NI назвал пять российских видов супероружия, которые так и не попали на поле битвы 

NI назвал пять российских видов супероружия, которые так и не попали на поле битвы
Фото: ФБА "Экономика сегодня"
Советский ОПК поражал Запад дешевыми, инновационными и эффективными системам, пишет The National Interest. Но порой технологические новшества оказывались слишком дорогостоящими «монстрами».
Разработанный, чтобы поразить Mach 3, с практическим потолком в 70 000, самолет Т-4 напоминал B-70 внешне и по возможностям. Однако, поскольку организация воздушных сил в СССР отличалась от таковой в США, Т-4 предназначались также и для тактических миссий, таких как разведка и доставка противокорабельных ракет. Т-4, несущие противокорабельные Х-22 — явление, действительно, пугающее.
В течение примерно семи десятилетий оборонно-промышленный комплекс Советского Союза развивался одновременно с лучшими компаниями Запада. В некоторых случаях он поражал Запад дешевыми, инновационными и эффективными системами. В других случаях качество его вооружений ставилось под вопрос. Ни одно оружие не могло спасти Советский Союз, но некоторые виды вооружений, возможно, сместили горизонт его краха. Связь между технологиями и «человеческими» элементами войны, доктриной и организацией, сложна.
Линейный боевой корабль «Советский Союз»
В межвоенный период Советский Союз исследовал множество вариантов оживления старого флота. До первого десятилетия двадцатого века российские цари поддерживали относительно современный, мощный флот. Однако после русско-японской войны российское судостроение неуклонно отставало от Запада, а революция разрушила как промышленность, так и сам флот.
К концу 1930-х годов советская экономика оправилась до такой степени, что Сталин мог всерьез рассматривать программу военно-морского строительства. Боевые корабли типа «Советский Союз» были первыми в амбициозном плане нового вооружения, в который также вошли боевые крейсеры и авианосцы. Основываясь во многом на итальянских кораблях типа «Литторио», корабли «Советский Союз» могли перемещать более 60 000 тонн, оружие 9х16” и развивать скорость в 28 узлов. Это сделало их конкурентоспособными по размерам с самыми мощными военными кораблями в мире, хотя недостаток опыта в строительной практике мог, вероятно, сделать их несколько проблемными в бою.
В период с 1938 по 1940 год Советский Союз развернул строительство четырех из предполагаемых шестнадцати кораблей, разделив проекты между Ленинградом, Николаевом (на Черном море) и Молотовском (на Белом море). Строительство одного из кораблей было отменено из-за плохого качества изготовления, а создание остальных трех было приостановлено из-за войны, несмотря на то, что планировалось завершить один из них (ленинградский) даже после окончания Второй мировой войны. В конечном итоге, победил здравый смысл, и корабли были разобраны на месте.
Строительство кораблей требовало огромных государственных инвестиций. Если бы строительство началось раньше, СССР потерял бы серьезную часть национального дохода, вложенную в три корабля, которые не смогли бы покинуть Балтийское и Черное моря, и в корабль, который был бы задействован лишь для сопровождения других судов в Арктике. В общем, любое другое применение материалов и промышленного потенциала служило бы СССР во время войны лучше, чем эти четыре судна.
Орловский и Ульяновский типы авианосцев
Советский Союз начал изучать техники строительства авианосцев вскоре после революции, но, как и в случае с военными кораблями, неорганизованная экономика, недостаточная развитость советской промышленности и Вторая мировая война нарушили планирование. После войны и после непродолжительных амбициозных усилий при Сталине советские власти предприняли более скромные усилия по строительству авианосцев. В середине 1960-х годов в эксплуатацию ввели вертолеты класса «Москва», и впоследствии в 1970-х и 1980-х годах — класса «Киев», способные взлетать и приземляться вертикально или на коротких взлетно-посадочных полосах.
Следующий шаг был сложным. Некоторые выступали за очередной последовательный план действий, в то время как другие отстаивали курс на создание суперавианосца, что предусматривалось орловским проектом. Советский флот избрал поэтапный план, разработал усовершенствования класса «Киев» и начал разработку того, что в конечном счете станет «Кузнецовым», авианосцем средней величины, запускаемым с трамплина.
Советский флот ожидал, что авианосец класса «Ульяновск» подойдет для «Кузнецова». Способный перемещать более 80 000 тонн с атомной электростанцией, «Ульяновск» был первым настоящим советским конкурентом американским суперавианосцам. Несмотря на то, что «Ульяновск» сохранил трамплин, у него и без него было достаточно стартовых катапульт для запуска истребителей и самолетов раннего предупреждения, что делало этот авианосец более или менее равным своим американским современникам. Впервые Советский флот имел авианосец, способный к дальним наступательным операциям по всему миру.
Однако, как это было со многими советскими системами вооружений, не обошлось без катастрофы. Конец «холодной войны» и распад Советского Союза сделали строительство «Ульяновска» рискованным делом, и единственная «громадина» была разобрана. Оглядываясь назад, поэтапный план принес немало полезного, однако решение отказаться от настоящего суперавианосца означало, что советский флот никогда не сможет предложить друзьям (или врагам) такую ​​же уверенность, что и военно-морской флот США. Это означало приверженность ответной морской стратегии, а не активную попытку предложить альтернативу западной морской системе. Но в то время Советский Союз, возможно, не мог предложить многого, в любом случае.
Тяжелый бомбардировщик межвоенного времени
Хотя советские военно-воздушные силы не славились стратегическими бомбардировками во время Второй мировой войны, в межвоенный период Советский Союз экспериментировал с четырехдвигательными бомбардировщиками дальнего действия. Действительно, в начале войны Советский Союз выдвинул больше бомбардировщиков такого типа, чем любая другая страна, хотя большинство из них были устаревшими ТБ-3.
К моменту начала войны, Советы в большей степени полагались на Пe-8, бомбардировщик, с натяжкой достающий до уровня Avro Lancaster и  B-17. Пe-8 не смог достичь таких же успехов в службе, как эти два самолета, — в основном из-за своей несовершенной конструкции и проблем с ресурсами. Но в процессе своего развития, советские ВВС экспериментировали с некоторыми действительно грандиозными проектами, в том числе и с тяжелым бомбардировщиком К-7, который выглядел как самая настоящая мечта . К сожалению, он потерпел крушение на своем восьмом испытательном полете, унеся жизни всех 14 членов экипажа, находящихся на борту.
Наиболее перспективной линией развития считалась работа над семейством ТБ-3 / АНТ-20 / ТБ-6, в которую входили все «самолеты-монстры» с шестью двигателями и более. Данная концепция жертвовала скоростью и маневренностью ради тяжелого вооружения. Такое решение было основано на теории, согласно которой бомбардировщики, летящие группой, могут защитить себя от самолетов-преследователей. Транспортировщик AНТ-20 имел восемь двигателей и мог перевозить 72 пассажира, — по крайней мере, так было до того, как его прототип рухнул в одном из жилых районов Москвы, в результате чего погибло 45 человек. AНТ-26, потенциальный вариант бомбардировщика AНТ-20, имел бы двенадцать двигателей и мог бы перевозить бомбы, превышающие по весу 13,6 тыс. кг.
Однако взлететь было суждено лишь прототипам этих монстров. Если бы Советский Союз все же решил пойти в этом направлении, это, вероятно, серьезно затормозило бы развитие советской тактической авиации, а также отвлекло ресурсы от сухопутных войск Красной Армии. Гигантские АНТ-26, вероятно, стали бы легкой жертвой для немецких перехватчиков, хотя, по крайней мере, они могли бы летать за пределами досягаемости самолетов с баз Люфтваффе. В отличие от западных союзников, у Советского Союза не было возможности тратить ресурсы на расширенную дорогостоящую стратегическую бомбардировочную кампанию; СССР нужно было победить вермахт на поле битвы. Если бы СССР все же принял это решение, он, возможно, не смог бы сопротивляться немецкому наступлению.
Сверхтяжелый танк Т-42 Конструкции немецких и советских военных танков стали заметно более схожи в 1930-х годах в результате сотрудничества стран на площадке Казанской танковой школы. Обе страны — Веймарская республика и Советский Союз начали плодотворное сотрудничество в конце 1920-х годов в сферах авиации, бронетехники и химического оружия. К тому времени, когда укрепившие свои позиции нацисты решили прекратить это сотрудничество, и СССР, и немцы обладали многими новаторскими идеями и технологиями в сфере оружия и бронетехники.
В межвоенный период несколько стран рассматривали перспективу строительства «сверхтяжелых» танков, — машин, которые бы весили в три или даже в четыре раза больше, чем стандартный боевой танк. Один немецкий дизайнер, Эдвард Гротт, работал над проектами сверхтяжелых танков как для Германии, так и для Советского Союза. Наиболее интересным из проектов, представленных советскому генеральному штабу, был Т-42, 100-тонный зверь с тремя башнями, способный развить скорость 17 миль в час и вместить в себя экипаж из 14-15 человек.
Т-42 так и не дошел до стадии создания прототипа, но зато привлек к себе большое внимание в советских военных кругах. Другие, более реалистичные проекты включали Т-35, Т-100, СМК, КВ-4 и КВ-5. Только Т-35, 45-тонный танк с пятью башнями, дошел до стадии производства. Однако почти все танки из имеющихся 61, были потеряны на начальных этапах операции «Барбаросса», — как правило, вследствие механических дефектов или по причине бегства экипажа.
Как и большинство своих сверхтяжелых «родственников», Т-42 был слишком тяжелым, слишком дорогостоящим и слишком медленным, чтобы наладить его массовое производство. Если бы Красная Армия все же решила обзавестись таким зверем, это, вероятно, оказалось бы катастрофически бесполезным решением для участия в боях против Японии, Финляндии и Германии, и сделало бы советскую военную доктрину тактически бесполезной.
Сухой Т-4 Многие советские бомбардировщики послевоенной эпохи были прямыми аналогами бомбардировщиков США. Т-4, по сути, был копией захваченных СССР американских B-29, и «Сухой Т-4» был ответом СССР на В-70. Массивный и невероятно быстрый бомбардировщик Т-4, способный совершать полеты на больших высотах, значительно поднял уровень оборонной промышленности Советского Союза.
Способный достигать значения числа Маха в 3, с практическим потолком в около 25000 метров, T-4 напоминал B-70 как визуально, так и в плане технических возможностей. Однако, поскольку организация воздушных сил в Советском Союзе отличалась от организации авиации в США, Т-4 также рассматривались для участия в тактических миссиях, таких, как разведка и поставка противокорабельных ракет. Даже сама идея перевозки противокорабельных ракет Х-22 с помощью самолетов Т-4 звучит довольно устрашающе.
Однако требования и цена использования этих технологий оказались слишком высоки, чтобы СССР смог перейти к масштабному производству. Советская авиационная промышленность не обладала достаточными ресурсами для беспрерывного производства Т-4. Более того, бомбардировщику были присущи те же уязвимости и проблемы с перехватом, что и B-70. Как и в случае с B-70, Т-4 породил своего преемника, ТУ-160. Было построено лишь 35 самолетов ТУ-160, которые были введены в эксплуатацию спустя десять лет после Т-4.
Если бы СССР преследовал идею массового производства и эксплуатации Т-4, ему пришлось бы отказаться от значительной части своего тактического воздушного флота. Хотя, в то же время, у него был бы высококлассный сверхзвуковой бомбардировщик, разработанный (частично) для доставки противокорабельных ракет. Это значительно осложнило бы защиту американских авианосных ударных групп. И это бы доставило даже больше проблем, чем ТУ-22М, меньший по размеру бомбардировщик с меньшим радиусом поражения. Производство T-4 также могло бы привести к изменениям в структуре военных закупок США, которые бы с более пристальным вниманием отнеслись к B-1A и стратегическим силам перехвата. Несмотря на то, что Т-4 было чрезвычайно дорого содержать, вероятно, некоторые из них пережили бы крах Советского Союза, чтобы в дальнейшем служить ВВС России.
Вывод
Советская военная промышленность объединила в себе глобальные амбиции и грандиозное видение, при этом находясь в довольно узких рамках и имея дело с серьезными ограничениями в ресурсах. В некоторых случаях эти ограничения стали причиной создания такого удивительного оружия, как Т-34 и МиГ-21. В других случаях эти рамки послужили причиной принятия таких катастрофических решений, как создание гигантских тяжелых бомбардировщиков, огромных линкоров и гигантских сверхмассивных танков. Главный урок, который можно извлечь из всего этого — это то, что хоть решения о системах вооружений часто отражаются на всей оборонной промышленности страны, они все же очень редко меняют судьбы народов.
Видео дня. Киркоров задолжал судебным приставам 70 млн рублей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео