В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Зачем и кому нужны корпоративные города?

В Нижегородской области есть города, где власть губернатора довольно символическая – здесь ситуацию определяют корпорации, включая и будет главой местного самоуправления или деятельность водоканала и теплоэнерго. «Аргументы недели. Волга» рассмотрела ситуацию во всей ее сложности. Исторические предпосылки Впрочем, такая обстановка сложилась далеко не вчера. Еще во времена Советского Союза именно на предприятиях лежала ответственность за соцкультбыт, включая детские дошкольные учреждения. С приватизацией большинство заводов и фабрик передали социалку на баланс муниципалитетов, но полностью избавиться от содержания территории удалось далеко не всем. Так или иначе, в Нижегородской области к корпоративным городам (условное название, для обозначения отличия от других населенных пунктов) относятся как минимум (), (), (ОМК). К сожалению, корпорации не пожелали дать свои комментарии к данному материалу, поэтому их позиция в статье представлена не будет. «Фактически в городах с одним крупным предприятием, корпоративных городах, и сейчас есть масштабное участие предприятий в разного рода социальной благотворительности. Наиболее крупные такие проекты у “”, , , дочерних подразделений , где за ними закреплены отдельные районы, где они работают. Главное проблемой, однако, стало то, что после распада СССР стало очевидно, что занятость будет уменьшаться – не по злой воле, а прежде всего в силу технологической революции. Например, на работали 100 тысяч человек, сейчас немногим более 30 тысяч. А другой работы нет, сфера местных услуг давно поделена, малый бизнес и сельское хозяйство не развиты так, как обычно, речь идет о регионах с тяжелыми природными условиями. Где-то государство спонсировало переселение (так, например, население Чукотки сократилось чуть ли не вдвое), где-то речь шла о высоких пенсиях и доходах, позволяющих к пенсии переехать куда-то на юг», – полагает , старший эксперт Института экономической политики имени Гайдара. Но, может быть, автор статьи просто наговаривает или придумал концепцию и пытается рассказать читателю о том, чего не существует в Нижегородской области? Давайте внимательнее приглядимся к Сарову. В середине ноября депутатами думы Сарова в качестве главы города избран , ранее занимавший пост главного энергетика Российского федерального ядерного центра — Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (РФЯЦ–ВНИИЭФ). В свою очередь, это учреждение является частью госкорпорации «Росатом». Сафонов проживает в Сарове с 2000 года, когда стал работать в РФЯЦ–ВНИИЭФ. В Сарове готовится концессионное соглашение по передаче городского водоканала до 2039 года. Концессионером планирует стать (Росатома) в лице дочерней структуры «РИР-Саров». Инвестиции в модернизацию водоканализационной саровской системы составят порядка 0,7 млрд. С июля текущего года планируется повысить тарифы за пользование ЖКХ для саровчан, но сейчас не об этом. «То, что предприятия могут содержать социально-культурно-бытовую инфраструктуру – это позитивная сторона. Но негативная сторона в том, что содержание предприятий напрямую зависит от их рентабельности. У мощных будет вполне приличным, у слабых, убыточных – кое-как, по остаточному принципу. В результате появляется несправедливость: самодеятельный ансамбль в клубе при большом заводе может даже гастролировать, а при маленькой, скажем, фабрике вынужден сам себе шить костюмы. Второй негатив: администрация получает дополнительный фактор манипулирования предприятием как в экономическом, так и в политическом плане: на “неудобное” предприятие всегда можно наслать проверки по содержанию соцсферы и жилья», – уверена Наталья Резонтова, эксперт «Городских проектов». Развитие ситуации Справедливости ради, в Нижегородской области есть пример обратной ситуации – когда корпорация постепенно ушла из активной городской и региональной жизни и сосредоточилась только на производственных задачах. Речь идет о Горьковском автомобильном заводе. В начале девяностых почти дошло до отделения Автозаводского района от Нижнего Новгорода с созданием автономного поселения. Затем ГАЗ принимал участие в политической жизни Нижнего Новгорода и Нижегородской области, отряжая депутатов в городскую и Законодательное собрание, где они имели немалое влияние, как и в правительстве Нижегородской области. Но постепенно все сошло на нет, не считая митинга в поддержку Путина на ГАЗе перед последними президентскими выборами с инициативой выдвижения Путина в президенты. Из Госдумы ГАЗ ушел больше десяти лет назад, когда газовский вагранщик досрочно сложил с себя полномочия в пользу . И вот пора вернуться к вопросу о взаимоотношениях корпораций и местной власти. «Местное самоуправление, как правило, за исключением разве что и , в таких регионах – это филиал предприятия, там сидят люди с предприятия, их структуры совпадают. Единственной альтернативой случаются редкие случаи, когда губернатор и собственники основного предприятия находятся в конфликте, и тогда у каждой из сторон возникает своя группа поддержки», – говорит Жаворонков. Резонтова развивает тему: «Муниципалитет получает налоги, и их должно хватать на социальную сферу. Корпорации не должны подминать под себя социальную и культурную жизнь. Роль корпораций – участие, а не управление надстроечными институтами В наших условиях, именно наших, подчеркну, у населения, по сути, нет выбора, потому что и в том и в другом случае оно будет зависимым, и как бюджетнику, так и корпоративному работнику придется идти с флагами и петь осанну власти. Но лучше уж в тепле у корпорации, чем в нищете у муниципалитета». В общем, подчинять жизнь города ритму и задачам корпорации скорее негатив для горожан, чем позитив. Но мы здесь не про сферического коня в вакууме, а про текущую реальность. А она такова, какова есть. При этом Сергей Жаворонков отмечает: «Мне более нравятся полиархаичные регионы, а не те, где один начальник и он для всех царь и бог». Возможно, делу поможет диверсификация экономики, когда зависимость от единственного и единого подателя благ в лице корпорации снизится за счет появления нескольких, а то и многих источников пополнения муниципального бюджета? Например, в Дзержинске нет такой главенствующей корпорации, и город, в общем-то, год к году хорошеет и благоустраивается. Впрочем, у Наталья Резонтовой свои резоны: «Во-первых, российская специфика ручного управления экономикой и зависимость экономики от политических решений лишает свободы и независимости как саму корпорацию или предприятие, так и содержащиеся ими культурно-социальные объекты. Они подневольны и так или иначе будут выполнять идеологические заказы власти в нужные для нее политические и пиаровские моменты. Вместе с бюджетниками петь патриотические песни выгонят и ансамбль заводского клуба, и сотрудников музея. Во-вторых, творчество – это свобода, а не плохие стихи со сцены, но читаемые под аплодисменты, потому что их сочинил директор завода-кормильца. Культурная и социальная сферы по определению должны быть самостоятельными. Всем экскурсоводам известно, что музей работает по заводскому режиму: только в будни. Насколько это абсурдно, стоит ли говорить? Да, предприятие может и содержать, и развивать эти объекты, но при развитом и не нищем муниципалитете такие объекты частично должны быть в сфере забот города. Иначе культура делится на территории и на специфику: городская и “хозяйская”». Словом, пока, скорее всего, корпоративные города сохранятся в Нижегородской области. Другое дело, что они не должны стать своего рода независимыми анклавами, живущими по собственным представлениям и стратегиям. Хотя бы потому, что это разрушит единство и связность региона, вернув его едва ли не в средневековую раздробленность территорий.
Зачем и кому нужны корпоративные города?
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели