В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Пожилая петербурженка отдала комнату в ренту и теперь сожалеет об этом

Остались только фотографии

Пожилая петербурженка отдала комнату в ренту и теперь сожалеет об этом
Фото: Российская ГазетаРоссийская Газета

С Галиной Васильевной неудобно говорить о возрасте. Но известно, что родилась она в годы Великой Отечественной войны в , куда эвакуировали ее семью. После Победы мать привезла ее в квартиру на улице Некрасова, 60 (краеведам этот адрес известен как Дом Бассейного товарищества). Это огромная коммуналка на 16 комнат общей площадью 426 квадратных метров. Галина, ее мама и бабушка жили в одной из этих комнат.

Видео дня

До революции вся квартира принадлежала бабушке Галины Зое Шидловской-Кондоиди, представительнице рода Шереметьевых, но советская власть заставила потесниться. Зоя Вячеславовна провела здесь всю жизнь до 1969 года. В память о ней остались только фотографии. Несметных богатств, о которых часто упоминают при рассказах о дворянстве, у Зои Шидловской-Кондоиди не было.

После школы Галина устроилась машинисткой в НИИ на Парадной улице, там и проработала до пенсии.

В 2008 году она снялась в эпизоде картины о жизни . Фильм получился неоднозначным, но Галина Васильевна вспоминает о своем актерском опыте с теплотой.

Пять лет назад у пенсионерки умер сын, из родственников осталась только внучка, но она приезжает редко. Смерть сына подкосила женщину, ей стало сложно самой обустраивать свой быт.

Постеснялась не подписать

В жизни Галины Васильевны три года назад появился добрый человек, она не называет его имени. Человек, судя по всему, был не только добрым, но и обеспеченным. Он стал помогать пожилой женщине, в частности оплатил ей дорогостоящую операцию на глаза.

А когда Галина Васильевна вернулась из больницы, в ее комнате вовсю шел ремонт. К слову, ремонт действительно был нужен. Дело в том, что в какой-то момент пенсионерка стала приносить домой всякие вещи - нужные и ненужные, - и однажды ее комната оказалась завалена ими от пола до потолка.

Ремонт делали супруги Алексей и Каролина Шипуновы, соседи Галины Васильевны по коммуналке. Благодетель Галины Васильевны попросил их присмотреть за пенсионеркой. А в июне 2018 года Галина Васильченко заключила с Каролиной Шипуновой договор пожизненной ренты, суть которого сводилась к тому, что она получает должный уход, а за это передает ей в собственность комнату, оставляя за собой право проживания.

В разговоре с корреспондентом "РГ" Галина Васильевна сообщила, что о сути договора она узнала только в кабинете нотариуса. По ее словам, она Шипуновых о рентных отношениях не просила и комнату свою передавать им в собственность не собиралась. Но когда ей дали в руки бумаги, то подписала их, отказаться почему-то постеснялась.

Сам договор она получила на руки только недавно, когда решила судиться.

11 тысяч и трехразовое питание

В договоре ренты (есть в распоряжении "РГ") было указано, что Каролина Шипунова должна обеспечивать Галину Васильевну ежедневным трехразовым питанием, одеждой, а также выплачивать 11 тысяч рублей в месяц денежного довольствия.

Вот только питается Галина Васильевна в благотворительной столовой Мальтийской службы помощи на улице Чайковского. В любую погоду приходит туда за котлетами или горячим супом. Также пожилая женщина утверждает, что деньги от плательщиков ренты поступали всего пару раз за все три года.

Комната Галины Васильевны разделена на две части перегородкой. В одной она живет вместе с черным котом, в другой лежат стройматериалы и детали мебели. Пенсионерка говорит, все это принадлежит Каролине.

До последнего времени у Шипуновых был ключ от комнаты Галины Васильевны, и они часто к ней заходили, причем далеко не всегда по приглашению.

Одна в пандемию

Сейчас к истории Галины Васильевны подключились неравнодушные петербуржцы. С апреля прошлого года ей помогает Евгения Гаврилова, живущая на соседней улице. Поначалу они просто кивали друг другу при встрече, разговаривали об абстрактных вещах, а потом Евгения волею случая зашла в гости к пенсионерке и пришла в ужас. Та половина комнаты, в которой живет Галина Васильевна, оказалась завалена мусором. Кровати у пожилой женщины не было, она спала на сломанной раскладушке, которую подпирала гора из одежды и газет.

Не один раз Евгения вызывала к Галине Васильевне клининговую службу, дезинфекторов, грузчиков, которые вывозили мусор из квартиры. Также девушка смогла раздобыть кровать, диван и стеллаж.

В это время в уже вовсю буйствовала пандемия коронавируса, но, как говорит Евгения, за те разы, что она навещала пенсионерку, ни разу не видела, чтобы Шипуновы пытались хоть что-то сделать для своей подопечной: накормить, сходить за продуктами или лекарствами.

Евгения Гаврилова помогла Галине Васильевне найти адвоката, чтобы обратиться с иском о прекращении договора ренты и выплате средств, недополученных за три года. 5 июля в Смольнинском районном суде прошло очередное заседание.

Без черных красок

"РГ" пообщалась с Каролиной Шипуновой. Она живет в комнате на Некрасова с 2014 года с мужем и сыном.

Ее позиция - никто Галину Васильевну заботы не лишал, она сама ни о чем не просила.

Женщина утверждает: поначалу она готовила для Галины Васильевны специально, потом стала оставлять еду в холодильнике. Только сама Галина Васильевна ее отчего-то не берет. Говоря о деньгах за содержание, Каролина отмечает, что они ушли в счет ремонта и вообще намерения у нее были и остаются самыми благими, так что судебный иск поверг ее в состояния шока.

- Я готова отказаться от договора ренты, но с меня же требуют еще и деньги, хотя я очень много на это все потратила, - говорит Каролина.

Она уверена, что Евгения Гаврилова настраивает пенсионерку против нее, ведь раньше как-то обходилось без судов. Евгения в свою очередь сомневается в добрых намерениях Каролины, обращает внимание на то, что документов, на основании которых Галина Васильевна потеряла право собственности, на руках у пенсионерки не было и что, будучи на иждивении у Шипуновых, она никакого постоянного ухода не получает.

Что дальше?

Заключать новый договор ренты с кем-нибудь еще Галина Васильевна не готова, родственников, которые могли бы несколько раз в неделю готовить и прибирать, у нее нет.

Сама Евгения больше года помогает Галине Васильевне с бытовыми вопросами, иском и поиском средств на адвоката, но у нее есть своя жизнь, бесконечно так продолжаться не может.

Что тогда будет с Галиной Васильевной?

- Мне сказали соседи, чтобы я, если что, обращалась, - тихо говорит Галина Васильевна и перечисляет соседей из своей огромной коммуналки. За нее переживают в большинстве комнат.

Справедливости ради стоит отметить, что сама Галина Васильевна из того поколения ленинградцев-петербуржцев, кому трудно попросить о помощи, признаться, что все плохо.

Нельзя помочь человеку, если он сам не готов, если сам не просит об этом. Природная интеллигентность не позволяет Галине Васильевне подойти к соседке и сказать, что она голодна. Когда она идет по улице с гордо поднятой головой, никто из прохожих и не представляет, что ей нужно помочь разобрать комнату от мусора.

Но вся государственная помощь, да и соседское содействие тоже, работают только, что называется, в заявительном порядке. И пока Галина Васильевна в тупике: переступить через себя она не может, но и сама вряд ли справится.

Мнение

, практикующий юрист:

- Наше законодательство защищает получателей ренты, поэтому Галине Васильченко с большой вероятностью получится расторгнуть договор и вернуть себе право собственности на квартиру. Бремя доказывания в данном случае ложится на плательщиков ренты. Они должны предоставлять чеки, подтверждающие выполнение условий договора.

Важно понимать: при договоре ренты просто так недвижимость в собственность не передается, другая сторона должна взять на себя достаточно большие социальные обязательства и выполнять их в течение многих лет. Часто люди просто не осознают всей сложности. Например, в данном случае договор предусматривал, что пенсионерку надо обеспечивать трехразовым питанием, то есть рентодательница тогда должна была уволиться с работы, чтобы кормить свою подопечную, либо нанять для нее сиделку. Скорее всего, никто из сторон в момент заключения договора не вник в его условия, что и привело к такому развитию событий.