В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Как советские лётчики устроили «чёрный четверг» для ВВС США

12 апреля 1951 года советские лётчики, принимавшие участие в Корейской войне, на МиГ-15 уничтожили по меньшей мере 12 стратегических бомбардировщиков Boeing B-29А Superfortress и пять истребителей ВВС . В том бою принимал участие Герой Советского Союза , которому 10 апреля исполнилось 95 лет. В тот день пилот, прошедший Великую Отечественную войну, впервые сбил американский самолёт — F-84 Thunderjet. Всего же на счету Крамаренко в Корейской войне 104 боевых вылета, 42 воздушных боя и 13 засчитанных личных побед. В интервью RT ветеран рассказал о сражениях в том конфликте, в частности — о воздушном бое, который американцы позднее назовут «чёрным четвергом» своей авиации.

Как советские лётчики устроили «чёрный четверг» для ВВС США
Фото: RT на русскомRT на русском

— Сергей Макарович, RT поздравляет вас с Днём рождения! Вы прошли Великую Отечественную войну и воевали в . Кто был более серьёзным соперником в воздушных боях — немцы или американцы?

Видео дня

— Конечно, немцы. Это был реальный, умелый враг. Среди американцев и лётчиков других стран коалиции, воевавшей на Корейском полуострове, мастеров воздушного боя было мало. А у нас каждый из пилотов хорошо повоевал в Великой Отечественной. Поэтому мы противника в Корее били. Немцев я на войне ненавидел: они много горя принесли нашему народу, и когда мы гнали их к Берлину, то своими глазами видели страшные следы разрушений на нашей земле. А к американцам у меня лично злобы, ненависти не было никакой. Их послали воевать и нас послали воевать, каждый выполнял свой долг солдата.

В бой шли добровольцы

— В Великой Отечественной войне вы были ведомым у трижды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба. Это он вас и позвал в Корею, в свою 324-ю истребительную авиадивизию?

— Нет, всё было по-другому. Лётчиков нашего 176-го гвардейского истребительного авиаполка в октябре 1950-го собрали в клубе части. На трибуну вышел заместитель командующего ВВС Московского военного округа Василия Сталина генерал Михаил Редькин. Сказал, что американцы в Корее хозяйничают в воздухе, безнаказанно бомбят, убивают десятки тысяч мирных людей. Наша Родина не может вступить в войну в Корее, потому что американцы продавили в решение на вступление в войну коалиции под эгидой . Советский Союз не может воевать против ООН, но корейскому народу способны помочь советские добровольцы. Редькин спросил, кто готов поехать в Корею. Встал весь полк. В итоге отобрали 32 лётчика, все из них прошли войну с немцами.

Такие собрания, знаю, прошли и в других авиачастях. Из добровольцев был сформирован 64-й истребительный авиационный корпус. В нём было две дивизии, 324-й истребительной авиадивизией командовал полковник Иван Кожедуб, мой бывший ведущий в Великой Отечественной войне.

Superfortress наши летчики прозвали «летающими сараями»

— Если СССР официально не вступил в войну, то как скрывалось участие наших лётчиков в боях в Корее?

— На наши МиГ-15 были нанесены опознавательные знаки армий Китая и Северной Кореи. Каждому лётчику приказали вести радиосвязь по-корейски. Для этого нам раздали бумажки, на которых были записаны команды на корейском языке русскими буквами. Мы пытались их заучить наизусть, но уже в первых боях, в горячке воздушных схваток, вся эта конспирация закончилась. Не до этого было, чтобы вспоминать чужую речь. Да и разведка США знала, кто летает в корейском небе.

— Какие задачи были поставлены советским добровольцам?

— Нам приказали не пускать самолёты коалиции южнее берега реки Ялуцзян. Скоро американцы назвали эту линию «аллеей «МиГов»: мы их встречали у речки и не позволяли лететь дальше.

— У наших лётчиков был боевой опыт, а как показала себя боевая техника?

— Уже первые бои показали, что реактивные самолёты США F-80 Shooting Star и F-84 Thunderjet значительно уступают советским МиГ-15. Это касалось и скорости, и вооружения. Значительно лучше были новые на тот момент истребители F-86 Sabre. Но и им наши самолёты ничем не уступали. У моего МиГ-15 было три пушки: две калибра 23 мм и одна калибра 37 мм с прицельной дальностью 800 метров. На вооружении у F-86 стояло шесть пулемётов калибра 12,7 мм, дальность стрельбы у них была вдвое ниже нашего оружия — 400 метров. А бомбардировщики В-29А (Superfortress) мы в обиходе прозвали «летающими сараями». Не скоростной самолет, длина которого составляла 50 метров, был очень лёгкой мишенью для советских летчиков на МиГ-15. Главное было разогнать истребители прикрытия.

Первый «урок» не усвоили

— 12 апреля 1951 года вы принимали участие в воздушном бою, который американские историки позже назвали «чёрным четвергом» авиации США. Помните подробности того дня?

— Конечно. Тогда на свой боевой счет я записал первого сбитого американца. 12 апреля 48 американских стратегических бомбардировщиков В-29А «Суперфотресс» попытались нанести массированный удар по корейскому городу Сингисю. Их охраняли 18 истребителей F-86 Sabre, 34 F-84 Thunderjet и 24 F-80C Shooting Star. На перехват этих 124 самолетов вылетели 44 наших МиГ-15.

Бомбардировщики шли тремя группами, по 16 в каждой. Задачей моего звена было атаковать истребители США и увести их от В-29А. Мы с ходу пошли в атаку. Я определил командирский самолёт в эскадрилье «Тандерджетов» и открыл огонь. Одна очередь прошла позади хвоста американского самолета, вторая попала точно в цель. F-84 задымил и стал уходить, потом свалился в штопор. Затем мы стали гоняться за пытающимися выйти из схватки истребителями США, о защите «летающих крепостей» их пилоты уже не думали.

Потом я заметил В-29А, летящие одиночно или малыми группами в сторону моря. Я и мои лётчики открыли по ним огонь. После каждого попадания в борт «Суперфортресса» из пробоин шел белый дым. Потом внизу мы увидели боевые корабли США. Чтобы не попасть под огонь их зениток, пришлось отвернуть в сторону берега.

Потом подсчитали, что воздушный бой у берегов реки Ялуцзян шёл всего девять минут. За это время наши лётчики, по официальным данным, признанным американцами, уничтожили 12 бомбардировщиков и 5 истребителей США. А нам тогда, в апреле 1951-го, сообщили, что на аэродромы взлёта вернулись только 23 из 48 В-29А, остальные были подбиты и упали в море. В любом случае, таких массовых потерь техники и пилотов у них ещё не было. Они надолго прекратили посылать на бомбардировки большие группы самолетов. Вылетали по одиночке, в основном, по ночам.

— Но, как известно, после «чёрного четверга» ВВС США получили ещё и «черный вторник»? Вы участвовали в том бою?

— Нет, тогда отличились коллеги — лётчики 303-й дивизии нашего 64-го авиакорпуса. 30 октября 1951-го на территорию Северной Кореи пытались прорваться 21 Superfortress и почти 200 прикрывающих их истребителей разных типов. Наши лётчики урок повторили: сбили 12 В-29 и 4 F-84.

А я в тот день сошёлся в воздушной дуэли с «Тандерджетами». Один из них повредил, но он смог улететь на бреющем в сторону моря. Через много лет в США рассекретили часть архивов. Стало известно, что подбитый мной истребитель упал в воду, а катапультировавшийся лётчик остался жив.

Звание Героя Советского Союза я получил за 13 засчитанных самолётов противника. По моим подсчетам, всего в Корейской войне я сбил 21 чужой истребитель. Часть из них упала в Жёлтое море, в акваторию которого залетать нам запрещалось, чтобы не быть сбитыми самим и не попасть в плен к американским морякам. Всего наши лётчики уничтожили в ходе Корейской войны около 1300 самолётов авиации противостоящей нам коалиции во главе с США.