Газета.Ru 20 ноября 2018

100 лет назад в Крыму убили ученого-изобретателя Колбасьева

Фото: Газета.Ru
100 лет назад в Крыму застрелили капитана 1-го ранга Евгения Колбасьева. Ученый прославился изобретениями в области военно-морского дела, разработал проект и добился создания подводной лодки, опередившей свое время, однако на 57-м году жизни пал жертвой вооруженных бандитов.
100 лет назад под Севастополем был убит изобретатель Евгений Колбасьев — один из основоположников российской телефонии и автор проекта одной из первых подводных лодок. Далекий от политики ученый не интересовал ни красных, ни белых, поочередно занимавших Крым во время Гражданской войны, но пал жертвой уголовников, почувствовавших силу и безнаказанность в период фактического отсутствия системы правопорядка. Колбасьев — один из «забытых» ученых дореволюционной России. Больше известен его племянник, писатель-маринист и автор цикла морских рассказов «Поворот все вдруг» Сергей Колбасьев, неоднократно арестовывавшийся в 1930-е годы и либо расстрелянный, либо погибший в лагерях.
В советское время Колбасьев-писатель был предан забвению как «подонок, оказавшийся агентом фашизма».
Колбасьев-изобретатель, напротив, включался в различные энциклопедии, посвященные военно-морскому делу, но не более.
Из-за этого произошла путаница в фактах их биографий. Разобраться с ней смогли современные исследователи.
В конце XIX века Евгений Колбасьев стал инициатором внедрения современных ему средств связи на военно-морском флоте. Трудясь преподавателем Кронштадской водолазной школы, он разработал конструкцию корабельного и подводного телефона, а также создал систему связи с водолазом. Ему же принадлежит авторство оригинального способа подводного освещения. Первые опыты были проведены Колбасьевым на броненосце «Петр Великий» в 1886 году.
Семь лет спустя он основал специальную мастерскую по производству и ремонту водолазного снаряжения, телефонных установок и аппаратов сигнализации для кораблей. Со временем аппаратура Колбасьева появилась на броненосцах «Потемкин», «Бородино», «Орел», крейсере «Олег» и других военных судах. За границей изобретатель мог бы сколотить солидное состояние. Однако будучи по натуре не коммерсантом, а человеком служилым, желавшим приносить пользу государству, Колбасьев оказался не склонен к проявлению личных амбиций. Его трудами пользовались и активно их развивали на протяжении десятилетий, при этом не вспоминая имя основоположника.
Главным делом жизни ученого явилась разработка проекта электрической подводной лодки, которую в 1901 году собрал в обстановке строжайшей секретности корабельный инженер Николай Кутейников.
Аппарат получил название в честь матроса — героя обороны Севастополя Петра Кошки. По всем характеристикам лодка получилась уникальной для своей эпохи. Аккумуляторов хватало для подводного плавания со скоростью 3,5 узла на расстояние до 15 миль с погружением на 20 метров. В надводном положении субмарина могла пройти 40 миль на 4 узлах. В экипаж входили три человека — офицер и два нижних чина. В разобранном виде подводный миноносец помещался в обычном железнодорожном вагоне. Процесс сборки занимал шесть часов.
Колбасьев и Кутейников сильно опередили время, первыми создав секционный метод строительства подводных лодок, к чему массово обратились только в годы Второй мировой войны.
Еще одной уникальной особенностью изобретения было расположение всех шести гребных валов под углом 20 градусов к диаметральной линии корпуса. За счет этого автор предполагал добиться от своей лодки маневренных качеств, необходимых для атаки вражеских судов.
В прессу Российской империи информация о разработке субмарины впервые просочилась в 1902 году.
«На днях в опытном бассейне Морского ведомства в Петербурге, в присутствии управляющего морским министерством генерал-адъютанта Павла Тыртова и многих флотских офицеров протоиреем о. Иоанном Кронштадтским совершено было освящение новой подводной лодки лейтенанта Евгения Колбасьева, — писали «Московские ведомости». — Лодка почти совсем готова.
Предстоит лишь сделать некоторые изменения и дополнения в деталях сооружения.
Лейтенант Колбасьев назвал свою лодку «Матрос Петр Кошка» в честь известного героя Севастопольской обороны, смелые и неожиданные действия которого имели много общего с задачами, преследуемыми подводною лодкой».
Вопреки информации об участии субмарины в Русско-японской войне и ее затоплении перед сдачей Порт-Артура, на флотскую службу она так и не поступила, ограничившись испытаниями. К подводным лодкам тогда было распространено преимущественно скептическое отношение. В 1902 году аппарат был переправлен в Севастополь, а после 1907-го о нем больше нигде не упоминается. Колбасьев продолжил разработку проектов в плавучем доке Севастопольского порта. Однако широкого интереса они не вызвали, а потому реализованы не были.
Занимаясь изобретениями, Колбасьев не обратил внимание на произошедшие в Петрограде революции и развернувшуюся в стране борьбу. Вероятно, не следил он и за событиями, завершавшими Первую мировую войну. По условиям Компьенского перемирия немцы должны были вывести войска с оккупированных территорий. Солдаты ушли — и в Крыму на некоторое время воцарился произвол.
Не сохранились подробности убийства Колбасьева, который вышел в отставку в чине капитана 1-го ранга и приобрел в Севастополе устричный завод вблизи Килен-балки.
Известно лишь, что 20 ноября 1918 года он погиб в стычке с бандитами, имевшими целью ограбление ученого.
«Евгений Викторович Колбасьев умер от револьверной раны. Погребение совершил настоятель монастыря архимандрит отец Яков», — гласит запись в книге монастыря Святого Климента в Инкермане, текст которой приводится в статье Павла Ермолова «Предыстория развития радиотехнологий в Крыму».
На монастырском кладбище изобретателя похоронили два дня спустя.
Комментарии
2
Читайте также
Восстановлена геодезическая сеть Крыма
3
В России создадут новый патрульный самолет
Российский флот назвали «зеленым»
273
Атака на аэропорт Дамаска оказалась ложной
Последние новости
Эсминец ВМС США демонстративно прошел около базы ВМФ РФ
Дончанин узнал среди задержанных у Азова пытавшего его сотрудника СБУ
Нарышкин прокомментировал высылку российских дипломатов