угрожают безопасности».
Значит ли это, что теперь мы тоже должны объявить норвежские мирные суда своими потенциальными целями, чтобы просто соответствовать этим представлениям?
— Как я понимаю, речь идет только о ситуации войны, — комментирует выводы норвежских аналитиков капитан 1-го ранга запаса, военный обозреватель «СП» . — Если это военная ситуация, то, конечно, все гражданские суда противника рассматриваются как легитимные цели для атаки. Невозможно точно знать, занимаются они ловлей рыбы или перевозят корабли с десантом. Или что-то иное.
Поэтому, естественно, это законные цели, если начинается война.
Но в мирное время законными целями они просто никак не могут быть. Если бы, допустим, они были атакованы вдруг в обычной ситуации, то это уже акт пиратства. Это просто невозможно.
«СП»: — Но там говорится не просто о военной ситуации, а о «гибридной военной ситуации». В чем разница?
— Какая бы война не была — гибридная или негибридная, — если эти суда законные цели для воздействия силой оружия, то это означает, что их будут топить.
Что значит законные цели? Это значит, что они могут быть атакованы — я так понимаю. Если атакованы, значит, они могут быть утоплены. Тогда это просто начало военных действий — в любом варианте.
Касательно того, что суда гражданские, в том числе, привлекаются к ведению разведки в мирное время, так это, в принципе, не секрет.
Я знаю человека, который плавал капитаном танкера (а до этого помощником капитана танкера), и его, действительно, после возвращения в Новороссийск приглашали, так сказать, в специальные органы и просили рассказать, что он видел в портах, допустим, Голландии, Франции — куда заходило его судно. Какие там новые причалы появились. Какие появились портальные краны на этих причалах, какие строятся подходы к ним. Он рассказывал. И, вероятно, не только он — всех капитанов так приглашают.
Это ведение разведки — да. Но это легальное ведение разведки. Что тут такого?
Я не сомневаюсь, что и иностранные суда точно так же заходят в наши порты и с большим любопытством следят за тем, как мы эти порты модернизируем, переоборудуем. И они об этом сообщают, куда надо у себя.
Но это не означает, что их надо топить.
«СП»: — Получается, Америку, условно говоря, американцы, не открыли? Они занимаются тем же самым…
— Конечно, все ведут разведку. И они тоже.
А разведка, кроме всего прочего, — это не какой-то негативный процесс. Когда все хорошо друг друга просматривают, больше доверия к тому, что делает противоположная сторона. Ты лучше это понимаешь. И это нормально.
«СП»: — Но если это, в принципе, нормальная практика, зачем тогда норвежцы поднимают информационную волну с явной угрозой в наш адрес?
— Видимо, это как-то в русле нагнетания общей напряженности вокруг России. И демонизации России. Вот и все. Но, я не сомневаюсь: норвежцы делают все то же самое в наших портах.
«СП»: — Недавно стало известно, что Норвегия закупит у США пять патрульных самолетов P-8 Poseidon, поскольку имеющиеся у нее Lockheed P-3 Orion якобы не справляются с задачей по отслеживанию наших подлодок в Арктике. Откуда такое желание держать руку на пульсе?
— Думаю, это связано с возрастанием нашей активности в Арктике. И Северный флот наш плавает намного активней, и подводные лодки Северного флота активней действуют.
К тому же, общая ситуация вокруг Арктики становится более напряженной. Борьба идет за спорные ресурсы, за шельф, за Севморпуть — вокруг всего этого. Американцы как-то зашевелились.
Общая ситуация вокруг Арктики заставляет и Норвегию, как арктическое государство как-то напрягаться в отстаивании своих интересов. Ледоколы они строить не умеют, но купить у американцев Poseidon вполне себе могут позволить. Во всяком случае, аппаратура на них стоит более современная. Пусть перевооружаются, если хотят.
«СП»: — Только цель их более амбициозная, они рассчитывают лишить Россию стратегического преимущества в Арктике. Такое возможно?
— Они не в состоянии лишить нас стратегического преимущества в Арктике. Это им не под силу, не их уровня задача.
Но они, наверное, могут свои усилия объединять с американцами в обнаружении наших подводных лодок, которые из баз на Кольском полуострове проходят в Северную Атлантику.
Есть противолодочный рубеж Нордкап — Медвежий, который еще в советское время был создан натовцами для отслеживания наших подводных лодок, которые идут вокруг Скандинавии в Атлантику. Там, в Баренцевом море, между норвежским мысом Нордкап и норвежским островом Медвежий проложена цепь гидрофонов — пассивных гидроакустических устройств, которые лежат на дне и просто фиксируют, когда над ними проходит какой-то объект. Например, подводная лодка.
Фиксирует и передает сигнал на берег — лодка прошла над ними. А дальше должна подниматься авиация, заходить корабли и эту лодку отслеживать.
Там давно существует этот противолодочный рубеж, Норвегия участвует в нем. Посильно, конечно. В большей степени там задействованы американцы. Но если норвежцы рассчитывают свои усилия как-то нарастить, то и ради бога.
«СП»: — Но такое впечатление, что они еще и какой-то повод специально для конфронтации ищут…
— Я и говорю, что это в контексте общей ситуации вокруг Арктики. Наши стратегические противники проспали момент, когда мы начали наращивать активность в Арктике.
А теперь видят, что мы укрепляемся на арктических островах, периодически осуществляем туда выходы, строим ледоколы… И лихорадочно пытаются что-то наверстать, для чего всячески нагнетают обстановку. В том числе, возможно, для своего внутреннего потребления — чтобы подстегнуть свои парламенты к увеличению финансирования этих усилий.
Военное обозрение: Русификация «Руслана»: Неразбериха в транспортных войсках
Военные новости: Борисов: взрыв под Северодвинском связан с созданием новой техники
Спецназ взял штурмом дом вора в законе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео