Далее:

Почему российский футбол в глубокой дыре

Почему российский футбол в глубокой дыре
Фото:
Кубок конфедераций в очередной раз стал поводом для обсуждения игры российской сборной. Виталий Мутко сравнил данный турнир с выпускными экзаменами, которые, по его мнению, наши игроки сдали.
«Пока много брака, если уберём это, то справимся. Сборная России в своём роде сдала ЕГЭ, чтобы в следующем году принять участие в чемпионате мира», — заявил глава РФС.
Стоит отметить, что, если и сравнивать игру нашей команды со сдачей госэкзаменов, то сказать можно лишь, что с заданиями футболисты справились в лучшем случае на троечку: три игры, три забитых мяча, третье место в группе и вылет с соревнований в качестве итога.
«Получили ту сборную, какую мы заслуживаем», — пояснил «Ридусу» футбольный агент Алексей Сафонов. «Ридус» попробовал разобраться, почему наш футбол столь безлик и беспощаден к собственным болельщикам.
Недетский уровень
«Начиная с детского футбола у нас все неправильно выстроено, поэтому так и происходит. Вот, допустим, Германия третьим составом приехала и выигрывает, потому что там все отлажено: работают детские школы, готовят кадры, которые играют в детских национальных сборных, а затем доходят до основных. А у нас, допустим, чемпионы Европы, команда Колыванова, 89-й год рождения, один Прудников остался, да Горбатенко где-то бегает из той команды, и то не знаю, где», — говорит Сафонов.
Пообщавшись с разными экспертами из мира спорта, «Ридусу» удалось выяснить, что проблем в отечественном детско-юношеском футболе действительно хватает.
Во-первых, целый ряд трудностей связан с детскими тренерами. Подготовка этих специалистов в России налажена весьма слабо, нет и единой методической базы по учебно-тренировочному процессу.
«Работают в школах тренеры многие не подготовленные, не образованные, не заинтересованные в том, чтобы тренировать детей», — говорит руководитель футбольной школы «Витязь» из Ногинска Никита Шабанин.
«Они получают там свои 15−20 тысяч рублей, ну и довольны этим. Я сейчас был в Бронницах на сборах и видел, как там тренируются дети 2009 года рождения. Ребята пришли, тренер им дал вокруг стадиона 10 кругов пробежать, и потом они начинают в футбол играть. А дети — им по 7 лет, какие кроссы? Все должно через мяч идти, а он им дает кроссы непонятные. Пока детский тренер не будет считаться почетной профессией, то ничего хорошего не будет. Каждый учит, кто во что горазд. Нет системы», — объясняет Шабанин.
Год назад после чемпионата Европы разрешенное в России Исландское государство наделало много шуму. Даже далекие от футбола люди обсуждали, как страна с населением, сравнимым с российским областным центром, сумела воспитать такую команду.
Капитализм для самых маленьких
Одним их ключевых моментов того исландского успеха стала именно подготовка детских тренеров. Чтобы стать детским тренером, исландец должен получить лицензию УЕФА категории B. В России она позволяет тренировать клубы второго дивизиона или дублю команды из высшей лиги.
Оценка деятельности детских тренеров зачастую зависит не от качества подготовки юных спортсменов, а от результата выступления команды. Долгие годы специалисты заявляют, что такая система порочна, однако воз и ныне там.
«Тренеры отдаются не полностью. Им важны деньги и результат, а не качество игры или футболиста. Вот взять «Аякс», или любую немецкую команду: «Кельн», «Боруссию», испанскую «Барсу», наконец. Там все работают над качеством игрока, у нас над командным результатом, чтобы выиграть и получить финансы», — говорит футболист Даниил Гущев.
Его слова подтверждает Кирилл Московский, чей сын занимается в одной из столичных футбольных школ.
„У нас детский тренер заточен на результат здесь и сейчас. Он берет, грубо говоря, две группы на полставки, начинает химичить с родителями, пытаясь получить денег за дополнительные занятия“, — поясняет отец, мечтающий как и любой на его месте, чтоб его дети стели гордостью российского футбола.
„Так, конечно, не происходит в серьезных футбольных академиях, вроде «Спартака», ЦСКА, «Локомотива» или «Динамо», но в местечковых, условно дворовых — регулярно, — продолжает родитель юного спортсмена. — В таких местах профессионализм и самого тренера, скажем так, надо проверять“.
По словам Московского, все турниры которые проводятся, это — чистая коммерция. «За турнир — заплати, тут — сделай, здесь — организуй, тут — футболку подкупи, и в итоге вырисовываются большие суммы, причем непонятно, чему научит такой тренер ребенка», — говорит он.
„Это — неправильный подход, — уверен собеседник «Ридуса». — Получается, что в младшие года вратарь в силу возраста просто не дотягивается до перекладин: бери, клепай все мячи под перекладину, твоя команда будет выигрывать, при этом не будет ни тактики, ни смысла игры“.
Между тем от тренеров требуется результат здесь и сейчас, он за это получает премиальные. Бельгийцы, голландцы, немцы — страны, которые мы считаем футбольными, очень спокойно относятся к результатам. Можно талантливого человека на детском уровне просто подавить, не заметить его лучших качеств, которые могли бы привести его к футбольным вершинам.
„Почему в «Спартаке» отказываются от турниров младших возрастных групп? Чтобы просто не сломать психику“, — продолжает отец юного футболиста.
Фраза о потенциально сломанной психике — не случайна. В Германии, например, в зачетных соревнованиях ребятишки начинают принимать участие с 14 лет, с этого же возраста становятся возможными и трансферы. Российские спортсмены начинают «добывать» результат с 6 лет.
„Я был на турнирах, в которых принимают участие дети с шестилетнего возраста. Когда тренер на них за проигрыш кричит: «Ты чего делаешь?! Глазами смотри!». Чуть ли не матом через ля, это — нонсенс, а родители на это спокойно смотрят“, — говорит Кирилл Московский.
Что имеет в виду отец юного футболиста, легко понять глядя на ставшее уже знаменитым обращение к футболистам Юрия Газзаева.
При этом у специалистов есть масса вопросов к целесообразности детских турниров.
„У нас сломана система соревнований в юношеском футболе“, — уверен главный тренер юношеской сборной России Александр Гришин.
Даже на уровне юношей приезжают селекционеры и забирают: любой ребенок или родитель мечтает попасть в Москву. Лучших детей забирают, четыре школы предоставляют здесь условия. Соревноваться потом не с кем. В Германии детей в условную «Баварию» начинают набирать в 14−15 лет. До этого у них идут соревнования — сильные играют с сильными. А у нас наберут четыре клуба лучших игроков со всей страны, и потом им не с кем соревноваться. Они на первенстве Москвы соревнуются вот эти четыре команды, а остальные — так, непонятно чем занимаются, говорит прославленный тренер.
Вместе стем, как настаивает Гришин, систему юношеских соревнований надо сделать такой, какой она была во времена СССР.
„У нас по Москве только ФШМ была интернат, а все остальные команды играли ребята — в «Динамо» — динамовцы, в «Спартаке» — спартаковцы, в «ЦСКА» — цсковцы, кому ближе куда было ехать, тот там и играл, — вспоминает наставник юношеской сборной. — Если из условного Курска лучших ребят забрали, кем там играть? Кого там тренировать? А у нас за год восемь игр, это ничто. Они каждую неделю должны такую игру играть“.
Стоит отметить, что ровно такую же проблему испытывают и футбольные школы регионального уровня на областных соревнованиях.
„Вот один из недавних примеров. В одном из последних туров команда из Твери, школы олимпийского резерва, обыграла своих сверстников из Торжка со счетом 25:0. Разница между областным центром и муниципалитетами очевидна, сложно говорить о равных возможностях для всех“, — говорит главный редактор портала tverisport.ru Дмитрий Герасимов.
Отдельно стоит обратить внимание на то, что «заряженность» на результат детско-юношеского турнира может приносить неплохой доход определенному кругу лиц.
Дело в том, что букмекеры охотно принимают ставки на итоги матчей между игроками даже до 14 лет. Есть данные, что таким образом себе «на мороженое» зарабатывают и иные родители, и даже сами юные футболисты. Через подставных лиц, конечно.
Ходят слухи, что этим источником дополнительного дохода не брезгуют и тренеры. «Бывают и „договорняки“. Ну, как „договорники“. Судей просто покупают, они всегда могут сделать матч. Это проще, чем с командой договориться», — говорит Даниил Гущев, проходивший обучение в футбольной академии «Крылья Советов Москва» с 2014 по 2017 год.
Депутаты Госдумы от партии ЛДПР Игорь Лебедев, Михаил Дегтярев и Ярослав Нилов в апреле внесли на рассмотрение законопроект, который должен запретить заключение пари на официальные детско-юношеские спортивные соревнования.
„Проблема есть. Чтобы детско-юношеский спорт не превращался в зарабатывание денег, а принцип состязательности был во главе угла, были предложены такие ограничения. Наш законопроект поддержало правительство, мы надеемся, что он будет принят в первом чтении“, — заявил «Ридусу» Ярослав Нилов.
Надежды юношей питают
„Вот, 96 год рождения, команда Хомухи. Ребята, которые выиграли Европу, тоже практически никого из них не видим в клубах. Переход из детского футбола во взрослый отсутствует“, — рассказал «Ридусу» Алексей Сафонов.
Действительно, перейти из юношеского футбола во взрослый сегодня весьма нетривиальная задача.
„Вот, парень один знакомый есть, 17 лет ему сейчас. С детства играл в ЦСКА. Обычно, из тех, кто начинает играть в академии «Спартака» или «ЦСКА», до выпуска доходит два-три человека. Играл, и вот в какой-то период времени ему говорят: ты маленький, 12 лет ему было. А он сейчас вытянулся, вымахал, с двух ног бьет, а поезд ушел. А его тогда только из-за роста выгнали“, — рассказывает историю Кирилл Московский.
Александр Гришин видит корни этой проблемы в легионерах: купить «готового» игрока сегодня дешевле, чем вырастить своего.
„Засилье дешевых легионеров, которые мешают ребятам пробиваться и получать практику на высоком уровне. В 18−19 лет выходят из дубля, а все команды берут легионеров в возрасте 25−26 лет, самый расцвет футболиста. Соответственно, молодым ребятам с этими легионерами тяжело конкурировать. И вот молодой футболист полгода посидел и говорит: я пойду в аренду. Вот они так и пропадают“, — говорит главный тренер юношеской сборной России.
„Не у всех есть возможность продолжать карьеру, переходить во взрослый футбол. Не получается никак, нужен агент футбольный, не все могут его позволить, — рассказывает о своей не сложившейся футбольной карьере Даниил Гущев, занимавшейся в футбольной академии «Крылья Советов Москва» с 2014 по 2017 год. — У меня не было, я пробовался в двух командах. Две игры контрольные провел, несколько тренировок, сначала брали, а потом бах — и все. Хотя в московских «Крыльях советов» всегда играл в основе, регулярно, но случилось так, что не получилось“.
С его слов, довольно часто бывает и так, что игра в основе — платная опция.
„Иногда надо платить деньги за то, чтобы попадать в стартовый состав. Эти слухи правдивы на сто процентов. Это зависит от клуба и от тренера. Бывает, например, что тренер не хочет ставить того или иного игрока, а клуб настаивает на этом. Знаю лично, что в ЦСКА так происходило“, — говорит Гущев.
Госбюджет и регионы
„Есть пять-шесть команд, которые соревнуются понтами. — У вас тренер за сколько? — У нас за 10 миллионов. — А у нас за 15! То Халка купят, то Витцеля. Остальные клубы закрываются. Первая, вторая лига — как карточные домики команды разваливаются“, — заявляет Сафонов.
Денежный вопрос вообще очень сильно влияет на развитие футбола в нашей стране. Недовольство госфинансированием профессиональных клубов часто звучит в СМИ: дескать, негоже государству финансировать профессиональных спортсменов. С этой точкой зрения можно согласиться, вот только и у этой медали есть обратная и весьма негативная сторона.
Так, например, сегодня в Тверской области не осталось ни одной профессиональной команды ни по одному игровому виду спорта. Не осталось ни баскетбола, ни волейбола, ни хоккея, ни футбола.
„Волга“ больше не представляет область с полуторамиллионным населением даже в самом низшем профессиональном футболе. В ПФЛ за последние годы число клубов уменьшилось со ста с небольшим до шестидесяти», — описывает мрачную картину главный редактор портала tverisport.ru Дмитрий Герасимов.
Иные могут сказать, что, дескать, невелика потеря, однако вот эти самые региональные команды были своеобразным трамплином для талантливых мальчишек, позволяющим им из низших дивизионов попасть в высшие.
«После закрытия «Волги» мальчишкам по большому счету некуда деваться. Последние годы «Волга» их подписывала, более 50% воспитанников составляли основной состав главной команды. Оттуда было проще перейти в более серьёзные команды», — рассказывает тверской спортивный журналист.
Любопытно, что одним из смертоносных для регионального футбола факторов оказался календарь, причем дело даже не только в климате и «зимней» инфраструктуре.
«Очень сильное влияние оказал переход на не очень понятную для нас систему осень-весна. Подавляющее число региональных клубов существуют за счет грантов и дотаций из госбюджетов. Все эти бюджеты принимаются в конце календарного года. Мы получаем, что закачивая играть в начале ноября, мы содержим футболиста полгода в отпуске. Ровно полгода мы платим зарплату игрокам, которые даже на футбольное поле перед своими зрителями не выходят», — рассказывает Герасимов.
«Тебе никто не гарантирует, какая завтра власть будет в регионе, продолжает он. — Не посчитает ли она, что футбол — не в приоритете интересов. Как в Твери случилось. И вот команда с 1 января 2017 года зарплату не получает, принятый в конце декабря бюджет области на 17 год не подразумевал этой строки».
В такой ситуации оказались многие клубы, когда они доживали до нового года будучи на бюджете, а с 1 января денег нет.
«Футбол давно умер в Вологодской области, в Новгородской, Тверь просто пополнила ряды тех, кому профессиональный футбол не нужен. Многие говорят: ну и хорошо, лучше дороги сделать, чем футболистов кормить. Но мы не имеем ни дорог, ни футбола», — резюмировал Герасимов.
Отдельно стоит отметить, что «смерть» «Волги» будет означать и гибель стадиона. Дышащий на ладан тверской «Химик» и так-то производил неизгладимое впечатление на гостей из столицы, теперь же ему и вовсе суждена незавидная участь. «Он точно придет в упадок. Раньше хоть время от времени красили трибуны, газон стригли. Теперь этого точно не будет», — говорит Дмитрий Герасимов.
Кто виноват и что делать
Все это — лишь верхушка айсберга. Чтобы описать все проблемы беспощадного российского футбола понадобится не один материал.
В причинах провала нашей сборной и отсутствие российских игроков в сильных европейских чемпионатах, странное время начала матчей, например, в 14 часов рабочего дня, проблемы с инфраструктурой и крытыми манежами (к примеру, в Редкино футбольную площадку построили только после звонка школьника Путину), отсутствие адекватной медийной поддержки даже в РФПЛ, высокие зарплаты игроков, лимит на легионеров и многое многое другое.
Спартак ЛДПР Госдума РФС Еще 1 тег
Дмитрий Герасимов Виталий Мутко Александр Гришин Алексей Сафонов Еще 4 тега
Оставить комментарий