Ещё

Гибель Ту-22М3 в Грузии: роковая случайность или что-то еще? 

Фото: Ридус
Ранним утром 9 августа 2008 года в районе села Карбаули Сачхерского района Грузии (около 50 км к северо-западу от Гори) был сбит российский дальний бомбардировщик Ту-22М3 из состава 52-го гвардейского тяжелого бомбардировочного авиационного полка (аэродром Шайковка).
Один из членов экипажа, второй пилот майор Вячеслав Малков, катапультировался и был взят в плен грузинами. Командир Ту-22М3 подполковник Александр Ковенцов покинул самолет после Малкова и пропал без вести. Остатки его катапультного кресла были найдены, но он сам или его тело не обнаружены до сих пор.
Спустя несколько недель после войны на территории Южной Осетии, в труднодоступной малонаселенной местности рядом с границей с Грузией, поисковой группой были найдены обломки упавшего самолета и в них тела остальных членов экипажа, майоров Виктора Прядкина (штурман) и Игоря Нестерова (оператор систем вооружения). Они не успели по какой-то причине катапультироваться. После этой потери ВВС России до самого конца конфликта перестали использовать дальнюю авиацию.
Что же случилось, почему, и самое главное, кем был сбит уникальный российский дальний бомбардировщик Ту-22М3?

Необходимое предисловие

Ту-22М («изделие 45») по кодификации НАТО: Backfire — советский дальний сверхзвуковой бомбардировщик-ракетоносец с крылом изменяемой стреловидности.
Самолёт Ту-22МЗ предназначен для ведения боевых действий в оперативных зонах сухопутных и морских театров военных действий с целью уничтожения подвижных и неподвижных, радиолокационно-контрастных и площадных, видимых и невидимых целей (объектов) ракетами и бомбами днем и ночью в простых и сложных метеорологических условиях.
Первый опытный Ту-22М3 совершил полёт 20 июня 1977 года. После выполнения программы лётно-доводочных испытаний Ту-22М3 с 1978 года запускается в серийное производство. В окончательном виде он был принят на вооружение в марте 1989 года.
Последний Ту-22М3 был построен в 1993 году (ввиду неоплаты со стороны заказчика, самолёт установлен в качестве памятника возле Казанского авиазавода). Всего на Казанском авиационном производственном объединении было построено 268 Ту-22М3.

Пятидневная война

Любая война, для не нападающей стороны всегда начинается внезапно. Следствием внезапности зачастую является паника в войсках страны, на которую напали. Южная Осетия не стала исключением.
В рядах ее защитников возникло точно такое паническое настроение, какое было в советских войсках в 1941 г. во время Великой Отечественной войны.
Возникновению паники способствовало то, что обе стороны воевали оружием советского производства. Особенно это касалось самолетов. Например, хорошо известные штурмовики Су-25 строились на Тбилисском авиазаводе и находились на вооружении и российской, и грузинской армий. Поэтому осетинские ополченцы были вынуждены стрелять во все подряд, что летало.
Независимые военные эксперты утверждают, что общие боевые потери российской авиации во время Пятидневной войны составили шесть самолетов: 1 — Су-25СМ и 2 — Су-25БМ; 2 — Су-24М; 1 — Ту-22М3.
Из них два самолета (!) были достоверно сбиты огнем грузин, а три — так называемым «дружественным огнем» осетин. Обломки пяти самолетов упали в границах Южной Осетии и только одного Су-24М на территории Грузии.
Помимо сбитых самолетов, еще четыре штурмовика Су-25 получили серьезные повреждения, хотя и возвратились на российские аэродромы.
Скорее всего, причиной этих потерь послужило неэффективное взаимодействие между родами войск, а также то, что системы распознавания «свой — чужой» просто не работали, а спутниковая группировка целеполагания и ориентации была слишком слаба и неэффективна.

Как и почему его сбили?

ridus.ru
В ходе войны в Южной Осетии в августе 2008 года группа Ту-22М3 наносила прицельные авиационные удары по складам боеприпасов грузинской армии, бомбила аэродромы и скопления войск в Кодорском ущелье.
Кто принял такое недальновидное решение, до сих пор неясно. Никто из российских военных не знал, какими средствами ПВО располагает грузинская армия, сколько их задействовано в осетинско-грузинском конфликте.
Кто сбил Ту-22М3, тоже непонятно. Это мог быть, как грузинский ЗРК «Бук-М1», так и грузинский же ЗРК «ОСА». По мнению независимых экспертов, скорее всего, это был модернизированный комплекс грузинских ПВО «Оса-АК/АКМ». Правда, Минобороны России это не подтвердило.
Но, тем не менее, возникают определенные вопросы. Первый: как и почему сбили? Неужели на таком мощном самолете не было систем защиты от ракетного нападения?
На этот вопрос ответил второй пилот майор Вячеслав Малков. Вот что он рассказывал в «Российской газете» об этом ЧП:
— От первой ракеты мы увернулись. А вторая попала прямо в воздухозаборник. Удар ракеты был похож на кувалду. Самолет моментально обесточился. Потом развалился в воздухе. Командир успел крикнуть: «Прыгай!».
И Малков катапультировался. Перед самой землей купол парашюта схлопнулся и майор камнем ударился о землю. Из сломанной руки хлестала кровь. Появились какие-то люди в камуфляже. Он потянулся к пистолету и потерял сознание.
Потом был плен, обмен на 18 грузинских военных, госпиталь, куда к нему приехал Владимир Путин. Тогда он занимал пост председателя правительства РФ.
Премьер присел на край кровати и спросил, почему сбили? Малков покосился на министра обороны (в то время им был тот самый Анатолий Сердюков), который там тоже присутствовал, потом махнул рукой и сказал правду:
«В боевой машине не было блоков РЭБ (система радиоэлектронной борьбы). Старые сгорели, а новых на складе не оказалось».
Вот так.
Казалось, страшное осталось для него позади. Но у Малкова закончился срок действия водительских прав. Он пошел менять, а там ему говорят: вы в международном розыске, который объявило правительство Грузии. И вызвали наряд. Так война еще раз напомнила о себе.
Но, как говорится, это дело второе.

Почему не катапультировались?

Второй вопрос в том, почему весь экипаж российского Ту-22М3 не сумел успешно катапультироваться, ведь высота полета позволяла это сделать?
Что же говорит инструкция по катапультированию?
В соответствии с ней, каждый член экипажа самолета снабжён катапультным креслом КТ-1М разработки ОКБ Туполева с трёхкаскадной парашютной системой ПС-Т, смонтированной в кресле. Катапультирование, подчеркиванию, в нормальных условиях осуществляется в следующей последовательности: оператор, штурман, правый лётчик, командир корабля (запомните!) Предусмотрено как индивидуальное, так и принудительное катапультирование.
Принудительное катапультирование экипажа выполняется командиром, для чего достаточно поднять колпачок и включить тумблер «Принудительное покидание».
Командир катапультируется последним, срабатывая приводами катапультирования на кресле вручную. Принудительное катапультирование является основным, а индивидуальное покидание самолета — резервным.
В случае покидания, еще раз подчеркиваю, обесточенного самолёта возможно только индивидуальное катапультирование с предварительным ручным сбросом крышек входных люков (пока не «уйдет» люк, остаётся заблокированным стреляющий механизм кресла).
Так вот, в результате попадания ракеты Ту-22М3 был обесточен. Первым катапультировался второй пилот майор Вячеслав Малков.
Командир Ту-22М3, подполковник Александр Ковенцов, катапультировался после Малкова и пропал без вести. Остатки его катапультного кресла были найдены, но он сам или его тело не обнаружены до сих пор.
Не в укор ему сказано, но катапультироваться он должен был последним. Почему Ковенцов катапультировался вторым, неясно.
Но это сегодня только наши домыслы. Вопрос в том, почему погибли остальные члены экипажа? Как говорилось выше, индивидуальное катапультирование на этом самолете происходит с предварительным ручным сбросом крышек входных люков (пока не «уйдет» люк, остаётся заблокированным стреляющий механизм кресла).
Скорее всего, люки не сбросились и экипаж остался в катапультных креслах до самой земли. Или самолет так быстро развалился в воздухе, что они ничего не успели сделать.

Необходимое послесловие

Что же показал осетино-грузинский конфликт?
В первую очередь, чрезвычайно неэффективную работу российской авиации, а также её плохое взаимодействие с наземными войсками.
Возможно, после всего, что случилось, генералы сделали какие-то выводы. Конечно, если успели — почти все высшее руководство почти всех родов войск, задействованых в пятидневной войне, было уволено.
Минобороны РФ заявило о том, что «с этого конфликта началась перестройка в российской армии». Это было очень интересное заявление, если учесть тот факт, что его главой в то время был Анатолий Эдуардович Сердюков.
Комментарии51
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео