В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Муж Бабкиной изменял ей с руководителем ансамбля «Лейся, песня»

Согласно еврейским традициям, на днях отмечалось 30 дней со дня похорон легенды российского шоу-бизнеса - организатора концертов ансамблей «Веселые ребята», «Самоцветы» и певца Эмиля Горовца, создателя и руководителя коллективов «Лейся, песня» и «Надежда» Михаила Плоткина, умершего в возрасте 77 лет после тяжелой болезни

Муж Бабкиной изменял ей с руководителем ансамбля «Лейся, песня»
Фото: Архив «Экспресс газеты»Архив «Экспресс газеты»

Все запомнили его человеком-праздником, появлявшимся на публике в экстравагантных костюмах и смешных очках, лихо танцевавшим и беспрерывно сыпавшим шутками. Мало кто знал, сколько тяжелых испытаний и ужасных страданий ему пришлось пережить.

Видео дня

Плоткин по праву мог сказать о себе словами из песни , которой помогал на заре ее карьеры: «Но слез моих не видно никому. Ну что ж, Арлекин я, видно, неплохой».

Незадолго до смерти Михаил Владимирович дал откровенное интервью о своей жизни музыкальному обозревателю «Экспресс газеты». «Опубликуйте, когда я умру!» - попросил он. И вот пришло время исполнить его последнюю волю.

- С рождения я, как все нормальные мальчики, интересовался девочками, - говорил Плоткин. - Помню, ребенком полез щупать ниже пупка мою юную родственницу - будущую известную певицу Нинку Бродскую (исполнительницу песни «Звенит январская вьюга» в фильме «Иван Васильевич меняет профессию». - М. Ф.). Но ее брат Лёнька меня продал, и родители дали мне такого леща, что мало не показалось. Мамочке все говорили, что, если меня не контролировать, я женюсь чуть ли не в 12 лет.

Ветеран труда

- С пути меня сбили соседские ребята Колька Кольцов и Сашка Захаров, с которыми я тусовался у нас во дворе в Марьиной Роще, - не скрывал Михаил Владимирович. - Мы с ними играли в дочки-матери. Я всегда был матерью. И они меня «жарили» в сарае между дровами. Я еще боялся, что в меня запихнут полено. Так меня и приучили к этим делам. Со временем меня переимел весь наш переулок. Даже старший брат Сашки Юрка, когда вышел из тюрьмы, с удовольствием мной воспользовался. Я был хорошенький, молоденький. Мне было лет 16. А вы как думали? Мне же дали звание «Ветеран труда» не просто так.

Бегал я и за девками. Но я не мог с ними кувыркаться из-за того, что у меня был врожденный порок полового члена - гипоспадия. Хотите, чтобы все читали вашу газету? Давайте сфотографируем мой член! За свою жизнь я перевидал много разных членов - больших и маленьких, но такого, как у меня, ни у кого не видел.

Моя мамочка безумно переживала из-за этого. Она одолжила большие в те годы деньги - 10 тысяч рублей, чтобы мне сделали операцию. Договорилась с одним из лучших в стране хирургов-урологов - профессором Львом Дунаевским из Басманной больницы (двоюродным братом композитора , одним из фигурантов «Дела врачей». - М. Ф.). Когда он начал резать мне член, я закричал от страшной боли.

- Извини, я забыл сделать тебе заморозку, - как ни в чем не бывало сказал Дунаевский.

Я уже думал, что наконец начну встречаться с девками. К сожалению, операция оказалась безрезультатной. И мне ничего не оставалось, как окончательно переключиться на мужиков. Правда, когда я попал под суд по печально известной статье за мужеложство, мое редкое заболевание неожиданно сыграло мне на руку и спасло от тюрьмы.

Условный срок

- Меня забрали прямо из дома 4 января, в день рождения моего дедушки, - вспоминал Плоткин. - Приехал милицейский мотоцикл с коляской. И меня отвезли в наше районное отделение милиции. Я ночь там просидел. Ничего не понимал. А на следующий день оперативник повел меня на Петровку, 38.

Никогда не забуду, как моя мамочка бежала за нами и кричала по-еврейски:

- Говорят, что ты живешь с мужчинами. Даже если это так, не сознавайся!

Тогда до меня дошло, в чем дело. На Петровке мне строго сказали:

- Ну-ка, расскажи, как вы на даче с ребятами сношались!

Я еще не имел отношения к эстраде. Работал продавцом в магазине. Где был я и где был знаменитый оперный певец Лемешев?! Я даже не был с ним знаком. Меня просто подставил кто-то из голубых. Они почти все стучали. И им было все равно, что говорить.

- Сейчас придут родители пацанов, которых ты оттрахал, - давили на меня менты. - Они тебе прямо здесь изобьют. А потом напишут на тебя заявление.

- Это какая-то ошибка, - попытался возразить я. - Я вообще-то девушка. Я никого не трахаю.

Меня подняли на смех. Но вступился судебно-медицинский эксперт.

- С таким заболеванием невозможно совершить половой акт, - подтвердил он.

Менты грозили:

- Мы докажем, что ты с этим экспертом спишь, и поэтому он тебя отмазывает.

В конце концов мне дали условный срок - 2 или 3 года.

Привет от Маликова

- На Петровке в те годы был специальный отдел по голубым, - вздыхал продюсер. - Они присылали мне повестки. Хотели, чтобы я, как другие, им стучал.

- Наш разговор должен остаться между нами, - говорили мне.

Даже требовали давать подписку о неразглашении. А я выходил от них, сразу шел на Плешку (к часовне-памятнику героям Плевны у метро «Китай-город», месту встречи голубых. - М. Ф.) и всем об этом рассказывал.

- С тобой нельзя иметь дело! - сказали мне, и от меня отстали.

Потом, когда я уже работал на эстраде, мне предлагали стать осведомителем кагэбэшники. Это было перед поездкой с «Самоцветами» в Чехословакию. Но я тоже каким-то образом соскочил.

А некоторые мои коллеги не гнушались стучать. Однажды меня вызвали в КГБ и рассказали, как меня имели спортсмены в Ульяновске. Тогда не было никакого видео-шмидео. Но я, дурак, рассказал про секс с этими спортсменами руководителю «Самоцветов» Юре Маликову. И понял, что сдать меня мог только он. Больше некому было это сделать.

Не менее странно себя вел его сын. На 35-летии «Самоцветов» в Саду Баумана Димка представил мне своего охранника и вдруг начал у меня выпытывать:

- А ты с кем сейчас спишь?

Я чуть не охренел. Потом мы встретились на концерте в ЦДКЖ. Я показал ему фото моего любовника из Нижнего Новгорода. А после выступления Маликов подошел ко мне и сказал:

- Своему другу лично от меня передай привет!

Чудесное спасение

- Во время работы с «Веселыми ребятами» я безумно влюбился в одного из солистов, который исполнял песни «Люди встречаются» и «Портрет работы Пабло Пикассо». Дима Билан и другие современные певцы на сцене так дергаются и стонут, что не поймешь - то ли они голубые, то ли по-большому хотят. А он ничего такого не делал. Стоял неподвижно перед микрофоном. И какой же при этом он был сексуальный! Я так сходил по нему с ума, что когда в его гостиничный номер пришли девки, даже пытался покончить с собой. Но он словно что-то почувствовал, прибежал ко мне и успел меня спасти.

С другими участниками моих коллективов у меня секс случался. Не со всеми, конечно. Ну, кто поверит, что я хотел Юру Петерсона? Люди могут срыгнуть от одной мысли об этом. Вот Валера Селезнев и Влад Андрианов из ансамбля «Лейся, песня» - другое дело. Жалко, им снесло крышу от успеха, и они спились.

Со мной ложился в постель даже муж Нади Бабкиной Володя Заседателев. Мы познакомились с ним в «Самоцветах». Потом я пригласил его вторым барабанщиком в «Лейся, песня». Помню, Бабкина приходила с ним на мой день рождения в ресторан ВТО. Они с Володей тогда были еще жених и невеста или едва расписались.

Только не подумайте, что Заседателев и другие музыканты, которые меня имели, были голубые. Они были нормальные ребята. Выступали только в активной роли. Не то что нынешние - парни «хоть куда».

Такой откровенной, шокирующей исповеди мы, признаюсь, не ожидали. Но жизнь есть жизнь - из нее, как из песни, слова не выкинешь. И то, как ее прожил Михаил Плоткин, - это его личный выбор. А судить его или посочувствовать - решать вам.