В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Историки разрешили спор об Юстиниановой чуме

Историки из Кембриджа доказали, что Юстинианова чума оказала сильное влияние на византийское общество в VI-VIII веках. Кроме того, они показали, что ранние англо-саксы также умирали от бубонной чумы, что заставляет по-новому взглянуть на ее происхождение и историю. Статья опубликована в журнале Past & Present.

Историки разрешили спор об Юстиниановой чуме
Фото: Лиферинкс, Йос / Wikimedia CommonsЛиферинкс, Йос / Wikimedia Commons

Юстинианова чума – это первая известная пандемия бубонной чумы в Евразии. Она поразила Средиземноморье в поворотный момент истории, когда византийский император Юстиниан пытался восстановить могущество Римской империи. В течение целых десятилетий ученые вели споры о летальности этого заболевания, о его социальном и экономическом значении, о путях его распространения. В 2019-2020 гг. в нескольких исследованиях, широко растиражированных в СМИ, говорилось, будто бы историки преувеличили влияние Юстиниановой чумы, а само явление назвали «несущественной пандемией». Незадолго до пандемии коронавируса два исследователя, которые скептически относились к чуме, предположили, что Юстинианова чума мало отличалась от современных эпидемий гриппа.

Видео дня

В новом исследовании профессор Питер Сэррис из Кембриджского университета оспорил такую точку зрения. Он заявил, что вышеупомянутые скептики не учитывают результаты недавних генетических исследований, производят некорректный статистический анализ и неверно трактуют древние тексты. Так, например, в некоторых исследованиях определялось число слов, связанных с чумой, в древних текстах того времени. На основе этого исследователи заявляли, что только низкий процент текстов содержит упоминания чумы, следовательно, она была незначительна.

В качестве контраргумента Сэррис вспомнил византийского историка Прокопия Кесарийского, который видел чуму своими глазами. Как оказалось, он приостановил описания военных походов, чтобы рассказать о приходе чумы в Константинополь; этот текст впоследствии шокировал целые поколения византийцев. «Это говорит гораздо больше, чем подсчет связанных с чумой слов, которые написал Прокопий Кесарийский. Разные авторы писали разные тексты и сосредотачивались на разных темах. Их работы нужно читать соответственно», – пояснил профессор.

По мнению Сэрриса, важным доказательством сильного влияния чумы на общество и экономику являются известные свидетельства о законах и деньгах, которые существовали в ту пору. Например, между 546 г., когда началась чума, и концом правления императора Юстиниана в 565 г. наблюдался резкий спад в количестве изданных в империи законов. В то же время в 542-545 гг. было издано множество законов, которые являлись кризисными мерами. К тому же, в период чумы впервые с IV века, когда была впервые введена золотая монета, уменьшилась масса золотых и медных монет. Сэррис отметил, что реакция правительства на пандемию чумы была на удивление рациональной, несмотря на то, что император впервые столкнулся с подобной ситуацией.

Наконец, Сэррис указал на существование генетических исследований. Вплоть до 2000-х гг. юстинианскую чуму определяли как бубонную только из-за упоминаний в древних текстах бубонов – увеличенных лимфоузлов. Однако впоследствии археологи и генетики научились распознавать следы ДНК бактерии Yestinia pestis, возбудителя бубонной чумы, в скелетных останках. Такие работы проводились в Германии, Испании, Франции и Великобритании. В 2018 г. была опубликована статья, в которой исследовалась ДНК, найденная в останках на кладбище в Кембриджшире (Великобритания). Эти останки датировались ранним англо-саксонским периодом (примерно V-VI века). Как оказалось, многие из усопших погибли именно от бубонной чумы. При этом найденный там штамм Y. pestis является одним из наиболее ранних.

Это позволяет предположить, что чума прибыла в Англию еще до начала пандемии в Средиземноморье (541 г.). Ранее предполагалось, что источником распространения чумы стал город Пелузий в Египте. Сэррис же заявил, что на основе упомянутой статьи можно выдвинуть гипотезу о том, что чума могла дойти до Средиземноморья через Красное море, а в Британии оказалась через Балтику и Скандинавию, откуда впоследствии распространилась по континенту. Это означает, что, несмотря на название, Юстинианова чума никогда не была сугубо византийским феноменом.