Ещё

Нормандская операция: как адмирал Харламов подтолкнул британцев к открытию Второго фронта 

Фото: ТК «Звезда»
Почему именно был единственным советским офицером среди тысяч англичан, канадцев и американцев, штурмовавших , смотрите в документальном цикле «Легенды армии».
Рано утром шестого июня 1944 года тысячи американских, британских и канадских кораблей и бомбардировщиков выдвинулись из  и пересекли пролив Ла-Манш в районе Нормандии. Войска антигитлеровской коалиции, десантировавшись с моря и с воздуха, взяли оккупированный фашистами берег Северной Франции под контроль уже к 25 августа 1944 года. Эта десантная операция, открывшая Западный фронт в Европе, считается крупнейшей в истории.
Единственным советским офицером, который 6 июня 1944-го был на борту корабля «Мавришес», принимавшего участие в Нормандской операции (операции «Оверлорд»), был контр-адмирал Николай Харламов. В те годы он возглавлял советскую военную миссию в Великобритании, которая представляла своего рода военно-политическое посольство, созданное в начале войны в Лондоне для переговоров, обмена разведданными и контроля поставки стратегических и гуманитарных грузов союзников для Красной Армии.
Николай Харламов принимал участие в подготовке легендарного десанта, консультируя американские соединения по морской тактике. Доверие британцев и американцев к нему было огромным. И потому советского контр-адмирала пригласили на берег Ла-Манша в исторический момент.
За четыре года до операции «Оверлорд» Харламов не подозревал, что ему придется заниматься военной дипломатией. В 1940 году контр-адмирал был вызван в  из , где служил начальником штаба Черноморского флота, на специальные курсы усовершенствования высшего начсостава флота. По окончании получил назначение в  на должность начальника управления боевой подготовки Военно-морских сил. Война застала его на Балтийском флоте, где Харламов был с инспекцией.
В 1941 году контр-адмирала вызвали на совещание в наркомат обороны, где присутствовали члены Политбюро, начальник Генштаба и Иосиф Сталин. После этого совещания Харламову поставили задачу — сопровождать британскую миссию в Москве и вести переговоры с англичанами.
То, что выбор пал именно на Харламова, не было случайностью. Про его незаурядные способности ходили легенды. Харламов родился в 1905 году, в деревне Жуковка . Будущему адмиралу было четырнадцать, когда умер отец. Николай был старшим из четверых детей. Мать решила отправить его в части особого назначения. Подросток был в восторге от своей «взрослой» службы. ЧОНы боролись с бандитами в Брянских лесах. Там пригодилась и его феноменальная память. Харламову достаточно было один раз взглянуть на страницу из учебника, чтобы дословно все запомнить. Николай вступил в комсомол и отправился учиться в Петроград — в военно-морское училище имени .
За 6 лет учебы в морском училище Харламов успел параллельно закончить еще юридические курсы и военно-политическое училище Рошаля, где готовили командные кадры. За отличную учебу ему позволили выбрать место службы. И в 1928-м Николай отправился на Черноморский флот. Службу Харламов начал вахтенным, а через 10 лет стал уже начальником штаба Черноморского флота.
Затем Харламова перевели в Москву, где вскоре его назначили на должность начальника управления боевой подготовки. Но занимал ее Харламов чуть больше месяца — до того самого совещания в Кремле, где он познакомился со Сталиным. Тот отметил моряка: Харламов говорил убедительно и четко, не робел перед высокими чинами, знал обстановку на флотах. И когда была сформирована советская военная миссия в Англии, ее главой назначили начальника разведки генерала , а его заместителем контр-адмирала Харламова.
Преодолев опасный путь над Белым морем, оторвавшись от немецкой авиации, члены советской миссии долетели до Шотландии и 8 июля 1941 года прибыли в Лондон на Юстонский вокзал. Там их аплодисментами встретили простые англичане, которые узнали о приезде миссии из газет. Около десяти тысяч человек пришли оказать им свою поддержку. Однако совсем другое отношение члены миссии ощутили в коридорах власти. Военный министр Моргенсон при знакомстве даже не подал советским офицерам руки и не предложил сесть. А в Имперском генеральном штабе на вопрос о конкретных совместных боевых действиях миссия услышала:«Еще не время».
12 июля 1941года в Москве было подписано советско-британское соглашение о совместных действиях против Германии. В тот же день генерал Голиков уехал из Лондона, чтобы продолжить работу в США. Его обязанности и должность военно-морского атташе СССР принял контр-адмирал Харламов. Чтобы добиться от Великобритании выполнения союзнических обязательств по обмену разведданными, Харламов вызвал из Москвы в Лондон советских радистов.
В апреле 1942-го Харламов получил и подтвердил чрезвычайной важности информацию о планах летней кампании Гитлера на Восточном фронте. Он планировал примерно в конце июня нанести главный удар в направлении Воронежа и Сталинграда.
Глава советской миссии хотел заказать дивизион тральщиков. Заказ могли выполнить в Канаде, чей флот тогда подчинялся британской короне. Харламов обратился к лорду Дадли Паунду за помощью в размещении заказа. Тот пообещал все сделать, однако сам отправил совершенно противоположное указание в Канаду.
Об этом вероломстве Харламов узнал от офицера адмиралтейства, который был возмущен таким отношением к союзникам и тайно передал главе советской миссии копию распоряжения Паунда. Когда контр-адмирал предъявил улику лорду, тот отменил злополучный приказ. Советский флот получил тральщики.
Новое вооружение Харламов искал сам: ездил на испытательные полигоны, заводы, фабрики и судоверфи, вел переговоры с крупными промышленниками.
Когда на фронте столкнулись с трудностями перевода — ведь инструкций по пользованию американской и английской техникой на русском языке не печатали — Николай Харламов нашел выход. Специалисты приезжали из Советского Союза, изучали иностранные машины и отправлялись в Архангельск вместе с конвоями — передавать свои знания красноармейцам.
К лету 1943 года союзникам удалось втрое сократить численность немецкой авиации. И в этом, стоит признать, была заслуга и англо-американских воздушных соединений.
Красная Армия продолжала фактически в одиночку перемалывать почти две сотни дивизий вермахта, а союзники в это время собирали свои армии и готовились к высадке. В августе 1943-го Харламов был вызван в Москву к Сталину. Тот поставил задачу: подтолкнуть британцев к скорейшему открытию второго фронта на севере Франции, действуя через общественное мнение.
Харламов развернул большую кампанию: члены миссии много выступали, об их деятельности писали газеты, они были нарасхват на всех официальных мероприятиях. Жены членов миссии участвовали в женских рабочих митингах в поддержку Красной Армии, ездили по предприятиям и госпиталям.
В мае 1944-го в Шотландии союзники передали СССР часть своих кораблей и подводных лодок. Наступал решающий момент. Американские войска уже прибыли в Великобританию. По приглашению американского командования Харламов ездил на учения союзников. Консультировал адмиралов в вопросах морской тактики.
Операция «Оверлорд» началась с высадки союзных войск в Нормандии 6 июня 1944 года. Адмирал Харламов участвовал в ней в качестве официального наблюдателя от СССР. Он шел во главе колонны «Д» на флагманском крейсере «Мавришес», десант которого должен был высадиться у города Кан. Однако статус наблюдателя не гарантировал безопасности.
Мощная артподготовка и бомбежка силами авиации союзников, казалось, должны были превратить в пыль все силы фашистов. Но, едва колонна подошла к берегу, с него открыли огонь по десанту. Целые сутки линия фронта походила на чересполосицу — американцы и британцы вклинивались на узких участках, а между ними немцы теснили наступавших обратно к воде. И только на вторые сутки берег был полностью захвачен.
Войска союзников двигались вглубь континента, и Харламов счел, что выполнил поставленную перед ним задачу. Вернувшись из Нормандии в Лондон, контр-адмирал попросил, чтобы его отправили на фронт, в море. Его просьбу выполнили: войну Николай Харламов заканчивал на Тихоокеанском флоте, в составе Амурской флотилии, с Квантунской армией Японии.
Николай Харламов после войны командовал Балтийским флотом — начинал его перевооружение ракетно-ядерным оружием. Это был единственный наш флот, где пересекались интересы многих государств, поэтому там пригодились дипломатические способности адмирала и его умение договариваться.
Николаю Харламову посвящен новый выпуск документального цикла «Легенды армии». Программа доступна на сайте «Звезды».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео