Далее:

Дзюдоисты Майдовы: Сербы по крови, борцы по жизни

Дзюдоисты Майдовы: Сербы по крови, борцы по жизни
Фото:
Корреспондент «Российской газеты» посетил спортивный клуб «Рандори» в Восточном Сараево, поучаствовал в тренировке и взял эксклюзивное интервью у самого чемпиона и его отца Любиши Майдова, являющегося к тому же и главным тренером спортсмена. В ходе беседы сербы рассказали о этапах восхождения Майдова-младшего на пьедестал, влиянии на результаты веры и посещения святых мест, дальнейших планах, особом отношении к России и лично Владимиру Путину, а также о братских связях между русским и сербским народами.
Неманья, за тебя переживали и болели в Сербии, других балканских государствах и даже России. Что чувствует человек, который подарил радость такому количеству своих поклонников?
Неманья Майдов: Прежде всего, я хотел бы поблагодарить мою маму Биляну, отца и тренера Любишу, брата и спарринг-партнера Стефана, а также коллег из клубов «Рандори» и «Црвена звезда», всех моих болельщиков. Они внесли неоценимый вклад в эту победу. Сейчас я ощущаю себя гармонично. Внутренний мир крайне важен для спортсмена, да и для любого человека. Накануне чемпионата я посетил монастыри: Хиландар на Афоне и Острог в Черногории. Вера в Бога, уверенность и поддержка дорогих тебе людей — это и есть величайшая сила.
Какая из схваток прошла наиболее напряженно на прошедших в Венгрии соревнованиях?
Неманья Майдов: Я все же отметил бы первый поединок против кубинского спортсмена Аслейя Гонсалеса, который считался фаворитом, являясь серебряным призером олимпийских игр (2012) и чемпионом мира (2013). Между тем, я уже привык к тяжелым жеребьевкам и не обращал на это внимания, сказав себе: «Или ты сегодня получишь „золото“, или умрешь», поскольку для меня невыносима была мысль о возвращении домой без победы. Очень тяжело было бороться против грузина Ушанги Маргиани, который был великолепно физически и технически подготовлен. Дополнительные трудности создавало и то, что я выступал с серьезной травмой плечевого пояса. Мы, естественно, это не афишировали. В ходе одной из схваток в Будапеште я также повредил ребро. Ну и, конечно, меня психологически потрясло, когда во время поединка у бойца из Конго произошел перелом руки. В тот день я провел семь тяжелейших схваток, что само по себе является серьезным испытанием даже для самого подготовленного спортсмена.
Как ты вообще оцениваешь организацию и проведение чемпионата «Будапешт-2017»?
Неманья Майдов: Спортивные соревнования проходили на высочайшем уровне. Участие в мероприятии Владимира Путина, открывавшего чемпионат, привлекло дополнительное внимание зрителей и в определенной степени мобилизовало всех спортсменов, в том числе и меня.
Ты многократно выходил на татами против российских дзюдоистов. Что ты можешь сказать про нашу школу дзюдо?
Неманья Майдов: На соревнованиях мне приходилось бороться более 20 раз с россиянами. Могу констатировать, что школа дзюдо в РФ одна из лучших и сильнейших в мире, а может даже и сильнейшая. Поэтому любая схватка с россиянами всегда требует максимальной концентрации. В настоящее время у россиян в каждой весовой категории есть 5 — 6 человек, способных стать чемпионами мира. Это произошло, в том числе и благодаря поддержке данному виду спорта со стороны президента России.
Олимпийское «золото» — это предел мечтаний для любого профессионального спортсмена. Когда ты планируешь покорить и эту вершину?
Неманья Майдов: Я не остановлюсь, пока не завоюю «золото» Олимпийских игр. Будет ли это в 2020 году, на что я серьезно рассчитываю, или 2024 году, посмотрим. В настоящее время я нацелен на европейское и еще одно мировое «золото». У меня есть и другая мечта — встретиться с президентом России Владимиром Путиным и провести с ним совместную тренировку, например, в Республике Сербской.
Почему ты выступаешь за Сербию? А не за Боснию и Герцеговину?
Неманья Майдов: Я начинал выступать за юношескую сборную БиГ и имел лучшие результаты. Однако это не было оценено здесь по достоинству. В Сербии мне предоставили лучшие условия, что принесло свои плоды.
Ощущаешь ли ты сейчас поддержку со стороны руководства Сербии и Боснии?
Неманья Майдов: Да, я хотел бы выразить благодарность президентам Республики Сербской и Сербии Милораду Додику и Александру Вучичу, которые оказывают и обещали увеличить всестороннюю помощь мне и нашему клубу. А мы — дзюдоисты намерены приносить победы и прославлять во всем мире и Республику Сербскую и Сербию.
Любиша, вы воспитали двух серьезных спортсменов. Ваш старший сын Стефан также профессионально занимается дзюдо и имеет отличные достижения. Спортивный клуб «Рандори» в Восточном Сараево вы с вашими близкими фактически возвели собственными руками. При этом многие откровенно смеялись и не верили в успех вашего «проекта». Что сейчас вы можете сказать по этому поводу?
Любиша Майдов: Наша семья всегда верит в собственные силы, в возможность достижения даже самых невообразимых целей и достигает их, благодаря, в том числе и вере в Бога. Мы, православные сербы, готовы к любым испытаниям. Только тяжелый каждодневный труд приводит к конкретным достижениям. Мои сыновья, не жалея себя и не обращая внимания на травмы, полностью посвящают свое время спорту, поэтому неудивительно, что появляются высочайшие достижения и медали. Я горжусь ими и как тренер, и как отец.
Война в Боснии и регионе не прошла мимо вашей семьи. Боевые искусства воспитывают настоящих воинов. Есть ли у вас сейчас ощущение мира на многострадальной балканской земле? Чего вы пожелали бы своим сыновьям и другим их сверстникам, в том числе и в России?
Любиша Майдов: Войну я встретил молодым человеком в возрасте 21 года, находился на службе в полиции. Мне тогда было столько же, сколько сейчас и Неманье. Я хорошо помню боевые действия. Мой отец — военнослужащий Войска Республики Сербской погиб от пули снайпера в 1992 году. Могу уверенно сказать, что война — это наибольшее зло, и мой личный опыт свидетельствует о том, что необходимо сделать все возможное во избежание войны. Обычно политики, подстрекающие к началу боевых действий, первыми покидают поле сражений, а за них приходится расплачиваться ни в чем неповинным людям.
Своих детей я учу быть толерантными и веротерпимыми, относиться с уважением к людям без оглядки на их религиозную и расовую принадлежность. Мы, жители Боснии, с интересом наблюдаем за развитием межконфессионального диалога в России, за укреплением диалога между православными и мусульманами. С радостью могу сообщить, что и в Боснии происходят позитивные сдвиги. Нормальные люди среди бошняков, сербов и хорватов все больше тяготеют к налаживанию теплых добрососедских связей.
Русский народ ощущается сербами как исключительно братский народ. У нас схожая система мировоззрения, ценностей. Россия сейчас находится в авангарде борьбы со вселенским злом, защищая традиционные человеческие ценности, к которым я, прежде всего, отношу институт семьи. В этом я вижу личную заслугу Владимира Путина.
Оставить комментарий