В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

К побегу Блейка КГБ отношения не имел

В первом номере нынешнего года «Аргументы недели» рассказали о советском разведчике , который в возрасте 98 лет ушёл из жизни 26 декабря 2020 года. Сегодня же подробностями делится известный в прошлом разведчик, также работавший в Туманном Альбионе, писатель . СЕНСАЦИЯ о дерзком бегстве из лондонской тюрьмы советского агента, сотрудника английской разведки Джорджа Блейка сотрясала весь мир. В кабинете начальника разведки генерала А. Сахаровского не умолкала «вертушка», звонили сановники из ЦК и важных министерств и поздравляли с блестящей операцией. Александр Михайлович благодарил, но деликатно отнекивался, что, впрочем, никого не убеждало: конспирация превыше всего! На самом деле к побегу заключённого Блейка советская разведка никакого отношения не имела. Нынешние «историки разведки» по странной причине умалчивают о деталях побега, по-видимому, считая неприличным писать о том, что вся операция была тщательно спланирована и проведена выпивохой-уголовником и пацифистами, критически относившимися к Советскому Союзу. Причём абсолютно бескорыстно! Это никоим образом не умаляет героизм Блейка. Как пишет он сам в мемуарной книге «Иного выбора нет», «именно Шон организовал мой побег из Уормуд-Скрабс. Но Пэт, Майкл и Энн нашли деньги для всей операции, прятали меня и в итоге сумели тайно вывезти из Англии». Джордж Блейк был арестован в начале 1961 года за шпионаж в пользу СССР. Во время войны в Корее английский разведчик работал в под прикрытием вице-консула и был захвачен в плен после взятия Сеула северокорейцами. Блейк с юных лет много читал, увлекался книгами Маркса и Энгельса и весьма критически относился к английской действительности. Его левые взгляды сочетались с религиозностью: вспомним, что Христос призывал изгнать торгующих из храма, что ставит под сомнение буржуазные ценности. Об этом говорили даже епископ Кентерберийский, получивший прозвище Красный епископ, и ярый католик и бывший разведчик писатель . Блейк изучал русский язык на курсах в Кембридже и проникся любовью к русской литературе. В плену его тщательно разрабатывали и признали вполне пригодным для сотрудничества. Вербовку Блейка провёл во время его возвращения из плена поездом на родину через Россию. Многолетний резидент КГБ в Великобритании, опытный оперативник Борис Родин (Коровин для Англии), он и продолжил работу с агентом в Лондоне. Собственно, Блейк был уже «готовый материал», он охотно пошёл на сотрудничество на сугубо идейной основе, без всяких вознаграждений. Он передал много ценной информации, самая существенная – о подкопе-туннеле для прослушивания телефонных разговоров в Западной группе войск в Карлхорсте. Наши пытались использовать это для дезинформации, но оказалось, что по телефону начальство обсуждает такие важные секреты, что эту идею пришлось отбросить, «случайно» обнаружить подкоп и устроить международный скандал. Англичане не гнушались через немецкую агентуру изучать мусорные ящики в районе расположения ЗГВ, иногда находя там секретные документы, использованные в качестве туалетной бумаги, рядом с Карлхорстом. В своей зоне английская разведка заимела магазин, куда часто заглядывали советские граждане, их тут же брали в разработку. Блейк был благородным человеком, счёл постыдным юлить и врать, на допросах признался, что работал на Советский Союз (по мнению , который сам прошёл через аналогичные допросы, это было роковой ошибкой, ибо доказательства у англичан отсутствовали). В результате сравнительно справедливый английский суд впаял ему 42 года тюрьмы! Как ни парадоксально, по свидетельству самого Блейка, именно этот жуткий срок сделал его «тюремной аристократией», сокамерники относились к нему с почтением, некоторые сочувствовали. На прогулки выводили сразу 700 заключённых, люди легко знакомились и общались. Блейк работал в швейной мастерской, сразу понял, что его спасёт только побег, и внимательно присматривался к окружению. Его заинтересовал ирландец Шон Бэрк, сидевший за то, что послал своему обидчику-полицейскому бомбу в посылке. Особых увечий страж порядка не получил, поэтому срок у Бэрка уже истекал. Фигура весьма неоднозначная: небесталанный авантюрист, мечтающий о мировой славе, хронический алкаш. Бэрк сразу же прикинул, что в случае спасения русского шпиона он сможет написать об этом бестселлер, прославиться и обогатиться. Блейк выписывал для чтения книги, в тюремном литературном кружке сошёлся с двумя пацифистами, членами антиядерного «Комитета 100» Потлом и Рэндлом, сидевшими за пикеты у американской базы. Как и все заключённые, они ненавидели власть и сочувствовали Блейку, однако СССР не жаловали и даже просили Джорджа посодействовать освобождению осуждённых у нас писателей Даниэля и Синявского. В конце концов Блейк договорился с Шоном и двумя англичанами (все трое вскоре выходили на свободу) о побеге. Организацию самого побега брал на себя ирландец, остальные взяли на себя вывоз Блейка из страны. Привлекли ещё одного сокамерника. Вообще о планируемом побеге многие догадывались, однако никто «не стукнул». Выйдя на свободу, сметливый Бэрк снял жильё недалеко от тюрьмы, заранее понимая, что власти после инцидента перекроют границу и будут искать беглеца, так что требовалось временное убежище до того, как утихнут страсти. Прекрасной находкой была покупка находчивым ирландцем переговорного устройства «уоки-токи» через сокамерника, работавшего на воле, но регулярно возвращавшегося после трудового дня в тюрьму. Таким образом, появилась возможность вести переговоры и регулировать всю операцию по радио. Бэрк регулярно напивался, налаживал связь с Джорджем, в качестве пароля пел песню «Я пойду рядом с тобой». Упомянутый сокамерник взялся сломать решётку для прохода Блейка к стене. Побег был назначен на вечер субботы, когда охрана расслаблялась, а заключённые уходили смотреть кино. Подобные операции безупречно проводятся только в киношных боевиках, в жизни в любой план вторгается масса непредусмотренных случайностей. За несколько дней до операции из тюрьмы сбежали трое опасных преступников, поэтому охрану усилили и начали укреплять перегородки и устанавливать щиты на окнах. Шон дал сигнал о начале операции в субботу в 18:15. Сокамерник слишком быстро сломал проржавевшую перегородку, Блейк вышел под дождь к месту, куда Шон должен был бросить лестницу, но тот на связь не выходил. Оказалось, что к машине ирландца вышел охранник тюрьмы с овчаркой, делавший обход, и Шон решил уехать и вернуться, однако попал в пробку. Когда он вновь оказался на месте, вдруг рядом остановилась машина с любовной парочкой, начавшей страстно целоваться. Промокший Блейк изнемогал на крыше, уже начался обычный обход камер надзирателем, и его могли хватиться. Разъярённый ирландец начал мигать фарами и напугал парочку, но тут начали подъезжать машины к больнице напротив тюрьмы, начались приёмные часы. Наконец Шон вышел на связь и бросил верёвочную лестницу. Блейк спускался трудно, чуть не упал прямо на машину, в результате довольно серьёзно ушибся и повредил себе руку. Оба были взвинчены, ирландец вёл машину нервозно и врезался в идущую впереди. Ошеломлённый водитель свернул в переулок, ожидая, что нарушитель, как принято, подъедет к нему для выяснения обстоятельств аварии, но Шон, естественно, умчался в другую сторону и вскоре добрался до съёмной квартиры. Операция продолжалась с 18:15 до 19:30, но казалась вечностью! Блейк и Бэрк обнялись и выпили на радостях бренди прямо из бутылки! ТВ уже сообщало о бегстве русского шпиона с его фотографиями. Шон тут же отправился из квартиры на машине, которую он ранее купил у приятеля, а теперь бросил в пригороде. Самое пикантное в том, что тщеславный ирландец весьма огорчился, что никто не упоминает о его роли в спасении Блейка, позвонил в полицию и сообщил, где находится брошенная машина, ранее принадлежавшая его приятелю. Через последнего полиция моментально вычислила Бэрка и объявила его в розыск, что чрезвычайно осложнило вывоз беглеца. Тут уже в дело включились Пэт, Майкл и его жена Энн. Суматошно меняли квартиры, выискивали деньги, сделали Бэрку фальшивый паспорт. Ирландец же тем временем радостно пил и даже по пьянке рассказал кому-то в пабе о своей роли в бегстве русского шпиона. Прославленные английские Шерлоки Холмсы исходили из того, что такой дерзкий побег мог организовать только сверхмощный КГБ, посему беглец уже давно пьёт чай с сушками на Лубянке. Сначала на уши подняли все службы, перекрыли всех и вся, но не растягивать же ЧП на месяцы? Тем временем Майкл и Энн купили фургон, в кухне которого оборудовали спальное место для Блейка. Рискнули взять с собою двоих маленьких детей, дабы производить впечатление святого семейства. Конечно, и в переезде было много нервозности, но, переправившись на пароме из в Хук-Ван-Холланд, Блейк и смелая чета успокоились – суровый Альбион остался позади. Восточногерманские пограничники отнеслись к Блейку настороженно, по его просьбе тут же связались с Управлением КГБ в Карлхорсте, там, к счастью, оказался в командировке один из кураторов Блейка Василий Дождалев, опытнейший и находчивый разведчик, в будущем генерал, который тут же опознал таинственного беглеца. Блейка сразу же самолётом отправили в , вскоре там появился и Бэрк, тоже добравшийся до Восточного Берлина. В Москве, разумеется, перед беглецами расстелили широкий ковёр гостеприимства. Блейк настраивался на постоянную жизнь в СССР, но ему предстояло решить свою семейную проблему, ибо его жена, сотрудница разведки (СИС) и истовая патриотка, вряд ли согласилась бы на роль супруги «русского шпиона». Анархист и пьяница Бэрк принёс КГБ больше хлопот, чем вся московская резидентура английской разведки. Москву он сразу невзлюбил из-за фатального отсутствия пабов и любимого виски, его раздражал контроль КГБ, хотя ему даже выделили очаровательную даму из кадров. О, это сладкое слово «свобода»! Его не выпускали обратно, а он жаждал вернуться в и был уверен, что ирландцы его не выдадут. Он возмущался, пил, однажды исчез из дома и несколько дней жил с бомжами в Измайловском парке, попивая водку и портягу. Наружка искала его по всей Москве, но кому придёт в голову лезть в пьяный бомжатник? Он уже начал писать свой гениальный роман о спасении Блейка. Человек жаждал мировой славы, вызвал брата из и попытался передать через него часть рукописи. Перехватили! В итоге ирландец явился прямиком в английское посольство и заявил, что он тот самый Бэрк, спаситель Блейка. Дипломаты, разумеется, наложили в штаны, не желая приключений, и отказались ему помогать, ибо он гражданин Ирландии. Разумеется, он не сошёлся с некоторыми чересчур ретивыми сотрудниками КГБ, но по распоряжению мудрого Андропова, не желавшего мировых скандалов, был без проблем выпущен в Ирландию. Его книга стала бестселлером, ирландцы сочли его поступок политическим и неподсудным, слава принесла деньги. Воинствующий анархист и хулиган пил запойно и много, заимел цирроз и вскоре ушёл к праотцам. Пэт и Майкл избежали суда и прибыли в Москву в 1990 году, получив возможность на широкую ногу отпраздновать общую победу вместе с узником Уормуд-Скрабс. Осенью 1974 года в целях активизации работы по Великобритании я встречался с Блейком в кабинете грузинского ресторана «Арагви», мы хотели привлечь разведчика к консультациям и работе с молодёжью, направляемой в Англию. Однако Джордж тактично отказался, сославшись на работу над диссертацией и желание посвятить себя науке в , которым тогда руководил Н. Иноземцев. Он осуществил своё желание, там подружился с Дональдом Маклином, коммунистом, участником знаменитой «кембриджской пятёрки», очень активно помогал разведке КГБ и СВР. Ко времени встречи с Блейком я уже прочитал мемуары Бэрка, там автор провёл мысль, что КГБ пытался его убить в Москве. Я поинтересовался у Блейка, насколько это соответствует действительности. Джордж только расхохотался: Бэрк сделал это лишь для того, чтобы придать остроту мемуарам. Блейк был очень высокого мнения о Шоне и других участниках операции, называл их настоящими героями и бессребрениками. Он и сам был таким, вечная ему память!
К побегу Блейка КГБ отношения не имел
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели