В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Мы знаем многих героев ВОВ. Но – далеко не всех

Мы знаем многих героев ВОВ. Но – далеко не всех
Фото: Русская ПланетаРусская Планета

Исполнилось 115 лет со дня рождения легендарного летчикло. 26 июня 1941 года он совершил огненный таран - направил горящий бомбардировщик Ил-4 на скопление немецкой военной техники и цистерн с горючим на шоссе Молодечно—Радошковичи, ии. Врагу был нанесен огромный урон.

Видео дня

Гастелло посмертно был награжден званием Героя Советского Союза. Его именем названы улицы городов, села, поселки, станция Дальневосточной железной дороги. Все правильно, все закономерно.

Но… Все почему-то «забыли», что в горящей машине был не только Гастелло, но еще трое его боевых товарищей – штурман, лейтенант Анатолий Бурденюк, стрелок-радист, старший сеалинин, и стрелок, лейтенант Григорий Скоробогатый.

Не упоминалось о них ни в первом очерке о герое – «Капитан Гастелло», опубликованном в «Правде» 10 июля 1941 года, ни в последующих публикациях о летчике. В драме «Гастелло» Исидора Штока мало правды и много несоответствий. Автор зачем-то ввел в д Чкалова, хотя нет никаких сведений, что он и Гастелло были знакомы.

Впрочем, это не это главное. А главное то, что и в пьесе нет других членов экипажа бомбардировщика. В самом начале пьесы летчик радирует на землю:

«Я Гастелло, я Гастелло, я Гастелло. Слышу вас хорошо. Я Гастелло. Штурман убит. Бортмеханик убит. В машине я один. Бомбы сброшены точно по цели. Сбит один «Мессершмитт». Патронов больше нет. На земле скопление танков и автомашин противника. Они заряжаются у бензоцистерн…»

Странно, что летчик совершенно спокоен, хотя жить ему осталось несколько секунд. Разве может так вести себя человек, стоящий перед бездной смерти? Да еще потом без всякого волнения рассуждать о патриотизме:

«…Зениткой у меня пробит правый бак, самолет горит, дотянуть не смогу… Машина летит вниз. Мы будем сражаться с врагом жизнью своей, а если жизни не хватит, будем сражаться смертью своей…»

Высокий, но фальшивый стиль. И было все, конечно, по-другому…

Можно лишь с содроганием представлять, как Гастелло, окровавленный, задыхающийся от дыма, в последний раз ощутил отчаянный русский задор, его захлестнула неистовая ненависть к врагу: «Коли не выживу, если пришла пора умирать, так с музыкой! И вас, проклятые фрицы, на тот свет прихвачу! Не будете вы, гады, по нашей земле ходить...

Потом был взрыв - неистовой, страшной силы. Содрогнулась, заходила ходуном земля. Поднялось столбом многометровое зарево…

Вернемся к боевым товарищам Гастелло. Только в 1958 году Бурденюк, Калинин, Скоробогатый были посмертно награждены орденами Великой Отечественной войны I степени. Хотя было бы логично и уместно присвоить звание Героя Советского Союза всему экипажу бомбардировщика ДБ-3ф. …

Такой же подвиг, что и Гл капитан Александр Маслов - на таком же бомбардировщике ДБ-3ф. Поразительно, но это произошло в тот же день – 26 июня 1941 года, и направил летчик горящую машину на вражескую колонну на том же шоссе, что и Гастелло, Молодечно - Радошковичи.

Гастелло и Маслов - герои! Только имя одного прогремело на всю страну, а другой…

Об отваге и смелости Маслова и членах его экипажа, совершивших огненный лейтенанте Владимире Балашове, стрелке, младшем сержанте Бахтурасе Бейскбаеве, стрелке-радисте, младшем сержанте Григории Реутове, многие годы никто не знал. Только в 1996 году все члены экипажа были посмертно награждены званием Героя Российской Федерации.

Почему награды так поздно нашли героев? Точного ответа на этот вопрос нет. Но, может быть, фигура Гастелло – он в этом, разумеется, не виноват – заслонила фигуру Маслова? И военное начальство решило, что хватит одного великого подвига? И не могло быть двух – отчаянных, невероятно смелых…

Война – это не только ясные, не затуманенные картины сражений, благородные лица героев. Это еще и неизвестность, мрак, в котором спрятаны многие тайны и лишь угадываются силуэты бойцов. И уже не дано никому знать, кем были многие из них, какую память заслужили. Как в песне: «От героев былых времен не осталось порой имен, - / Те, кто приняли смертный бой, стали просто землей и травой…»

…27 июня 1941 года еще один подвиг, такой же, как Гастелло и Маслов, – совершил еще один советский пилот – Исаак Презайзен. Старший лейтенант направил горящий бомбардировщик Пе-2 на участок автострады Минск–Москва, по которому густым потоком шла германская техника и мотопехота.

Факт подвига был зафиксирован, летчика посмертно представили к званию Героя Советского Союза. И опять почему-то одного, хотя в крылатой машине их было трое: кроме командира - штурман и стрелок-радист. Кстати, о судьбе экипажа Пе-2 повествует старый советский, очень душевный фильм «Хроника пикирующего бомбардировщика».

Итак, боевые товарищи Пресайзена «исчезли». Хотя было известно, где он служил, с кем вылетал на задание. Но вскоре и его подвиг «забыли» - куда-то подевалось представление. А вдове Пресайзена Лидии отправили письмо, где ее супруг объявлялся пропавшим без вести. Наступила долгая, томительная тишина.

Пресайзена вспомнили только в 1959 году, когда в газете «Советское Подолье», выходящей в городе Хмельницкий, на родине летчика, был опубликован очерк «Подвиг». После этого начались поиски в архивах, попытки узнать, почему все-таки летчик посмертно не был удостоен заслуженной награды.

В конце концов было найдено представление Пресайзена к званию Героя Советского Союза, хранившееся в архиве. Выяснилось, что его никто не отменял, на нем не было никаких резолюций, только подписи. Одна из них принадлежала кадным фронтом генералу армии Дмитрию Павлову.

Можно предположить, что его подписи документ не был отправлен в Москву. Ведь Павлов стал главным виновником военных неудач Красной армии в первые дни Великой Отечественной и был расстрелян спустя месяц после начала войны. Мол, Сталину просто не рискнули показать документ, на котором была подпись несчастного Павлова.

Но… Представление на Гастелло тоже подписывал Павлов, и оно было утверждено. Может, людей в Кремле «не устроила» национальность Пресайзена?!

И это не единственный случай, когдаодвиги…

Все знают о мужестве Александра Матросова, закрывшего своим телом амбразуру вражеского пулемета. Но в историческом мраке исчезла фигура рядового Абрама Левина, совершившего аналогичный подвиг. Есть и другие примеры.

Вернусь к Преса1991 года вышел указ президента СССР Михаила Горбачева о награждении летчика посмертно орденом Отечественной войны I степени. Вроде бы справедливость, хоть и отчасти, восторжествовала. Однако подобную награду вручали в то время всем живым фронтовикам. И Пресайзен – мертвый летчик с укором смотрит на нас с небес. Как и те безвестные ребята, что были с ним в полыхающем бомбардировщике, который обрушился на вражескую колонну…

Терзает, не дает покоя вопрос: сколько героев Великой Отечественной забыто, не удостоено заслуженных наград?

Да чего там наград! Нет у них, бедолаг, даже могилы с крестом…