26 мая 2017, Журнал ОК!

Ольга Кузьмина: «У каждого свой путь, твое от тебя всё равно не уйдет»

Которая теперь уже директор ресторана в проекте «Отель Элеон» на канале СТС. Мы поговорили с Олей о случайных совпадениях в ее жизни, о том, почему она никогда не берет с собой на работу сына, и о преодолении семейных кризисов.
Оля, чтобы сыграть Настю в сериале «Кухня», вы специально ходили на курсы официантов. А когда узнали, что в «Отеле Элеон» ваша героиня станет директором ресторана, пришлось походить на курсы управления персоналом?
Нет, но мне очень помог интернет: я сразу же начала изучать должностные инструкции директора ресторана. (Смеется.) К тому же у меня перед глазами был замечательный пример исполнения подобной роли прекрасной актрисой Еленой Подкаминской. Признаюсь, что-то я подглядела, но всё же моя Настя имеет свою историю, свой сформировавшийся характер. Из юной принципиальной активистки — защитницы животных она выросла в главу семьи, серьезную, ответственную личность. Поэтому и директор ресторана из нее получился особенный.
Теперь, наверное, о ресторанном бизнесе вы знаете всё?
Ну да. Когда прихожу в ресторан, я точно знаю, кто что должен делать. Но на самом деле я очень доброжелательный посетитель. Если вижу, что что-то не так, то не буду на этом акцентировать внимание, лучше промолчу, чем кого-то обижу. Так уж я воспитана. И конечно, приступая к съемкам сериала «Кухня», мы все хотели, чтобы он получился как можно более правдоподобным. Чтобы люди, работающие в ресторанном бизнесе, узнали себя и не смогли ни к чему придраться. Нас с коллегами отправили на курсы поваров и официантов, чтобы «повара» научились правильно держать нож, эффектно резать продукты и чувствовать себя уверенно за раскаленной плитой, а будущие «официанты» научились бы сервировать стол, открывать вино, шампанское и правильно подносить блюда гостям. После окончания этих курсов я даже подумала, что могу устроиться работать официанткой в хороший, дорогой ресторан. Мне никогда не казалось, что это легкая профессия, а теперь я в этом убедилась на собственном опыте. Посетители ресторана бывают разные, но всегда нужно помнить главное: гость всегда прав. Просто к каждому нужно найти подход.
В «Отеле Элеон» тоже действует это правило?
Конечно. Настя становится директором, гости для нее всё так же важны, но теперь в ее подчинении еще и десяток официантов, за которых она отвечает. Это расширяет зону ее ответственности. Но зато теперь она может воздействовать на непослушных гостей через своих послушных официантов.
Оля, зрители воспринимают «Кухню» и «Отель Элеон» как единый проект.
Мы начали снимать «Кухню» в июле 2012 года. Можно сказать, что я живу вместе с этим проектом. Все изменения в жизни моей героини переплетаются с моей жизнью. И наоборот. Я уже настолько срослась с Настей, что откликаюсь на это имя и не обижаюсь, если нас путают. (Смеется.)
Правда, что сценаристы «Кухни» писали сценарий именно под вас, когда вы забеременели?
Да, именно так и было. Мы сняли первый сезон, когда я узнала, что беременна. Узнав об этом, сценаристы решили прописать историю с беременностью Насти. Мы даже подсчитали сроки и выяснили, что к восьмому месяцу беременности своей экранной героини я как раз буду с большим животом. Но так сложилось, что съемки сдвинулись на несколько месяцев и за это время я успела родить. Так что в кадре мне пришлось надевать накладной живот. Надо признать, он был гораздо легче настоящего, да и недомоганий, к счастью, уже никаких не было. (Улыбается.) Было время, когда на съемках мне было очень тяжело. На кухне стояли настоящие плиты, и там всё время что-то жарилось, парилось, варилось. И всё такое ароматное! Заходя в павильон, я чуть ли не зеленела. Мне требовалось минут пять-семь, чтобы привыкнуть к этим запахам. Не говоря уже о том, что по сюжету Насте время от времени приходилось что-то пробовать, — вот это было настоящим испытанием! А еще периодически нужно было подниматься и спускаться по крутой лестнице, потому что гримерка находилась на втором этаже.
В общем, всё оказалось гораздо сложнее, чем я себе представляла, когда соглашалась сниматься беременной.
Неужели коллеги вас не жалели? Или они не знали о вашем положении?
Коллеги обо всем знали и заботились обо мне. Если была возможность сделать мне поблажку, то мне ее обязательно делали. Например, сцену, где мы бросались друг в друга едой, снимали зимой, когда даже в съемочном павильоне было очень холодно. Поэтому меня пожалели и решили облить супом в самом конце. После чего быстро укутали в плед и повели отпаивать горячим чаем, чтобы я не заболела.
Правильно я понимаю, что в декретный отпуск вы так и не пошли?
Да я бы и не высидела в декрете! (Смеется.)
А сына с собой на съемочную площадку брали?
Нет, и это было очень сложно. Поначалу, уходя на съемки, я ужасно себя корила. Мне казалось, что я плохая мать, которая не может уделить сыну достаточно времени… Все-таки первый ребенок, я многого не знала, волновалась. Но мне с самого начала помогала мама, потом у нас появилась няня, и постепенно всё наладилось. Главная сложность была в том, что я кормила Гордея грудью. Приходилось приспосабливаться, но нам всё удалось. Год непрерывного грудного вскармливания в «боевых условиях». (Улыбается.) Спустя какое-то время я поняла, что сын в безопасности, окружен заботой и вниманием, и я успокоилась. Именно поэтому я решила, что не буду брать его на съемочную площадку. Если бы я знала, что сын где-то рядом, то нормально работать точно не смогла бы. В июле ему исполнится четыре года, а он пока ни разу не был у меня на работе. (Улыбается.)
А когда Гордей родился, вы говорили, что хотите отдать его сниматься в «Ералаше». Уже передумали?
Если он проявит желание и пройдет кастинг, то почему бы и нет. (Улыбается.) Я не сумасшедшая мамаша, которая живет мечтой о том, чтобы ее ребенок стал звездой. Мне жалко детей, которым родители навязывают что-либо, даже если это съемки в кино. На мой взгляд, некоторые родители таким образом реализуют свои амбиции и несбывшиеся мечты. Если моему сыну понравится моя профессия и он захочет стать актером — пожалуйста, я не буду препятствовать, но и помогать тоже не стану.
Вы же и сами прошли через «Ералаш».
Да. Когда мне было девять лет, мама прочитала в газете, что составляется база детей для участия в телепроектах. А у меня как раз был свободный день, и мама решила со мной туда съездить. Надо сказать, что у мамы не было стремления сделать из меня артистку. Для нас это было скорее любопытное приключение. Например, для меня было настоящим открытием, что две с половиной минуты «Ералаша» снимаются два дня.
В школе, наверное, к вам по-другому стали относиться?
Да, это точно! И учителя, и одноклассники, хотя я не понимала, что в этом такого особенного.
Но актрисой всё же решили стать.
Мне кажется, что тут сработала судьба. Как я ни сопротивлялась, а актрисой всё же стала.
А вы сопротивлялись?
Помню, сразу после «Ералаша» я хотела поступать в театральный, даже ходила на подготовительные курсы во ВГИК. Пробовала поступать во все театральные институты, но меня не взяли. Вообще никуда не прошла. Подумала: ну ладно, не взяли и не взяли, значит, не мое.
Я считаю, что у каждого свой путь, твое от тебя всё равно не уйдет.
Я не расстроилась, не стала тешить себя надеждой, что на следующий год обязательно поступлю, а пошла учиться в Академию славянской культуры на факультет культурологии. Мы с подружкой весело проводили там время, а потом мне позвонили опять же из «Ералаша» и предложили сняться в кино. Как оказалось, режиссер Сергей Проханов искал актеров в свой фильм, а Борис Грачевский решил ему помочь и направил анкеты многих ребят, в том числе и мою. На роль меня утвердили, а потом даже предложили перевестись в ГИТИС, потому что разглядели во мне потенциал. А я уже училась на культуролога, на третьем курсе, и не собиралась ничего менять. Но меня уговорили. (Улыбается.)
Семья ваше решение стать актрисой поддержала?
Конечно! На семейном совете все проголосовали за. (Смеется.) Все-таки от таких приглашений не отказываются. Культурологом я всегда могу стать, а актрисой — как повезет.
Но и в академию вы не зря пошли учиться, вы ведь именно там познакомились со своим будущим мужем?
Да, Алексей учился там на факультете психологии.
Алексей не был против вашего желания перейти в театральный?
Конечно, я ждала его совета, поддержки, когда раздумывала, но все-таки окончательное решение было за мной. Я сама должна была понять, где мне будет комфортнее. У нас до сих пор такие отношения. Мы никогда не давим друг на друга. Поддерживаем — да, но не переубеждаем. И еще одно важное правило: в отношениях всегда нужно быть гибким.
И вам это всегда удается?
Мы стараемся. (Улыбается.) Нельзя, чтобы один прогибался, а другой всё время стоял на своем. Это несправедливо. Если тебе не нравится что-то в другом, то надо в себе что-то поменять, тогда и на любимого сможешь посмотреть другими глазами и проблемы уже не покажутся такими серьезными. Иногда я учусь у своей героини Насти (ее семья немного опережает нашу хронологически). Я понимаю, что не хочу повторять их с мужем ошибок, поэтому заранее корректирую какие-то вещи. Брак — это работа, прежде всего над собой. А значит, и претензии надо сначала предъявлять себе. И это, кстати, не только личной жизни касается. (Смеется.)
Текст: Юлия Красновская. Фото: Лев Ефимов
Стиль: Анна Кочеткова. Ассистент стилиста: Ханна Андрианова Макияж и прическа: Софья Каплан
Шоу-бизнес Хмельницкий
Оставить комментарий

Главное по темам

Цымбалюк-Романовская разбила еще одну семью

17:47

Верку Сердючку предложили «декоммунизировать»

17:25

Бузова начала охоту на хоккеистов

16:56

Изменщица довела до слез крепыша из «Дома-2»

16:05

Садальский напал на Овечкина после триумфа РФ на ОИ

14:07

Видеоновости

Статьи

На иллюзиях Киева поставили точку

Антироссийская пропаганда, которую ведут украинские власти, не действует на граждан, и особенно лишается смысла после посещения ими Крыма, наглядной демонстрации разницы в уровнях жизни двух стран.

«Успешная операция»: как в посольстве РФ нашли кокаин

Захарова объяснила появление кокаина в здании посольства РФ в Аргентине.

«Рабы не мы. Рабы немы»: митинг в защиту русских школ

В центре Риги состоялся митинг против перевода школ национальных меньшинств на обучение только на государственном языке.

Деньги на воздух: Турция заменит американские самолеты

Турция заменит устаревшие учебно-тренировочные самолеты Northrop T-38 Talon американского производства на собственные самолеты Hurjet. Как ожидается, первый полет самолет совершит в 2022 году.

«Порошенко перечеркнул Минские соглашения»

На Украине вступил в силу закон о реинтеграции Донбасса. В нём Россию называют страной-агрессором, а неподконтрольные Киеву территории признаются «временно оккупированными».

Фоторепортажи