Далее:

Гандбол. Наставник мужской сборной Дмитрий Торгованов – о своей отставке

Гандбол. Наставник мужской сборной Дмитрий Торгованов — о своей отставке
Фото:
28 июня состоится заседание исполкома Федерации гандбола России, на котором будет решён вопрос о продолжении работы на своём посту главного тренера мужской сборной Дмитрия Торгованова. Под его руководством в прошедшем сезоне команда на чемпионате мира выбыла на стадии 1/8 финала и не пробилась на чемпионат Европы — 2018, проиграв в решающем матче. Наставник сборной и питерского «Университета-Нева» перед заседанием исполкома рассказал «Чемпионату», готов ли он остаться в национальной команде и как менять ситуацию в мужском гандболе.
«Пусть попробует кто-то другой»
— После не самого удачного чемпионата мира вы говорили, что готовы продолжать работать, но просите понимания и поддержки. Сейчас готовы повторить те же слова?
— Да, готов. Более того, я готов их повторить вместе со словами о том, что вся ответственность за неудачно проведённый сезон лежит на мне и только на мне. Ребят можно оправдать, а тренера — нет. Ну вы же знаете, у победы много авторов, а у поражения только один виновник. Не могу сказать ни одного плохого слова в адрес команды в плане самоотдачи — разве кто-то из них не бился, разве кто-то выходил на площадку не с горящими глазами?
— То есть вы готовы остаться на посту главного тренера сборной?
— Давайте всё же дождёмся исполкома. Я сам выступлю с докладом, послушаю, что скажут мне. А потом уже будет принято окончательное решение. Понимаете, руководитель Федерации гандбола России Сергей Николаевич Шишкарёв и перед собой, и перед другими ставит только максимальные задачи. И этим он очень заряжает всех окружающих, тем более и сам делает огромную работу. Если он скажет мне: «Извини, Дмитрий Николаевич, ты не справился с задачей» — у меня никаких вопросов не возникнет. Я действительно не справился с тем максимумом, который был передо мной поставлен, и готов нести за это ответственность. Пусть тогда попробует кто-то другой.
— Какой эпизод в отборочном цикле стал самым запоминающимся?
— Концовка первого матча со сборной Словакии в Москве, когда мы упустили победу. Такие моменты мы обязаны уметь реализовывать, доводить до логического завершения. Как показали дальнейшие матчи, за ту упущенную победу мы заплатили очень дорого.
«Незаменимых нет, но у нас в сборной такой игрок есть»
— Чего конкретно не хватило команде в домашнем матче с Черногорией?
— Опыта игры на таком уровне. Да и вообще опыта международных матчей — у нас многие даже в европейских кубках не играли. Ведь одно дело играть на уровне чемпионата России, и совсем другое — на уровне сборной. А у нас по большому счёту играли гандболисты, которых мы рассматривали на будущее. Те же Александр Шкуринский и Дмитрий Киселёв оказались первыми номерами на своих позициях (левого и правого полусредних. — Прим. «Чемпионата»). Им не хватило какой-то игроцкой хитрости, которая приходит только с опытом. Сказалась и усталость, всё-таки концовка сезона, а почти все ребята, которые играли за сборную, провели его без замен. Повторю, я не ищу оправдания себе, хотя сейчас любые слова выглядят как оправдание.
— Что оказалось для вас неожиданным в решающем матче?
— То, что мы допустили ошибки, про которые говорили ещё перед началом игры. Мы всё это разбирали. Ключевым же стал эпизод с удалением лидера черногорцев Борожана на четыре минуты во втором тайме. Большинство мы проиграли со счётом 1:3. Говорили же ребятам, что они, как и все балканские команды, очень хорошо подставляются и защищаются. Не забить может каждый, это объяснимо, но как объяснить, что мы просто отдавали мяч сопернику? Нас погубили глупые ошибки — такое не прощается.
— Показалось, что не хватило эмоций в последние 10 минут. Почему не завели команду так, как завели её в Братиславе, когда взяли тайм-аут и использовали понятные, пусть и непечатные слова?
— Честно говоря, я в Словакии просто не заметил на эмоциях микрофон, а потому не особо сдерживался — до сих пор стыдно. В Москве же было достаточно, на мой взгляд, тех слов, которые и говорились в тайм-аутах. Другое дело — когда их брать, эти тайм-ауты, при игре мяч в мяч? Сейчас думаю, что совершил ошибку, не взяв перерыв сразу после удаления Борожана. Ребята подумали, что победа в кармане, и успокоились. Надо было останавливать игру именно тогда.
— С тем составом, который играл две последние игры со Словакией и Черногорией, могла команда добиться результата?
— Могла. Знаете, ещё в мае, когда нам предстояли две игры со Швецией, из-за большого количества травмированных мы оказались в тяжёлой ситуации. Команда была резко обновлена. Мне многие говорили, что с таким составом нет вообще никаких шансов. По факту мы не попали на чемпионат Европы, но сборная обновилась и эпизодами показывала очень неплохой гандбол. Ребята в последнем матче не выдержали ответственности, но за ними — наше будущее. За теми же Шкуринским, Киселёвым, Игорем Карловым. Нам нужна была свежая кровь в сборной, вот только на результате это сказалось.
— Кого из травмированных игроков не хватило, чтобы решить задачу?
— Часто говорят: незаменимых нет. Но в нашем случае есть такой игрок — Павел Атьман. В нынешней сборной России это незаменимый игрок. Будь он в составе, всё сложилось бы иначе. Это моё мнение. И он готов был сыграть, так как всегда считает за честь выступать в национальной команде. Он приехал на сбор 6 июня — вы же знаете, он получил тяжёлую травму на чемпионате мира во Франции и пропустил остаток сезона — и был отправлен на медкомиссию. Обследование показало, что кость после перелома ещё не конца зажила. Мы не имели права рисковать его здоровьем, хотя Паша рвался на площадку и хотел играть. А если, не дай Бог, рецидив? Вновь полгода восстанавливаться? Так мы вообще могли ему карьеру загубить.
«Чем лучше работает тренер, тем больше игроков от него уходит»
— Как выходить из этой ситуации? Не хватает конкуренции в чемпионате для роста молодых?
— Вообще, в нашем чемпионате давно уже не было такой битвы между командами, которые на предварительном этапе заняли места со второго по восьмое. Другое дело, что есть безоговорочный фаворит, который собирает лучших и опять усилился, подписав разыгрывающего Карлова из Краснодара и линейного Дениса Васильева из Астрахани. Но и «Чеховским медведям» победы давались с большим трудом, особенно в плей-офф. Наш чемпионат, если не брать Германию и Францию, которые впереди планеты всей, выглядит вполне конкурентоспособным. В тех же Венгрии, Польше, Испании один-два сильных клуба, а остальные на том же уровне, что и у нас. Но вот условия там в плане зарплат несопоставимые, потому и стремятся туда игроки. Даже в Турции платят больше, хотя там уровень игры ниже, чем в России. И при этом у нас всё равно растут хорошие ребята. Посмотрите, как играл в этом сезоне СКИФ, где выросли на глазах Шкуринский и Карлов. Команда Олега Ходькова обыграла Чехов в финале Кубка России, хотя в это никто не верил, а потом и бронзу чемпионата взяла.
— И осталась по окончании сезона без лидеров. Получается, что тренеры работают против себя?
— Да, вот такой парадокс — чем лучше работает тренер, тем больше игроков он теряет. Доводит до определённого уровня, а потом они стремятся уйти. Кто-то в Чехов уезжает, а потом в Европу, а кто-то минуя «Медведей» сразу ищет европейский клуб.
— Хорошо. Допустим, какому-то российскому клубу повезло, нашёлся богатый спонсор, который выделил неограниченное количество средств. Это поможет в развитии?
— Я понял вопрос. Про «Зенит» раньше времени комментариев давать не готов. Скажу лишь, что если будет создан такой клуб на базе «Университета-Нева» — это самый правильный вариант. И я готов работать с новым-старым клубом в новых условиях. А наличие средств лишним точно никогда не будет, но не стоит ждать сиюминутной отдачи. Это кропотливая работа, которая должна быть рассчитана на несколько лет. Если сейчас в любой российский клуб придут спонсоры с деньгами и потребуют от тренера за один год выиграть национальный чемпионат, вряд ли кто-то сможет решить такую задачу.
— Но даже с деньгами где игроков искать? Все лучшие уже разобраны.
— Это главный вопрос всего нашего мужского гандбола. У нас сейчас не так много игроков. Сказывается демографический провал с 1990 по 2000 годы — это десятилетие. И страдает от этого не только гандбол, но и другие виды спорта. Ребята с 2000-го и младше есть, и их много, и есть очень перспективные, но они совсем ещё пацаны, которые наберут силу лишь через несколько лет.
— Можно попробовать легионеров пригласить.
— Да нам не просто можно, а нужно это делать, если вдруг деньги будут. Сборная Германии поднялась, когда они открыли свой чемпионат для иностранцев. После «дела Босмана» границ для игроков больше не существовало, и они уходили туда, где больше платили, где были лучше условия. Я сам 13 лет отыграл в Германии, а потому знаю, о чём говорю. Немцы страдали от засилья легионеров, но рядом с ними росли их молодые ребята. И выросли до высочайшего уровня! Рядом с сильными всегда растут те, кто классом ниже. Тем более, нашему гандболу не грозит ситуация футбола, где огромные зарплаты зачастую платят за российский паспорт. Но в любом случае нужно воспитывать своих. Будем этим заниматься.
Спорт Москва Якутск Словакия Еще 1 тег
Оставить комментарий