8 декабря 2017, ТАСС

Военный атташе: Китай придерживается стратегии активной обороны

Китайская армия проводит крупную структурную реформу: совершенствует систему боевой подготовки, организацию службы войск, решает другие серьезные проблемы. Новые задачи в проведении этих реформ поставил перед вооруженными силами страны прошедший недавно ХIХ Съезд КПК. О том, как армия будет выполнять его решения, о важнейших преобразованиях в войсках и на флоте Китая, о его вероятных противниках и о том, на что направлена растущая мощь НОАК, в интервью ТАСС рассказал военный атташе при посольстве КНР в России генерал-майор Куй Яньвэй.
— ХIХ съезд Коммунистической партии Китая наметил большие реформы в политической, экономической и социальной жизни республики, в том числе в строительстве и дальнейшем укреплении боевой мощи Вооруженных сил КНР. Какие это реформы и что лежит в их основе?
— КНР будет продолжать реформу национальной обороны и армии, в частности, углублять реформу важнейших политических установок и систем, таких как система профессионализации офицеров, система управления персоналом армейской службы, системы воинской обязанности, а также продвигать революционное преобразование системы управления военным делом, совершенствовать и развивать социалистическую военную систему с китайской спецификой.
Особое внимание будем обращать на науку и технологии как ядро боеспособности, на необходимость стимулировать важнейшие технологические инновации, создавать народную армию инновационного типа. Важно всесторонне осуществлять строгое управление армией, стимулировать коренную трансформацию форм управления, повышать уровень законности в сфере оборонного и армейского строительства.
Китайское военное строительство и реформы будут следовать двум основным принципам.
Во-первых, неукоснительно сохранять абсолютное руководство народной армией со стороны партии. Создание такой армии — вот стратегическая опора как для достижения целей, выполнение которых приурочено к «двум столетним юбилеям», так и для осуществления китайской мечты о великом возрождении китайской нации.
Во-вторых, армия всегда должна быть готова к бою. Поэтому во всей работе необходимо неизменно исходить из критериев ее боеспособности и фокусироваться на повышении боевого мастерства личного состава и его умения одерживать победы.
Следует основательно заниматься боевой подготовкой по всем направлениям. Развивать новый тип боевых сил и сил обеспечения. Развертывать военное обучение, имитируя реальную войну. Активизировать использование вооруженных сил, ускорить интеллектуализацию военного дела, нарастить потенциал ведения объединенных военных операций, охватывающих все природные сферы и базирующихся на информационно-сетевой системе. А также эффективно создавать благоприятную обстановку для решения поставленных задач, контролировать кризисные ситуации и предотвращать войну, а если потребуется — победить в ней.
— Реформа вооруженных сил КНР началась за несколько месяцев до исторического ХIХ съезда КП Китая. Известно, что в китайской армии были преобразованы военные округа, сокращено количество армий, произошли преобразования в руководящих структурах НОАК. Какие еще изменения ожидаются, и на что они будут направлены?
— 24–26 ноября 2015 года в Пекине прошло рабочее заседание Центрального военного совета (ЦВС) по вопросу реформы вооруженных сил. Оно ознаменовало начало исторической реформы китайской армии, которая привела к коренным изменениям.
Сформированы ракетные войска и войска стратегической поддержки, а также командование сухопутных войск; реорганизованы и созданы разные ведомства ЦВС; созданы пять зон боевого командования и объединенная система командования зон; сформированы объединенные силы логистической поддержки.
Мы продолжим реформу оборонной науки, совершенствование технологий и поддержку ВПК, будем формировать архитектонику углубленной военно-гражданской интеграции и создавать интегрированную государственную стратегическую систему с соответствующим потенциалом. Усовершенствуем систему оборонной мобилизации, продолжим формирование мощной и прочной современной пограничной, морской и противовоздушной обороны. Модернизируем органы по обеспечению и управлению демобилизованными военнослужащими, по защите законных прав и интересов военнослужащих и членов их семей, превратим профессию защитника страны в профессию, пользующуюся уважением и почетом в обществе. Также нам предстоит более серьезно реформировать войска вооруженной милиции.
Цель строительства вооруженных сил КНР — учитывать тенденции развития новой мировой революции в военном деле и, отвечая на потребности защиты национальных интересов и безопасности страны, всесторонне повышать качество и эффективность оборонного и армейского строительства, обеспечить механизацию войск, достичь сущностного прогресса в сфере информатизации армии и резкого повышения ее стратегического потенциала к 2020 году.
Будем стремиться к тому, чтобы к 2035 году в основном осуществить модернизацию национальной обороны и армии, а к середине нынешнего века превратить Народную армию Китая в передовые вооруженные силы мирового уровня.
— Военным людям понятно, что укрепление безопасности страны и вооруженных сил происходит на основе глубокой оценки международной обстановки, угроз и рисков для страны со стороны потенциальных противников или каких-то других дестабилизирующих факторов. Каким угрозам и опасностям должна противостоять китайская армия? Что будет делать руководство страны и вооруженных сил для нейтрализации этих угроз?
— По данным «Военной стратегии КНР» (девятой «Белой книги», изданной в мае 2015 года), развитие Китая будет по-прежнему играть важную роль для укрепления существенных стратегических возможностей, для уверенного ответа на вызовы внешней среды.
В ходе этого развития укрепляется совокупная мощь государства, его важнейшие показатели конкурентоспособности, способность противостоять возникающим угрозам. Повышается международный статус КНР и ее влияние на международной арене. Улучшается уровень жизни китайского народа, стабилизируется социальный климат Китая. Но, превращаясь в крупное развивающееся государство, Китай по-прежнему сталкивается с разнообразными и сложными угрозами своей безопасности, ростом внешних угроз и вызовов, взаимопереплетением существующих проблем обеспечения обороноспособности и безопасности перед традиционными и нетрадиционными вызовами.
Сегодня стремление некоторых государств к гегемонии на мировой арене, политика грубой силы и неоинтервенционизм вновь поднимают голову. Разные международные акторы прилагают усилия по эскалации борьбы за власть и перераспределение материальных ресурсов, пренебрегают законными интересами своих соседей. Активизация международного терроризма, обострение религиозных противоречий, территориальные споры приводят к появлению горячих точек на изменяющейся карте мира.
Непрекращающиеся локальные войны, постоянные вооруженные конфликты, частые экономические кризисы по-прежнему являются обычным состоянием некоторых регионов. Мир все так же сталкивается с реальной и потенциальной угрозой широкомасштабной войны. Например, существует множество факторов нестабильности и неопределенности ситуации на Корейском полуострове и в регионах Северо-Восточной Азии. Наблюдается повышенная активность регионального терроризма, сепаратизма и экстремизма, который вредит в том числе и безопасности в стабилизированных зонах Китая. Самой большой угрозой для гармоничного развития Тайваня и Китая по-прежнему остаются сепаратистские силы и их борьба за «независимость Тайваня».
Серьезными угрозами являются сепаратисты «Восточного Туркестана» и Тибета, подготовка антикитайскими силами планов по осуществлению «цветной революции». Задачи по обеспечению политической безопасности и социальной стабильности весьма трудны.
По мере постоянного расширения наших национальных интересов, мировая и региональная нестабильность, терроризм, морское пиратство, крупные стихийные бедствия и эпидемии, а также другие опасности могут представлять угрозу безопасности Китая. Встают во весь рост и проблемы обеспечения безопасности за рубежом нашей страны: идет борьба за энергетические ресурсы, под угрозой безопасность стратегических транзитных путей и безопасность зарубежных филиалов китайских фирм, их сотрудников и активов. Мы должны все это учитывать в своем военном планировании.
В мире развертывается новая военно-техническая революция, осуществляется переход к высокоточному вооружению большой дальности, углубляется интеллектуализация военного дела, происходит переход на беспилотную авиацию и стелс-технологии. Космическое и киберпространство становятся новыми точками стратегического противостояния. Ускорился переход от традиционных форм ведения войны к информационному противостоянию.
В новых исторических условиях для того, чтобы эффективно противодействовать различным чрезвычайным ситуациям, военным угрозам и вызовам, Китай будет придерживаться военной стратегии активной обороны. Она стала наполняться новым содержанием, отвечающим тенденциям эпохи, и демонстрировать новые формы, сохраняя при этом свой основной дух. Изменения такие:
Во-первых, установка на победу в локальной информационной войне. Намечен новый курс с учетом многомерных военных обстоятельств (на суше и море, в воздухе, космосе и в Сети) с применением электронного оружия. Мы делаем акцент на коренной подготовке способности войск быстро одержать победу в локальной информационной войне.
Во-вторых, держим курс на новаторское обновление основных представлений о ведении войны. Это означает, что ВС Китая, понимая суть информационной войны и механизма достижения победы, считают владение информацией ключевым способом удержания лидерства на поле боя. И поэтому они будут наносить точечные удары по оперативной системе врага и проводить боевые операции с использованием всех видов и родов войск.
В-третьих, необходимо совершенствование военной стратегии. Учитывая геополитические стратегические обстоятельства, угрозы национальной безопасности и стратегические задачи армии, Китай понимает важность стратегического планирования и правильной расстановки военных сил, которые включают общую координацию действий, распределение ответственности по округам и интегрированное использование сил и средств в ходе операций. Кроме того, он уделяет надлежащее внимание как традиционным сферам безопасности (на суше, в море и воздухе), так и новым сферам (в космосе и сети), укрепляет сотрудничество в области международной безопасности в соответствующих районах за рубежом.
В-четвертых, мы продолжим отстаивать принципы стратегического руководства. Они включают приверженность национальным стратегическим целям; создание стратегического положения, благоприятного для мирного развития страны; овладение стратегической инициативой в военной борьбе; готовность противодействовать сложным и трудным обстоятельствам; следование концепции, направленной на поддержку общей и комплексной безопасности, сотрудничество в данной сфере со своими партнерами, активное расширение пространства для сотрудничества в области военной безопасности.
— Китайская армия входит в тройку самых сильных вооруженных сил, где присутствуют США и Россия. Несмотря на то, что расходы на военные нужды у НОАК почти в четыре раза меньше, чем у США (по данным Стокгольмского института исследований проблем мира — СИПРИ, США тратят на эти цели $650 млрд, а Китай — $170), тем не мене военный потенциал Китая не сильно уступает Соединенным Штатам. За счет чего это достигается? Какие виды вооруженных сил будет развивать КНР в первую очередь и на какие войска делать ставку?
— Да, КНР тратит гораздо меньше средств, чем США, в области военного строительства, но сумела максимально повысить уровень военной техники, вооружений и практической боеспособности. За счет чего? За счет опоры на основополагающие принципы и институты, о которых говорил на ХIХ съезде КПК председатель Си Цзиньпин. В их числе неизменное политическое руководство военным строительством, укрепление армии за счет реформ, укрепление военного дела силами науки и технологий, управление армией на основе законов, концентрации внимания войск на подготовке к реальной войне, придание более серьезного значения стимулирующей роли инноваций, сосредоточение усилий на формировании системы подготовки войск, на повышении интенсивности и эффективности боевой и специальной подготовки, а также на военно-гражданской интеграции. В частности, в трансформации армии из сил количественного превосходства в силы качественного превосходства и наукоемкости.
Научно-техническое развитие стало движущей силой наших военных преобразований. Как только технический прогресс используется в военных целях, это неизбежно приводит к глубоким изменениям в вооружении, системе боевой подготовки, в законах вооруженной борьбы и идеологической культуре.
В настоящее время армии ведущих стран мира продвигают информационно-технологическую революцию и ускоряют новый виток военной трансформации, что является беспрецедентным шагом в истории мирового военного строительства. Например, армия США форсирует реализацию «Третьей стратегии компенсаций», пытаясь тем самым сформировать новое подавляющее техническое превосходство. Если Китай не будет развивать научно-технические инновации в области обороны, это создаст новый технологический разрыв и поставит страну в невыгодное положение в процессе конкуренции. Мы не можем этого допустить.
Китайская армия находится на острие перехода к революционным преобразованиям. Происходит стремительный переход от механизации к информатизации, а структура вооруженных сил от той, что строилась по типу центральной платформы, к той, что ориентируется на сетевую информацию, командная система — от общевойсковых объединений к межрегиональным объединениям, модели управления — от экстенсивной к интенсивной, а модели развития — от относительного разделения военной и гражданской сфер к их глубокой интеграции.
Только опираясь на революционную роль науки и техники и усилив инновационную направленность военной модернизации, можно содействовать стратегической трансформации китайской армии и помочь ей в достижении мирового уровня.
— Отношения между Россией и Китаем часто называют стратегическим партнерством. Наши армии регулярно проводят совместные учения, обмениваются боевым опытом, в том числе и опытом борьбы с терроризмом. Как военное и военно-техническое сотрудничество России и КНР будет отражаться в военной реформе НОАК? Какие направления такого сотрудничества вы считаете самыми важными?
— Действительно, в последнее время китайско-российские отношения в военной сфере очень динамично развиваются. В последние годы заметно активизировались штабные переговоры, делегационный обмен и различного рода учения, посещения воинских частей и подразделений, где мы знакомимся с опытом строительства вооруженных сил, а проводя учения, оттачиваем мастерство наших солдат и офицеров.
Например, Министерство обороны РФ ежегодно проводит Московскую конференцию по вопросам международной безопасности и международные военные соревнования. В 2016 году в них участвовало 12 военных групп в составе 1000 военных из Китая, а в 2017 году — шесть групп в составе более 500 военных.
В последние годы Китай и Россия провели пять крупных совместных учений — «Морское взаимодействие». В этом году они проходили в два этапа: первый — в акватории Балтийского моря в конце июля и второй — в акватории Японского и Охотского морей в середине сентября. Эти учения стали конкретным шагом по дальнейшему упрочению всесторонних отношений стратегического партнерства на новом этапе и по продвижению прагматического сотрудничества между военно-морскими флотами двух стран.
Министр обороны Китая Чан Ваньцюань встретился со своим российским коллегой Сергеем Шойгу в столице Казахстана Астане 7 июня 2017 года во время саммита Шанхайской организации сотрудничества. В тот же день, когда состоялась встреча двух министров, Китай и Россия подписали «дорожную карту» военного сотрудничества на 2017–2020 годы. По данным Министерства обороны Китая, она представляет собой общий план военного сотрудничества между странами в 2017–2020 годах. Его подписание свидетельствует о высоком уровне взаимного доверия и стратегического сотрудничества. Обе страны столкнулись с новыми угрозами и вызовами в области безопасности и совместно защищают региональный мир и стабильность. На следующем этапе стороны сформулируют конкретный план развития военного сотрудничества.
У двух стран очень насыщенная программа, нет никаких пределов для наращивания военного и военно-технического сотрудничества, двусторонние отношения в военной области открыты и транспарентны. Китай и Россия не сотрудничают против кого-либо, развитие взаимовыгодного сотрудничества между двумя странами в военной области направлено на укрепление региональной и глобальной безопасности.
— Некоторых отечественных аналитиков и журналистов, пишущих на военные темы, настораживает рост боевой мощи китайской армии, о чем они неоднократно пишут в СМИ, опасаясь, что эта мощь может быть когда-то направлена против нашей страны. Чтобы бы вы ответили на такие опасения?
— Политика определяет военный курс, а политическая стратегия определяет военную стратегию. Создание одной страной угроз другим странам обычно зависит не от мощи этой страны и ее армии, а от ее внутренней политики. Трансформация Китая из слабейшей и беднейшей страны во второго по величине экономического субъекта мира была реализована не за счет военной экспансии и колониальных захватов, а благодаря трудолюбию народа и его стремлению любой ценой поддерживать мир.
Как заявил председатель КНР Си Цзиньпин в докладе на ХIХ съезде КПК, Китай будет высоко нести знамя мира, развития, сотрудничества и общего успеха, твердо придерживаться основной цели своей внешней политики: защищать мир во всем мире и содействовать совместному развитию. На основе пяти принципов мирного сосуществования мы будем с неуклонной решимостью развивать дружбу и сотрудничество со всеми странами, стимулируя формирование нового типа международных отношений, основанных на взаимном уважении, равенстве и справедливости, сотрудничестве и общем успехе. Китай всегда будет идти по пути мирного развития, твердо придерживаясь военной политики оборонительного типа. Китайское развитие не представляет угрозы ни для какого бы то ни было государства. Какого бы уровня в своем развитии ни достиг Китай, он никогда не будет претендовать на положение гегемона, никогда не будет проводить политику экспансии.
В июле этого года Председатель Си Цзиньпин совершил государственный визит в Россию. Это его шестая поездка в вашу страну после вступления в должность Председателя Китая в марте 2013 года. Во время визита главы наших государств подписали и опубликовали Совместное заявление о дальнейшем углублении всестороннего взаимодействия, всестороннего партнерства и стратегического взаимодействия, утвердили план действий по реализации положений Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве на 2017–2020 годы, решили развивать сопряжение инициативы «Один пояс, один путь» и ЕАЭС, содействовать развитию и процветанию на Евразийском континенте. Можно сказать, что данный визит придал новый импульс развитию китайско-российского всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия.
Си Цзиньпин с президентом Путиным едины в том, что в настоящее время китайско-российские отношения переживают наилучший период за всю историю существования. Как бы ни изменилась внешняя обстановка, решимость и уверенность двух стран в развитии и углублении стратегического взаимодействия остается непоколебимой.
Две страны будут и дальше рассматривать двусторонние отношения как приоритет в своей внешней политике, продолжать взаимную поддержку по вопросам, затрагивающим жизненно важные интересы друг друга, активно продвигать многоплановое сотрудничество, чтобы двусторонние отношения, которые развиваются на высоком уровне, стали двигателем собственного развития и возвышения наших стран, а также краеугольным камнем поддержания мира и стабильности во всем мире.
Беседовал Виктор Литовкин
Оставить комментарий

Главное по темам

Глава ДНР рассказал, зачем Киеву война

06:14

США пообещали не нарушать договор о РСМД

00:53

Расширен список вузов с военными кафедрами

Вчера, 17:07

Британия объявила об угрозе со стороны России

Вчера, 16:39

США рассекретили видео испытаний термоядерного оружия

Вчера, 16:14

Видеоновости

Статьи

По секрету: «В России всё можно»

Раскрываем для вас «секреты» в подборке деловой прессы: Хакеры и тролли Почему Россию обвиняют во взломе политической системы США Маски-шоу для бизнесменов Зачем богачи и деловые люди надевают дурацкие костюмы…

Виртуальный перехват: почему Кима не пугает THAAD США

На этой неделе США, Япония и Южная Корея провели в водах Тихого океана совместные двухдневные учения по противоракетной обороне.

Колония комфортного режима: кто сидит в тюремных VIP-камерах

Холодильник, под завязку набитый мясными деликатесами, широкоформатный плазменный телевизор на стене и дорогой унитаз — это не улучшенный номер четырехзвездочного отеля, а одна из камер московского следственного изолятора.

«Калашников» против М16: США нацелены на Афганистан

Озвученные главой российского МИД Сергеем Лавровым требования Вашингтона Кабулу заменить бесплатно переданные автоматы Калашникова (АК) на американские винтовки, ‍ вызваны как экономическими, так и политическими причинами.

The Guardian: Британия боится, что РФ «перережет» НАТО интернет

Россия может создать серьёзную угрозу для Великобритании и других стран НАТО, если она перережет подводные кабели, крайне важные для международной торговли и беспрепятственной работы интернета.

Фоторепортажи