Ещё

«За мной стоит большая африканская семья»: как русский сын нашел отца в Танзании 

Фото: ТАСС
История знакомства и любви родителей Дениса Крупенева, наверное, типична для 1980-х и тайной для мальчика никогда не была. В 1980 году будущая учительница иностранных языков из Смоленской области Елена и студент-медик из Танзании Шамбого Вильям Исайя Кидунду познакомились во время учебы в Пятигорске. Галантный африканец покорил сердце дочери советского летчика, дело шло к свадьбе. Молодого врача после окончания института ждало престижное место в танзанийском Министерстве здравоохранения.
Она была уже беременна. Вильям предложил ей уехать вместе с ним. Но прежде чем принять приглашение любимого, Елена решила посоветоваться с родителями. В те годы отъезд дочери за границу мог негативно отразиться на карьере военного, а значит, и на всей семье. Девушку уезжать отговорили. На семейном совете решили: рожай здесь, вырастим.
"До того как мне исполнился год, как рассказывала мама, отец писал ей письма, помогал деньгами. А потом связь оборвалась, мама с моим дедушкой переехали в Сочи", — вспоминает Денис.
Темнокожему жителю «всесоюзной здравницы» его необычная внешность никогда не мешала: ни в учебе, ни в армии. Дослужился он до командира танка и заместителя командира танкового взвода. «Хоть и учился по настоянию мамы в музыкальной школе, параллельно занимался боксом. Такого разве обидишь, себе дороже, — смеется он. — Жили средне, на учительскую зарплату, поэтому работать начал уже лет с 13 — мыл с друзьями лобовые стекла машин, притормозивших на светофоре».
Необычный подросток в группе ребят неизменно привлекал внимание водителей, они подшучивали над парнем, но и отказов заплатить рубль-другой за работу почти не было. Денис с мамой понимали, что найти его отца через столько лет практически нереально. «Уже после армии я как-то гостил у друзей в Москве, они все подбивали: „Сходи в посольство Танзании, узнай про отца“, — рассказывает Денис.
Консул Танзании историю чернокожего парня с русской фамилией выслушал, посоветовал позвонить месяца через полтора. Вежливо дал понять, что это не государственное дело и искать врача с советским дипломом никто не будет.
Попытка номер два  »В 2013 году по совету друзей я снова попытался найти отца. В посольство не пошел, забил его имя и фамилию в Google. И вот она, сила интернета — выскакивают какие-то официальные документы с этим именем. Знаний языка, спасибо маме, научившей английскому, хватило, чтобы понять: это бумаги Министерства здравоохранения Танзании. Звоню туда…"
Человек на том конце провода, услышав фамилию отца, ответил коротко: «Перезвоните через 15 минут». Эти минуты пролетели как секунды и вот уже в руках Дениса Крупенева заветный номер мобильного телефона. «Вы такой-то? — Да. — Учились в России? — Да. — Я ваш сын Денис». Сначала в трубке было молчание. А потом мама вырвала телефон и закричала: «Вильям, это я!»
И Елена, и Денис пока не знали, что Вильям уже два года на пенсии, а трубку в Министерстве здравоохранения африканского государства поднял его давний друг, который и сам оформлял документы для выхода на пенсию. Если бы Денис позвонил позже, отца он мог бы и не найти. Через несколько минут Денис узнал о том, что у него в Африке есть младшие братья и сестры.
Успеть обнять отца
"Оказалось, что после возвращения отца на родину в Танзании начался военный конфликт с соседней Угандой. Молодого медика мобилизовали. «После войны он женился, и теперь у меня пять родных братьев и сестер. Мама так больше замуж не вышла, посвятила свою жизнь моему воспитанию», — рассказывает Денис.
На встречу с отцом он полетел вместе с женой. В Танзании его встретили очень тепло, неделю возили по всем родственникам. По признанию сочинца, в той поездке его не оставляло ощущение, что он вернулся на родину.
Вильям Исайя Шамбого родом из небольшой африканской деревушки, где до сих пор живут в хижинах, где вместо пола — земля. Родственников он перевез в крупный административный центр Танзании, город Дар-эс-Салам, помог им с образованием, работой и бизнесом. А сам при этом оставался скромным чиновником. «Мне знакомство с жизнью отца помогло понять про самого себя многое. Стало понятно, откуда во мне это стремление к независимости, трудолюбие и желание помогать другим», — признался Денис Крупенев.
Даже страсть к горькому перцу, который тоже любил его отец, оказалось, в крови у россиянина с африканскими корнями.
Очень хорошо приняла Дениса и жена отца. Планировали в следующую поездку привезти внуков и русскую маму. Однако планам сбыться было не суждено.
"Где-то через год после той первой встречи с отцом однажды ночью раздался международный звонок: «Отец умер, приезжай». В этот же вечер улетел через Москву и Эмираты в Танзанию и попал на прощальную церемонию…" — рассказывает Денис. Когда прощался с отцом, все вспоминал самый главный в своей жизни шаг, когда набирал телефонный номер танзанийского министерства.
"Перед смертью отец не успел официально оформить мое усыновление. В свидетельстве о рождении в графе отец до сих пор значится: Вильям Крупенев. Так мама решила, когда записывала меня в ЗАГСе, — поясняет Денис. — Младшие братья уже после похорон сказали мне: ты нам родной и часть наследства отца принадлежит тебе. Я отказался от денег".
Сейчас сочинец собирает документы для смены фамилии. Был Крупенев, станет Китунду — это родовое имя клана его отца. Летом планирует отправить маму к своим новым родственникам в Танзанию, говорит, ее там ждут с нетерпением. Потом повезет туда дочь и сына. Девятилетний Даниэль, пока еще Крупенев, очень похож на своего африканского деда, только он белокожий.
"Нельзя опускать руки, думать, что ничего не сбудется. Надо не бояться сделать первый шаг, идти к своей цели. Моя история поисков отца доказывает, что все в этой жизни возможно даже когда, казалось бы, все против тебя. Теперь моя жизнь разделилась на «до» и «после» обретения родного отца, я по-другому стал чувствовать себя, увереннее что ли, потому что знаю: за мной стоит большая африканская семья".
Татьяна Полинюк
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео