Ещё

Владимир Елецких о воронежских фестивалях: «Я не считаю это туризмом» 

Фото: АиФ

Однозначно, что в последнее время Воронеж «зазвездился» на туристической карте: россияне заговорили о Котёнке с улицы Лизюкова, корабле «Гото Предестинация» и третьем по величине в стране Благовещенском кафедральном соборе. В итоге в прошлом году у нас побывало 544 тысяч туристов. Тем не менее проблем в тур­отрасли немало.

«К сожалению, богатый потенциал не замечают власти, а может быть, и не хотят его видеть. Результат один — туризм у нас не развит», — считает воронежский краевед Владимир Елецких.

Некому водить

Анастасия Ходыкина, «АиФ-Черноземье»: Аналитики российского сайта бронирования жилья сообщили, что Воронеж вошёл в топ-10 рейтинга недорогих городов, популярных у туристов для новогодних поездок. Получается, что, помимо достопримечательностей, мы можем привлекать туристов ещё и ценами?

Владимир Елецких: Да, в Воронеже немало гостиниц на любой бюджет, правда, о бронировании надо позаботиться заранее. Отчасти благодаря этому в регионе активно развивается деловой туризм — в год у нас проходят десятки международных и специализированных конференций и семинаров. Но город не получает от этого практически ничего — водить экскурсии некому, отсутствие профессиональных экскурсоводов — большая проблема. Никто не обучает! Тем более нет гидов, говорящих на иностранных языках.

— Что у нас можно посмотреть?

— Недавно я проводил лекцию на тему туристического потенциала Новоусманского района, так воронежцы слушали с открытыми ртами! Интересный во многих отношениях Новоусманский район находится под боком у Воронежа, однако о нём практически ничего не известно. Взять, например, село Рогачёвка — перекрёсток многих дорог, удивительный с исторической точки зрения. В 1925-1926 годах писатель Андрей Платонов строил там электростанцию. Просуществовала она недолго — её сожгли, но фотографии остались. В стороне рабочего посёлка Анна был совхоз «Лекарственные травы», там в своё время выращивали валериану. Уцелела дача Николая Клочкова — городского главы начала ХХ века. Туда впервые в губернии провели телефон. В Новой Усмани сохранился памятник Александру Освободителю, установленный в 1882 году. Это, кстати, третий по хронологии обелиск в области.

В посёлке Маклок располагается одноимённое озеро, которое внесено в список охраняемых объектов ЮНЕСКО, а также клюквенное болото, Черепашье озеро, памятник леснику с собакой. Есть два музея — краеведческий и Пушкина, созданный в конце 70-х годов. Привлекательна для туристов этнодеревня с ветряной мельницей, домом-музеем на берегу водоёма, выставкой ретро-автомобилей и домашним зоопарком. Но вопрос — как это всё подать и раскрутить.

Пошли по рукам

— Районы вообще заявляют о себе?

— У них нет на это денег. Как-то с геодезистами решили узнать, где же центр Воронежской области. Оказалось, что на повороте в Хреновое. Два года назад вместе с заместителем сельской администрации и директором музея мы поставили там памятный камень. Они даже проект разрабатывали, чтобы этот факт обыграть в туристических целях, но до сих пор ничего не сделано. А вот в Ярославской области, где туризм развит, такой факт не остался забытым. Хотя и в Боброве есть что показать — и валенки, и тапочки делают, и природа замечательная.

Недавно глава Бутурлиновки приглашал турфирмы, краеведов, историков — смотрите! Открыли памятник Бутурлину-основателю, музей лесника, построили аллею влюблённых, есть старинный завод спиртных напитков. Музей неплохой. Но попробуй организуй туда экскурсию — толково рассказать о местности никто не может.

Я объехал всю область и могу сказать, что в каждом районе есть много интересного. Но принимать людей, пусть даже не на высшем уровне, могут немногие. Исключение, пожалуй, Бутурлиновка, Россошь, Борисоглебск. В Россоши даже есть свой туристско-информационный центр, но это делу мало помогает.

— И что же делать?

— В Воронеже нужна государственная структура, которая бы раскручивала туристические объекты. Этим должен заниматься информационный центр, департамент, куда относится туризм. Пока, к сожалению, туризм никому не нужен, вот его и пустили по кругу. До 2009 года им занимался департамент образования, спорта и молодёжной политики, потом он перешёл в ведение управления физкультуры, спорта и туризма. На следующий год стал подотчётен департаменту культуры, он при себе организовал туристическую компанию, которая только бумажки перебирает и запрашивает из районов сведения, они им отчёты сбрасывают, какие имеются церкви-руины. Я их ценю — хорошие люди, но туризма-то нет! Теперь вот отдали туризм департаменту предпринимательства и торговли. Что дальше?

Идея и реклама

— А фестивали, которые проводят в разных районах, внесли какую-либо лепту?

— Я не считаю это туризмом. Туризм — это бизнес, на нём деньги зарабатывают, а на наших фестивалях их только тратят, развлекают местное население. Если на них приедут 20-30 человек из Воронежа — и то хорошо. Какой же это бизнес?

Я, например, не поеду в Борисоглебск на фестиваль славянской письменности и культуры «Во славу Бориса и Глеба» — ну что я там увижу? Те же гармошки, ложки… Далеко? Но в Тамбовскую область к Рахманинову даже из Воронежа едут, хотя куда дальше. Главное — идея и реклама. Вот, придумали москвичи в Нелже Рамонского района резиденцию Деда Мороза, так у них уже до 20 января все билеты раскуплены. Туризм — это не просто экскурсия, это целый комплекс услуг — проживание, питание, обслуживание…

Был в Беларуси с женой, так там нас так облизывали — возили на комфортабельном автобусе, показывали-рассказывали: вот экзотика — аисты пасутся, вот — набитый экспонатами замок. И это разрушенная в войну Беларусь! «Всё включено»! А у нас такое есть?

— Как вы думаете, изменится ли ситуация в следующем году?

— Думаю, что нет. Задачей для нового ведомства на ближайшее время станет — «определить потенциал каждого вида туризма», на то и уйдёт год.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео