Ещё

Ракетный бум: Чем США ответят на российские успехи в сфере гиперзвуковых технологий 

Ракетный бум: Чем США ответят на российские успехи в сфере гиперзвуковых технологий
Фото: Профиль
Lockheed Martin
Ракетный бум: Чем  ответят на российские успехи в сфере гиперзвуковых технологий не намерен мирится с потенциальным отставанием от  и  в ракетных технологиях и ускоренными темпами реализует целый пакет программ по переоснащению всех видов вооруженных сил новыми ракетными комплексами. «Профиль» составил краткий обзор перспективных американских систем.
Статьи в американских СМИ, полные алармизма, наряду с победными реляциями в отечественной прессе могут создать ощущение, что Россия (в американской прессе к ней добавляется Китай) вырвалась в ракетных, или как модно сейчас говорить «гиперзвуковых», вопросах бесконечно далеко вперед. Отчасти это действительно так — аэробаллистические ракеты «Кинжал» уже на опытно-боевом дежурстве, а высокоскоростная противокорабельная ракета «Циркон» проходит испытания и поступит на вооружение раньше зарубежных аналогов.
В этой статье мы не будем касаться вопросов модернизации стратегических ядерных сил (СЯС), поэтому маневрирующий боевой блок «Авангард» для межконтинентальных баллистических ракет (МБР) тут несколько не к месту, но он также демонстрирует достижения российского военно-промышленного комплекса. В Соединенных Штатах, к слову, разработка нового боевого оснащения для МБР отнюдь не главный пункт повестки дня, что связано с несравненно меньшим значением СЯС по сравнению с силами общего назначения в американской военной машине. Обсуждаемых ниже систем это тоже касается — все упоминаемые ракеты неядерные. Разумеется, в будущем, в случае необходимости, разработка оснащенных ядерными боевыми частями модификаций будет относительно проста — качественный термоядерный заряд отличается небольшой массой и габаритами, а требования к точности для него куда ниже, чем для конвенционального «изделия».
В последние два десятилетия в США реализовывался целый ряд программ по изучению гиперзвукового полета в интересах всех трех ключевых видов вооруженных сил. Наиболее зримым их проявлением стали относительно несекретные испытания таких машин для отработки гиперзвуковых прямоточных реактивных двигателей (ГПВРД), как X-43 и X-51 или планирующие маневрирующие боевые блоки («глайдеры») HTV-2 и AHW. Они, вероятно, позволили собрать американским инженерам много полезных данных и накопить некоторый опыт, однако новое оружие на основе этих изысканий не создавалось. То есть, конечно, X-51 можно назвать «прототипом гиперзвуковой крылатой ракеты», но, строго говоря, это лишенный системы наведения и боевой части летающий двигатель, способный держаться в воздухе только шесть минут (из которых топлива хватило на три с половиной).
Чем была вызвана длительная задержка? Возможно, американские инженеры столкнулись с проблемами, решение которых потребовало денег и времени. А, может, желания военных были слишком амбициозны и далеки от того, что могли дать инженеры «здесь и сейчас». Ну и конечно, очень вероятно, что Конгресс и Белый дом не выделяли должное финансирование, пока не грянул гром — то есть, пока русские и китайцы не начали демонстрировать резкий прогресс в области ракетного производства.
Как бы то ни было, ситуация изменилась и сейчас в США параллельно реализуется такое количество ракетных программ, что в них очень просто запутаться. Попробуем кратко разобраться с ними. Не кратко, к слову, сейчас и не получится — хотя обычно американские военные любят похвастаться своими новыми игрушками, эти действительно важные для них программы они предпочитают держать в секрете.
Много «Кинжалов» не бывает
Пройдя в начале века этап полноценного изучения гиперзвуковых систем, с оснащенными ГПВРД летающими лабораториями, а не безмоторными «планерами»-глайдерами, в ВВС США решили, что новое оружие им нужно в кратчайшие сроки. Приоритет был отдан нескольким программам аэробаллистических ракет с маневрирующими боевыми блоками — аналогам российского «Кинжала».
Ракеты такого типа, грубо говоря, состоят из двух частей. Первая — мощный твердотопливный ускоритель, часто от существующей «наземной» ракеты («Кинжал» явно родственен «Искандеру», а американцы, вероятно, будут пользоваться ускорителями от своей старой оперативно-тактической ракеты ATACMS или ее замены). Этот ускоритель разгоняет вторую часть — небольшой, не оснащенный собственной двигательной установкой глайдер, который в итоге и поражает цель, при необходимости маневрируя с помощью аэродинамических поверхностей.
Такой облик должны иметь две ракеты, создаваемые по заказу ВВС США в рамках программ ARRW (Air-Launched Rapid Response Weapon, «авиационное оружие быстрого реагирования, оно же Arrow — „Стрела“) и HCSW (Hypersonic Conventional Strike Weapon, „гиперзвуковое конвенционное оружие“, оно же Hacksaw — „Ножовка) фирмой Lockheed Martin. Считается, что они в относительно высокой степени готовности, первая уже даже получила официальный индекс — AGM-183A. К летным испытаниям планируется приступить в 2021 году и максимально быстро перейти к войсковой эксплуатации. Чем конкретно отличаются ARRW и HCSW сейчас не очень понятно, но вероятнее всего одна из них крупнее, с более мощным ускорителем и как следствие — большей дальностью.
Кроме сугубо прикладных программ, ВВС совместно с  реализует две „научные“: TBG (Tactical Boost Glide, „тактический глайдер“) и HAWC (Hypersonic Air-breathing Weapon Concept, „концепт гиперзвукового реактивного оружия“). Если реализуемая Raytheon TBG это, вероятно, последняя тренировка в „глайдерах“, то HAWC — очередной подход к снаряду „настоящего гиперзвука“. Над этой авиационной ракетой с ГПВРД работают, конкурируя, Raytheon и Lockheed Martin. Обе летающие лаборатории должны выйти на испытания уже в этом году, если не будет незапланированных задержек.
Носителями вышеупомянутых ракет, в первую очередь, должны стать стратегические бомбардировщики B-52H — на них уже монтируют новые узлы подвески с максимальной нагрузкой до 9 тонн (очевидно под какие-то наиболее тяжелые „игрушки“). Ракеты полегче смогут нести и F-15 — это служит дополнительным доводом к возрождению его производства, в отсеки F-35 и тем более F-22 габаритные аэробаллистические ракеты никак не запихать.
Выше мы не упомянули перспективную стратегическую крылатую ракету LRSO, которая в ядерном исполнении должна стать основой воздушного компонента американских СЯС, однако она — дело несколько более далекого будущего. Кроме того, ее облик пока окончательно не определен, а финансирование постоянно ставится под угрозу.
В старые добрые времена
Пока американские ВВС ищут вдохновения в достижениях российской оборонки, Армия вспоминает свои лучшие годы. Развитие ракетного оружия сухопутных войск США в первую очередь связано с прекращением существования Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) и желанием снять с себя ограничения в развитии таких вооружений.
Наиболее близка к реализации программа PrSM (Precision Strike Missile, „высокоточная ракета“) — условный американский „Искандер“. По этой программе планируется создать замену существующей оперативно-тактической ракете ATACMS. Планируется использовать существующие пусковые установки MLRS (гусеничную) и HIMARS (колесную, более легкую), причем за счет уменьшенных габаритов боекомплект должен быть удвоен (вместо 2 и 1, 4 и 2 ракеты на установке соответственно). При этом так же должна быть увеличена дальность — до расторжения ДРСМД официально говорили о „до 499 км“, но теперь с наиболее легкими боевыми частями она, возможно, приблизится к 700 км. Летные испытания фирмы Raytheon и Lockheed Martin должны начать в этом году, а на вооружение Армии ракеты планируется поставить уже в 2023-м.
Однако настоящим следствием развала ДРСМД стала разработка новой баллистической ракеты средней дальности. Точное название программы неизвестно (варианты — Land-Based Hypersonic Missile или Strategic Fires Missile), но работа уже идет, средства в проекте бюджета запрошены и летные испытания запланированы в районе 2024 года. Речь идет о самом настоящем Pershing 3.0 с дальностью более 2000 км и высокоточным неядерным боевым блоком. К слову, именно Армия далеко продвинулась в разработке глайдеров и ее проекты планируют взять за основу и ВВС, и Флот. В частности, на счету „сухопутчиков“ успешные испытания по программе AHW (Advanced Hypersonic Weapon) в 2011 году, когда глайдер, установленный на старой МБР преодолел 3700 км, и, как заявлено, попал в полигон с приемлемой точностью.
Параллельно достаточно консервативной баллистической ракете идет разработка такой футуристичной вещи как „тысячемильная пушка“ SSAC (Strategic Strike Artillery Cannon, „пушка для стратегических ударов“, есть и вариант названия Strategic Long-Range Cannon). Разумеется, речь не идет об обычной артиллерии — ни инновационная жидкая взрывчатка, ни „рельсотроны“ не дадут такой дальности при сколь-либо разумных габаритах. Фактически новая пушка должна стать пусковой установкой для легких ракет-снарядов. Несмотря на то, что тема широко обсуждается, неясно выйдет ли она за грань исследований и опытных образцов. Вероятно, все будет зависеть от финансирования и того получится ли создать приемлемый по соотношению цена-качество снаряд.
Необходимо упомянуть о еще одном перспективном наземном ракетном комплексе, хотя он, вероятно, юридически будет проходить по ведомству ВВС. Речь о мобильном комплексе с крылатыми ракетами большой дальности, разработку которого США официально начали еще два года назад в рамках того, что они назвали „противодействия нарушению Россией ДРСМД“. Начала его испытаний стоит ждать в этом году. Практически наверняка это будет созданная на скорую руку колесная пусковая установка на шасси армейского тягача, а в роли ракеты выступит либо флотский Tomahawk, либо ракета семейства JASSM ВВС.
В борьбе за сохранение места под солнцем
А что флот? Со времен „Бури в Пустыне“ благодаря более чем сотне кораблей и подводных лодок-носителей крылатых ракет Tomahawk ВМС считались главной „длинной рукой“ американской военной машины. Армия после окончания холодной войны могла похвастаться в лучше случае ATACMS с дальность в районе 300 км, а ВВС только в последние годы начали получать тактические крылатые ракеты большой дальности в действительно большом количестве.
Однако в связи с освобождением сухопутных войск от оков ДРСМД и бурным развитием авиационного гиперзвука старая роль флота в большой опасности. В ВМС это понимают и реализуют собственные программы новых неядерных ракет. Определенной сложностью для флота является то, что новые ракеты ограниченны по массе и габаритам — они должны подходить для имеющихся корабельных пусковых установок.
Главная задача флота — создание новой баллистической ракеты средней дальности в рамках программы Conventional Prompt Strike (“конвенционный быстрый удар») с управляемым глайдером. Первые испытания по этой теме прошли в октябре 2017 года. Новая ракета планируется для оснащения подводных лодок — типов «Огайо» (в основном — переоборудованных под крылатые ракеты Tomahawk первых четырех субмарин этого типа) и новых лодок типа «Вирджиния». Преимущества в скрытности и мобильности позволят успешно конкурировать с армейской ракетой средней дальности — подлодке для размещения в регионе не нужно договариваться с местным союзником.
Говоря о надводных кораблях следует в первую очередь отметить потенциал для поражения наземных и надводных целей, который всегда закладывался в зенитные ракеты семейства Standard. В данном случае нас интересует SM-6 или, еще лучше, их возможное развитие в этом направлении с максимальным сохранением габаритных характеристик. Интересной «закладкой» на будущее выглядит то, что на эсминцах типа Zumwalt пусковые установки модернизированы с расчетом на более тяжелые ракеты и в полтора раза более мощные ускорители. Кроме того, потенциальными носителями новых ракет могут стать беспилотные корабли типа LDUSV (финансирование программы их строительства запрошено в новом бюджете), и перспективные эсминцы-крейсера, которые еще предстоит создать по программе Large Surface Combatant. Нынешние же эсминцы типа Arleigh Burke могут быть окончательно переориентированы на задачи ПВО/ПРО.
Хоть мы и обещали не касаться в этой статье вопросов обновления СЯС, отметим все же, что флот запросил финансирование на начало изысканий по теме новой ядерной крылатой ракеты для подлодок (Tomahawk с ядерными боевыми частями сняты с вооружения в 2011-12 годах). Однако этот проект не имеет серьезной поддержки у американских законодателей. Да и в любом случае это вопрос далекого будущего, если конечно не американцы решат возобновить производство Tomahawk в ядерном варианте.
Вряд ли все вышеперечисленные программы будут успешно реализованы — а может в строю мы увидим и вовсе другие ракеты, разработка которых держится в полном секрете или еще не начата. Но совершенно точно в ракетной области на наших глазах разворачивается самая масштабная, как минимум с 1980-х, революция. К сожалению, пожелания политиков «не допустить начала гонки вооружений» особого веса не имеют — старт этой гонке уже дан.
Одиночество в мегаполисе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео