В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Эксперты: новое неядерное оружие США, России и КНР понижают ядерный порог

, 24 апр – РИА Новости. Новые стратегические неядерные вооружения, разрабатываемые , и , снижают порог применения ядерного вооружения, что требует выработки новых договоренностей ради снижения риска конфликта, считают соавторы доклада Фонда Карнеги "Переплетение: китайские и российский взгляд на неядерные вооружения и ядерные риски".
Эксперты: новое неядерное оружие США, России и КНР понижают ядерный порог
Фото: РИА НовостиРИА Новости
Российская часть доклада, который в ближайшее время будет обнародован на русском языке, был подготовлен руководителем Центра международной безопасности Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова и бывшим начальником 4-го ЦНИИ (Центральный научно-исследовательский институт) , главным научным сотрудником центра международной безопасности , генерал-майором в отставке . Соавторы представили основные тезисы своей части доклада во вторник в .
Актуальные вопросы
Как пояснили соавторы доклада, его российская часть была подготовлена почти два года назад, однако сегодня, в преддверии публикации ее русского перевода, она приобрела особую актуальность в свете двух событий: презентации Россией своих новых неядерных вооружений и недавней эскалации ситуации вокруг .
Алексей Арбатов в своем выступлении отметил, что "переплетение" ядерного и обычного оружия – не новое явление. Оно существовало "и 20, и 30, и 40 лет назад", но касалось оперативно-тактического ядерного оружия, которое связано с обычными вооружениями "по определению, потому что оно в основном использует носители двойного назначения".
"Что нового сейчас? Примерно на протяжении последних 25 лет развертываются высокоточные системы неядерных, обычных вооружений, применение которых стало возможным благодаря революции в информационно-управляющих системах, в том числе и в большой степени космического базирования, которые позволяют поразить цель обычным боезарядом весом 450 килограмм, так что эта цель будет разрушена на расстоянии нескольких тысяч километров. Сейчас эти расстояния в пределах двух тысяч километров, в дальнейшем с развитием новых систем этого оружия это расстояние может быть и стратегическим, то есть межконтинентальным, больше пяти тысяч километров", — пояснил эксперт.
По его словам, "это открыло ящик Пандоры" в связи с переплетением обычных и ядерных стратегических систем оружия.
"Это новое, магистральное развитие военной техники, которое несет пока еще не очень предсказуемые, но совершенно явно очень значительные последствия для стратегического баланса, для стратегической стабильности, для возможности вооруженного конфликта и его неуправляемой эскалации вплоть до массированного обмена ядерными ударами, не говоря уже о том, что это, конечно, несет большие последствия для переговоров по ограничению вооружений, которые мы испытываем уже на протяжении многих лет", — продолжил Арбатов.
Он напомнил, что российские возражения по поводу высокоточных неядерных систем оружия стали одним из нескольких главных препятствий для продолжения переговоров по стратегическим наступательным вооружениям.
Понижающийся порог
По мнению эксперта, такие новые боевые системы лидирующих мировых держав в дополнении с тактическим ядерным оружием размывают ядерный порог, что происходит по двум причинам.
Первая причина заключается в том, что если раньше по стратегическим ядерным силам предполагалось наносить удар только ядерным оружием, "то теперь в силу развития военной техники открылась возможность поражать многие из этих систем и целей высокоточным неядерным оружием большой дальности". Нанесение удара такими системами по целям ядерного вооружения "молниеносно переводит обычный конфликт, даже локальный, на ядерный уровень, потому что другая страна может ответить на это ядерным оружием", отметил Арбатов.
"Во-вторых, ядерный порог размывается по средствам, потому что, как и с тактическим ядерным оружием, большинство этих новейших высокоточных систем большой дальности применяются как в ядерном, так и в обычном оснащении. До тех пор, пока не произойдет падение боеголовки, страна, которая подвергается такому удару, не будет знать, наносится ли этот удар обычными или ядерными средствами, а если речь идет о более-менее масштабных боевых действиях, то предполагаться будет, что в любую минуту это будет уже не обычный, а ядерный удар", — продолжил эксперт.
По его словам, к такого типа оружию относятся американские ракеты "Томагавк". В 2010 году Вашингтон снял с вооружения все такие ракеты морского базирования с ядерными боезарядами, но новая решила возродить эти системы с ядерным боезарядом. То же самое, по его словам, касается и российских ракет "Калибр", которые могут нести как ядерный, так и обычный заряд.
"Угроза размытия ядерного порога в том, что если раньше применение ядерного оружия мыслилось только на определенном этапе широкомасштабной войны в Европе или на Дальнем Востоке, то теперь локальный конфликт, в который могут быть втянуть Россия и США – в Сирии, в Прибалтике, на , в , в районе Черного моря – даже локальный конфликт может привести к молниеносной эскалации, неуправляемой эскалации, поскольку действия одной стороны будут провоцировать ежечасно действия другой", — заявил Арбатов.
Звездные войны
Также эксперт в контексте развития новых неядерных вооружений обратил внимание на разработку противоспутниковых систем, которые ведутся "и в США, и в России, и в Китае".
"В силу того, что космос становится неотъемлемым элементом деятельности и применения вооруженных сил — как обычных, так и ядерных, космические аппараты могут стать целью противоспутниковых систем также и в обычном конфликте", — сказал Арбатов.
Он пояснил, что в прежние годы атака космических объектов предполагалась только в масштабах большой войны.
"Сейчас даже в рамках локального, ограниченного конфликта эти спутники будут играть огромную роль и могут стать объектом для нанесения удара. Причем противоспутниковые системы большой дальности могут наносить удар по спутникам раннего предупреждения о ракетном нападении с целью нейтрализовать противоракетную оборону противника на случай, если дело дойдет до ядерной войны", — продолжил эксперт.
По его словам, все эти тенденции "очень тревожны как с точки зрения вероятности вооружённого конфликта и даже ядерной войны на фоне нынешней напряженности отношений между Россией и Западом, и как серьёзное препятствие для продолжения процесса ограничения вооружений как ядерных, так и обычных".
Контрсиловой удар исключен
В свою очередь, Владимир Дворкин отметил, что ситуация усугубляется тем, что новые высокоточные стратегические вооружения не дают реальной возможности нанести контрсиловой удар – разрушить ядерный стратегический потенциал противника до его активации.
"Наши специалисты исходили из того, что нельзя рассматривать просто вероятность поражения высокоточной крылатой ракетой пусковой установки. Это все вероятностные игры, которые не годятся для оценки ситуации, которые могут произойти. Что такое поразить пусковую установку с вероятностью 0,8? Война ядерная не происходит так, как это бывает, когда это прокручивается при моделировании — она бывает один раз. Поэтому устроит вас или не устроит, что с вероятностью 0,2 эта ракета с ядерным боезарядом взлетит в ответ на применение высокоточного неядерного вооружения?" — заявил Дворкин.
Поэтому военные исходят из необходимости обеспечить новым вооружением гарантированное уничтожение пусковой установки. Но для гарантированного уничтожения пусковой установки, по его словам, даже вероятностью 0,99, нужна "не одна, не две, а шесть-семь или даже восемь крылатых ракет". Он добавил, что российские военные специалисты пришли к выводу, что даже на один российский позиционный район в европейской части не хватит всего запаса американских крылатых ракет.
"Потом, невозможно их все поразить одновременно, это будет последовательное поражение. Поэтому если началось поражение наших пусковых стратегических ядерных сил, то это практически гарантирует ответный удар, а у нас таких позиционных районов двенадцать, часть из них находится далеко за пределами Уральского хребта. Поэтому не складывается этот сценарий с возможностью поражения высокоточным крылатым вооружением наших пусковых установок даже стационарных, а ведь надо иметь в виду, что, помимо стационарных, есть и мобильные", — отметил Дворкин.
Даже гиперзвуковое оружие не изменит полностью правила игры, поскольку, считает эксперт, точность поражения их не выше, чем точность дозвуковых крылатых ракет.
"Какой смысл возможности нанесения контрсилового удара обычными средствами, растянутыми во времени, когда это означает уже большую войну? Если в ответ на контрсиловой удар последует ядерный ответный удар, то лучше начинать с массированного поражения ядерными оружиями средств, которые будут участвовать в ответном ударе", — отметил он.
Эксперт добавил, что такие выводы подчеркивают необходимость лидирующим мировым державам вести переговоры и заключать новые договоренности.
"Надо, безусловно, все это обсуждать, говорить об этом, решать вопросы о масштабах и сценариях применения высокоточного оружия в больших количествах на уровне консультаций, договоренностей, каких-то соглашений, иначе риск будет всегда существовать", — заключил он.