Ещё

Небо слухов: почему российские самолеты до сих пор не летают в Египет 

Фото: ТАСС
Как сообщает министерство гражданской авиации Египта, регулярное авиасообщение между Москвой и Каиром возобновится с 1 февраля 2018 года. Корреспондент ТАСС в Каире вспоминает, что происходило в Египте с момента крушения российского самолета авиакомпании "Когалымавиа" (которое послужило причиной прекращения всех полетов) и почему журналистам все это время приходилось кормиться слухами.
Информационный вакуум
Взрыв пассажирского самолета с 224 пассажирами и членами экипажа в небе над Синаем 31 октября 2015 года отозвался, без преувеличения, тяжелейшим эхом во всем мире. Египет, как и Россия, был потрясен и глубоко шокирован произошедшим. Едва ли не каждый на улице, узнавая, что мы из России, старался выразить свои соболезнования. До последнего момента в Каире теплилась надежда, что причиной произошедшего стал не злой умысел, а трагическая случайность — техническая неисправность или пресловутый человеческий фактор.
В ФСБ быстро пресекли любые домыслы, заявив, что катастрофа произошла в результате теракта. Тем не менее египетские власти еще какое-то время пытались подвергнуть сомнению выводы российских специалистов о том, что разрушение самолета в воздухе спровоцировала взрывная разгерметизация, о чем свидетельствует разлет обломков на огромной площади.
После этого к работе приступила международная следственная комиссия во главе с Египтом, потянулись месяцы томительного ожидания новостей. В обстановке информационного вакуума журналисты продолжали выполнять свою работу, но чем больше они пытались добиться хоть каких-то данных от министерства гражданской авиации, которое тогда еще было уполномочено что-либо говорить по поводу авиакатастрофы, тем в более глухую оборону уходило ведомство. Началась игра в кошки-мышки между представителями министерства, включая пресс-службу, и местными и иностранными корреспондентами.
Отсутствие адекватного взаимодействия породило массу слухов и многочисленные высказывания со стороны экспертов самых разных мастей и источников. Министерство вынуждено было каждый раз их опровергать, не уставая призывать сотрудников СМИ придерживаться лишь официальных заявлений и комментариев, и вновь замолкало.
За это время пресса представила много версий случившегося, среди которых доминировала одна: террористы заминировали отсек негабаритного багажа в хвостовой части самолета, спрятав бомбу среди груза. При этом использовалась взрывчатка неместного производства, которая создает взрывную волну с последующим воспламенением.
В результате взрыва произошло разрушение самолета в воздухе, сопровождавшееся сильным пожаром, полной потерей контроля над воздушным судном и его быстрым и неконтролируемым падением в результате отказа всех систем управления. И взрывчатка была пронесена на борт, предположительно, сотрудником аэропорта, имеющим доступ в служебные зоны, в банке из-под кока-колы. Но до сих пор это лишь теория, версия, основанная на предварительных выводах, заявлениях с разных форумов, в том числе экстремистских, откуда был взят и видеоролик в несколько секунд, на котором из-за очень плохого качества съемки можно едва различить летящий высоко в воздухе самолет, который взрывается и падает. Следственная комиссия со своей стороны полностью изолировала себя от общения с прессой.
Закрытый ангар
Почти год спустя группа международных экспертов из технической комиссии произвела на территории одного из закрытых ангаров в зоне каирского аэропорта выкладку обломков самолета и определила место на фюзеляже, с которого началось разрушение в воздухе. Попытки журналистов добиться доступа к этому ангару категорически пресекались. Было объявлено, что предварительные итоги расследования комиссии обнародуют в течение 60 дней. То есть к концу 2016 года.
С тех пор минуло больше года. Журналисты все так же живут ожиданием и кормятся слухами. После того как делом о крушении занялась генеральная прокуратура Египта, СМИ потеряли в лице минавиации последнего источника информации. Что сейчас происходит в рамках расследования, неизвестно.
В этих обстоятельствах журналисты вынуждены были переключиться на другой аспект — перспективы реанимации глубоко травмированной туристической отрасли страны и возобновления авиасообщения с Россией. И вновь потекли ручейки, реки и моря непроверенной информации, исходящей от неких источников, которые в условиях отсутствия адекватной и точной информации мировые СМИ хватали мгновенно и широко тиражировали.
Томительное ожидание
Катастрофа в небе обернулась для Страны пирамид катастрофой на земле. Москва объявила о полном прекращении авиасообщения с Египтом, Великобритания, а следом и другие страны запретили полеты на Синай. Туристический сектор, несколько раз пытавшийся встать на ноги после двух революций, вновь оказался подорван. Без миллионов россиян, ежегодно отдыхавших на курортах Красного моря, опустело множество отелей, десятки, если не сотни тысяч египтян остались без работы.
Министерство туризма сосредоточилось на поиске новых источников доходов и переключилось на внутренний и арабский рынок, привлекая туристов оттуда.
Москва обусловила открытие Египта для рейсов из России необходимостью полной модернизации египетской стороной всех систем авиабезопасности. В Каир одна за другой потянулись комиссии экспертов, которые проверяли воздушные гавани столицы и курортных городов. Говорить со СМИ они не желали, ссылаясь на отсутствие полномочий. В конечном итоге египетские власти заявили, что выполнили все требования Москвы и теперь мяч находится на российской стороне.
Вновь потянулись недели ожидания. Египет ждал открытия неба спустя год после катастрофы, затем в 2017-м. Ближе к марту забрезжила перспектива скорого возобновления полетов. Египетские и российские СМИ со дня на день ждали объявления даты, в Каир зачастили делегации, дело шло к развязке, а потом все заглохло снова.
Затягивание с объявлением времени открытия послужило поводом для новых конспирологических теорий, в том числе связанных с тем, чего именно добивается Москва от Каира в обмен на возвращение туристов. Тогда на повестке дня стояло подписание контракта с Росатомом по АЭС, ходили слухи и о морской базе в районе Марса-Матрух. И тут вновь выступили некие осведомленные источники с данными о том, что стороны не смогли договориться по поводу присутствия в египетских аэропортах российских сотрудников службы безопасности. Все снова сошло на нет.
В этих условиях в тональности египетских СМИ по поводу перспектив возобновления авиасообщения с Россией появилась некая напряженность, граничащая с раздражением, вызванная, очевидно, непониманием истинных причин отсрочек. В прессе начали публиковаться недружелюбные статьи.
Накал страстей удалось свести на нет визитом в Каир президента Владимира Путина и подписанием финального контракта по АЭС "Эд-Дабаа" в конце 2017-го. Тогда же Путин заявил о скором возобновлении полетов между странами. Вскоре после этого в Москве две стороны подписали протокол о восстановлении авиасообщения. 4 января этого года президент РФ подписал соответствующий указ.
Казалось бы, все закончилось. Информационный повод исчерпан. Но сейчас на лентах информагентств и страницах газет вновь нарастает ручеек слухов со ссылкой на самые разные источники о том, когда же ждать первого рейса — 1 февраля, третьего или в конце месяца. Причем у каждой стороны — железные источники, будь то администрация каирского аэропорта, электронное табло московских воздушных гаваней, где уже заявлены рейсы, или официальные представители авиакомпаний. И ведь журналистов нельзя упрекнуть в ложном ажиотаже — за ними стоят армии туристов и соотечественников с обеих сторон, которые ждут не дождутся начала продаж билетов.
На том и стоим — подтверждаем, опровергаем, следуя информационному потоку. Когда же уже полетят самолеты, не знаете?
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео