Ещё

Девочки из детдома в семье научились говорить и ходить 

Елена Анина ("Волонтеры в помощь детям-сиротам"), специально для проекта «Жизнь без преград»
Дверь открывается, и нас обрушивается детский смех, гомон, собачий лай. Ира улыбается, не испытывая никакого смущения от первых минут знакомства. Она очень молодая, только потом мы узнаем, что у нее уже двое своих совсем взрослых детей — сын и дочь. Знакомимся, Надя и Света, две девчушки, которым посчастливилось вырваться из детдома и найти семью, совсем нас не боятся и очень рады гостям. Собака Нюша, полаяв на нас для приличия, тоже радуется. Садимся в детской комнате, начинаем разговор, входит глава семейства — Саша.
Я не знаю, как начать разговор, на языке крутится дурацкий вопрос: «Как вы решились?», — потому что я уверена, для того чтобы взять приемного ребенка, нужна смелость, большое доброе сердце и много терпения. Вопрос задать так и не решаюсь, Ира начинает рассказ сама.
И: Про Надю и Свету мы узнали через волонтеров. Когда Надя была в доме ребенка, ею занимались волонтеры из проекта «Дети в беде» фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», когда она была в больнице, обеспечивали всем необходимым, нанимали няню, занимались. Но к тому времени, когда мы решили взять ребенка, Надю уже перевели в интернат для умственно отсталых детей, волонтеров к ней не пускали, а ее дело сдали в архив.
Корр. : Вам про Надю рассказали волонтеры?
И: Да, мы про Надю узнали случайно и очень благодарны судьбе за это чудо. В федеральной базе данных про Надю было написано: «необучаемая, малоэмоциональная, малоподвижная, не интересующаяся игрушками».
Мы оборачиваемся на Надю, которая самозабвенно, с неповторимым артистизмом и с неугасающей улыбкой позирует фотографу Маше.
И: Когда мы обратились в детский дом, чтобы забрать Надю, нас отговаривали. Им было непонятно, зачем нам этот неговорящий, умственно отсталый ребенок. Но, по словам волонтеров и нянечки, которая с ней сидела, Надя была очень перспективным ребенком, просто запущенным.
Мы опять оборачиваемся и смотрим на смеющуюся Надю, которая без остановки что-то рассказывает Маше.
И: Первый раз я ходила на встречу с Надей в больницу одна без мужа. На меня смотрел довольно загадочный ребенок со стрижкой, как после тифа, странной улыбкой и отвечающий на все вопросы только да/нет. Потом я всю ночь проревела. Это было очень страшно. Наде тогда было пять с половиной лет, при этом она даже всех букв еще не умела выговаривать. Второй раз мы пошли с дочкой. Как я потом узнала, к Наде второй раз никто не приходил. Надя меня узнала и открылась. Мы пошли гулять, и Надя вдруг начала говорить и все говорила, говорила… Было непонятно, что она говорит, но мы старались понять, и Надя очень радовалась, когда у нас это получалось.
Корр. : А в этой больнице у Нади была няня?
И: Что вы! Какая няня? Памперс, огороженная кровать на замке и все. Детский дом, в который перевели Надю из дома ребенка, не сотрудничал с фондом, и волонтеров к детям не допускали.
Корр. : Вы помните, как забирали Надю?
И: Забирали мы ее в памперсах. Да, пятилетний ребенок в памперсах, при этом она знала и хотела ходить на горшок. Еще в больнице она старалась объяснить и пожаловаться мне на своем ломаном языке, что она очень устала от памперсов и хочет на горшок. Но так проще, когда много детей, надеть на всех памперсы, а не высаживать каждого на горшок. Для этого нужна отдельная нянечка. К сожалению, до Нади никому не было дела.
С: У Нади в начале было очень много страхов. Первый месяц, когда мы укладывали ее спать, она должна была обязательно держать кого-нибудь из нас за руку. Если мы убирали руку, она тут же просыпалась. Был страх, что если она во сне отпустит руку, то утром мы исчезнем.
Корр. : Как появилась Света?
И: Со Светой мы познакомились в реабилитационном центре (РЦ «Вдохновение» — это центр в селе Никольское Рузского района Московской области, фонд отправляет сюда летом на реабилитацию детей-сирот с особенностями развития и тяжелыми заболеваниями). К тому времени мы уже приняли решение взять в свою семью еще одного ребенка, но думали, что это будет девочка с проблемами как у Нади, так как мы уже знали, как с такими детьми работать, как реабилитировать. Когда первый раз встретились со Светой, она была в коляске, на тот момент она не ходила, вообще не ходила, но при этом оказалась достаточно открытой и общительной. Поразила меня умением выражать и формулировать свои мысли. В реабилитационном центра Свете помогли открыться и не бояться людей. Поначалу ей было немного страшновато ехать в Москву. Когда ее знакомили с координатором проекта «Дети в беде» Заремой Эспаевой и везли в Москву она шептала: «Я боюсь… я боюсь». В общем, увидели это чудо и не смогли уже забыть. Побежали делать документы.
Корр. : Получается, что эта встреча в реабилитационном центре была для вас судьбоносной?
И: Если бы Светочку не привезли из Красноярска в подмосковный реабилитационный центр, мы бы ее вряд ли забрали. Кроме того, в федеральной базе данных о ней было крупными буквами написано: НЕХОДЯЧАЯ. А в реабилитационном центре нам дали надежу, сказали, что ходить будет. К тому моменту, как мы были готовы забрать Свету, при помощи фонда было проведено ее полное обследование, и мы знали, чем можем помочь. После обследования стало понятно, что перспективы ходить у Светы есть, но вначале все же было страшно. Тогда сильно помог муж, он убрал все мои сомнения. Сказал, что справимся!
Корр. : А у Светы были страхи?
И: Нет, кроме страха перед поездкой в Москву, других страхов не было. Света была очень избалованным ребенком. Она была в хорошем детдоме и была там единственным неходячим ребенком. Если Наде в детдоме не хватало нежности, то Свете, наоборот, не хватало строгости, ее очень избаловали.
Корр. : Получается, что даже в хороших детдомах идут по пути наименьшего сопротивления. Не хватает сил, времени, а иногда желания для того, чтобы найти к каждому ребенку свой подход, сделать то, что ему действительно необходимо на данный момент. Если бы Надя вовремя получила внимание, то, возможно, не было бы задержки в развитии. А если бы Свету в свое время заставили работать над собой, то сейчас вам легче было бы поставить ее на ноги.
С: Очень не хватает индивидуального подхода. Например, проводили с Надей тест. Надо построить логическую цепочку из карточек. На карточках: девочка, дверной звонок и кукла. По задумке девочка сама до звонка достать не может, поэтому надо, чтобы девочка взяла куклу и куклой достала до звонка. Но как Надя может построить эту цепочку, если она звонка дверного в жизни еще тогда не видела? А по их тесту получается, что у нее ума не хватило на логический вывод! Ну, разве это правильно?
Корр. : Сколько было лет Свете, когда вы ее забрали?
И: Когда мы забрали Свету, ей было пять лет. Она не могла, а вернее не хотела, ни сама кушать, ни одеваться, она даже жевать не хотела. Было очень сложно. Света была ленивая и с большим чувством жалости к себе. У нее не было привычки заниматься, работать над собой. Она сопротивлялась изо всех сил, не понимала, что все делается только для ее блага. В реабилитационном центре со Светой занимался дефектолог, поэтому к таким занятиям у нее выработалась привычка. А вот к физическим упражнениям она совсем была не готова.
С: Теперь у нас каждый день зарядка, растяжка, и по-другому нельзя.
Корр. : Без вас Света бы не справилась. Представляю, сколько нужно терпения!
И: Я сейчас мозг Светы, потому что ее голова не дает команды ногам. Идем, а я ей говорю, поднимаем правую ногу, выпрямляем коленку, левая нога. И так каждый шаг, каждое движение надо комментировать. Если я вдруг замолчала и не смотрю на ее ноги, то сразу она сбивается. Но когда я говорю, она уже — пусть и медленно — ходит почти как здоровый ребенок.
Света, услышав, что говорят про нее, подходит к нам. Она очень любит сидеть рядом и слушать разговоры взрослых.
И: Мы понимаем Светочку, она много работает, ей очень тяжело, но все это для того, чтобы она смогла потом жить нормальной жизнью. Теперь сама одевается, сама кушает, вот уже и ходит сама! До сих пор только не научилась звать на помощь. Если что-то не получается, помощи просить не будет до последнего. Вот, сейчас учимся просить о помощи, звать, если что-то идет не так. К сентябрю надо еще сделать операцию на второй глаз, чтобы успеть до садика. Надеемся, что будет квота.
Корр. : Света с Надей вспоминают детский дом?
И: Света очень хорошо помнит и реабилитационный центр, и детский дом, много о нем рассказывает. Помнит нянечек, волонтеров. А вот Надя детский дом не воспоминает, первое время вообще о нем не говорила. Сейчас иногда скажет: «Мне было там грустно, мне было там плохо, страшно. Я тебя звала». Надины воспоминания о детском доме — это не воспоминания событий, а воспоминания эмоций. И мы можем только догадываться, почему она так сильно боялась фонарика до жути, до истерики, до трясучки?! Ужасно боялась свечек. Мы были на дне рождения у друзей, и, когда вынесли торт со свечками, Надя так испугалась, что я думала, она расцарапает мне всю шею. Грозы боялась очень сильно. Мы ее забрали как раз в сезон гроз, когда мы увидели, как она боится грозы, первая мысль была: «Как же она лежала одна в палате, ведь нянечки не было, когда была гроза? Что она, бедненькая, в этот момент думала? Как же ей было страшно!». Сейчас все эти страхи ушли.
Корр. : Надя уже ходит в садик. Как у нее складываются отношения с детьми?
И: Надя очень хочет и умеет дружить. Она улыбается и хочет в ответ получать улыбки. В прошлом году Надю в садике постоянно обижал один мальчик, то обзывал, то толкал. И вот нам под Новый год друзья принесли целый мешок мягких игрушек. Укладываю Надю спать, а она уже практически засыпая, говорит: «Мама, давай, Феликсу (это тот мальчик, который ее обижал) зайчика подарим?». Я спрашиваю: для чего? Надя: «А я ему скажу, давай дружить!» Решили, что раз Новый год приближается, подарим всем детям в группе, ну и Феликсу, конечно, по игрушке. Это Надя так решила, потому что как же одному только дарить, другие же обидятся. Все решили, Надя уснула. На следующий день так и пошли в садик с целой сумкой игрушек, чтобы их Надя детям подарила. Вот такая Надя добрая девочка у нас, даже тех, кто ее обижает, хочет расположить к себе, чтобы вокруг нее не было зла. Она потом так рада была, что именно Феликс у нее игрушку взял.
Корр. : Надя очень артистичная девочка! А что она любит больше всего делать?
И: Надя очень любит наряжаться, при этом все время фантазирует. Один раз нам подарили костюм белочки, так она его не снимала. Открываем утром глаза, а она над нами в костюме белки: «Привет! Я белочка!» Только летом, потому что уже жарко в нем, уговорили убрать костюм до зимы. Осень, когда похолодало, говорю, чтобы она надела кофточку с длинными рукавами. Надя: «Похолодало? Зима скоро? Где моя белка?» Все лето помнила, ждала. А нам говорили, что необучаемый ребенок, памяти у нее нет.
Корр. : А Света? Вижу, ей очень нравится наблюдать и глазки такие хитренькие.
И: Такое ощущение, что Света еще ищет себя. Сама собой она еще не стала. Пока она очень часто копирует Надю. Я за ней наблюдаю и понимаю, что Света очень умная девочка. Возможно, ее даже возьмут в гимназию. Свете сейчас самое главное перешагнуть жалость к себе, перестать лениться. Тогда она горы свернет! Мы ее поддерживаем, помогаем, хотя временами бывает очень сложно.
Корр. : А расскажите что-нибудь смешное про девчонок!
И: Как мы Свету впервые привезли в Ашан. Первый отдел был кондитерский, она увидела все это огромное количество конфет и обомлела. «Это-это-это все конфеты? Это что, все конфеты?» — только и повторяла Света. Потом посыпались вопросы: «А это что? А это как называется? А это что картошка? Ух ты!» В общем, впечатлений было много.
И: Надя в самом начале постоянно просила какую-то белую конфету. Мы никак не могли понять, что же это за конфета! С ног сбились!
С: Каких только конфет мы Наде не приносили: и в белых фантиках, и с белой начинкой, и из белого шоколада… В магазине просили ее показать эту белую конфету. Но все не то! Оказалось, что белая конфета — это кусочек сахара.
И: Только когда мы, наконец, поняли, что она имеет в виду, и дали ей этот кусочек рафинада, Надя сказала: «Это она! Только я ее уже не хочу!». И смешно, и жалко ее ужасно!
Корр. : Смотришь на Свету и Надю, и даже думать не хочется, что все могло сложиться у них в судьбе по-другому. Надя бы не читала стихи, а Света, возможно, так и сидела бы в инвалидной коляске.
И: Сейчас Надя у нас танцует в Тодосе. Да! А Света хочет петь, у нее хороший слух и голос. Вот осенью поведем Свету на вокал. Будет свой ансамбль песни и пляски.
Надя и Света в семье
С: До сих пор они очень часто мне говорят, как сильно меня любят. Например, едем в автобусе, а они громко: «Мама, мы тебя ТАК любим!». Весь автобус хлюпает носами, тетушки так умиленно смотрят.
Корр. : Почему все же вы решили стать приемными родителями?
И: Я была маленькой. Мы — домашние дети — играла в парке, а мимо проходила колонна детдомовских детей. Было очень жарко, но они все — и мальчики, и девочки — были обуты в ботинки, все были пострижены налысо. Они так на нас смотрели! Как мы там играем и бегаем, кто с мороженым, кто с конфетой, а они идут строем. Эта картина: колонна лысых детей в ботинках даже сейчас у меня перед глазами.
С: В 90-е мы еще не предполагали, что возьмем детей из детдома, старших только растили. Моя мама работала тогда в храме и помогала детскому дому инвалидов, например, брала детей на выходные домой. Попросили меня выступить в этом детдоме Дедом Морозом. Тот визит очень сильно на меня повлиял, до сих пор воспоминаю и вздрагиваю.
До устройства в семью Надя и Света были подопечными проекта «Дети в беде». Этот проект помогает детям-сиротам с особенностями развития и сложными заболеваниями — в оплате нянь, в лечении и реабилитации, поиске приемных родителей. Летом 30 детей из проекта отправятся в реабилитационный центр «Вдохновение», чтобы набраться сил, «оттаять» и получить шанс найти семью. Мы собираем средства для этих ребят.
Помочь (в назначении платежа написать «Благотворительное пожертвование. Дети в беде»)
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
Приемные родители Александр и Ирина
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео