Далее:

История Артуро Видаля, полузащитника сборной Чили

История Артуро Видаля, полузащитника сборной Чили
Фото:
В начале 2005-го на тренировку юношеской команды «Коло-Коло», где Артуро Видаля прозвали Селией за подражание кубинской певице, заглянул тренер основы Клаудио Борхи. Кто-то из молодёжного сектора наплёл Борхи, что в «Коло-Коло» появился многообещающий нападающий, только спец вместо нападающего обратил внимание на крайнего защитника. На следующий день Видаль тренировался с основой «Коло-Коло», от счастья разбил копилку, купил маме новую одежду, а себе — приличную косметичку, чтобы не носить зубную щётку, мыло и дезодорант на тренировки в полиэтиленовом пакете.
Спустя два года история повторилась — скаут «Байера» прилетел в Чили отслеживать талантливого форварда, а вернулся с отчётом по Артуро Видалю. Почти сразу Видалю накинули такую зарплату, что у парня поехала крыша, и перепрофилировали его. В «Байер» Артуро летел крайним защитником, способным сыграть на обоих флангах, тренер «фармацевтов» Михаэль Скиббе передвинул игрока, уже получившего прозвище El Guerreiro (Воин), в опорную зону, а когда вся атака «Байера» слегла из-за травм — поставил Видаля в нападение. Это история о человеке, готовом приносить пользу везде: позже в «Ювентусе» он становился центральным защитником, а в сборной Чили «десяткой». Такого даже в ворота поставишь — не подведёт.
Видаль оправдывает прозвище Воин: каждый матч бросается в кровожадные подкаты, заводит свою команду, приносит пользу на любом участке поля. Когда игра расклеивается — летит в штрафную сам делать результат, как с Камеруном в Москве. В современном футболе трудно найти более бесстрашного игрока, но что стоит за воинственным поведением Видаля?
Тяжёлое детство
Девятилетним пацанёнком Артуро Видаль уже впахивал на конюшнях Чилийского конного клуба — убирал лошадиный помёт. Он постоянно вертелся вокруг лошадей, но парня быстро надоумили, что своего коня у него не будет — нужно было либо сделать ставку на скачках и надеяться, что она сыграет, либо чистить конюшни до старости, чтобы дёшево купить опальную старую лошадь. Всадником Видаль тоже стать не мог, был слишком маленьким. Но Артуро жил своей работой и слегка остыл к ней только из-за Энрике Карреньо, достававшего лошадям корм. Карреньо увидел, как Видаль гоняет мяч, вскоре выдумал, что не может дать Артуро новую сложную работу, а на вопрос «почему?» ответил: «Твоя жизнь должна быть на поле».
Это ещё хорошо, что сохранилась хоть какая-то жизнь. Картинка из рабочей коммуны Сан-Хоакин: Артуро пять лет, он спит вместе с тремя братьями и мамой Жаклин, домой врывается пьяный отец Эразмо, хозяин овощной лавки, переживает приступ ярости, поджигает кровати, где спали сыновья и Жаклин, и быстро покидает дом. Жаклин успела спасти детей, они даже обошлись без серьёзных ожогов, но с тех пор Артуро никогда не видел отца. Все первые пять лет жизни Артуро с ним возилась только Жаклин, она же придумала мальчику имя — в честь своего дедушки, простого рабочего, погибшего в автомобильной аварии за рулём грузовика с мусором. «Мне было 13 лет, и в доме вообще не было еды. Я всегда грустил, мне очень не хватало отца. Моя мама работала везде, целыми днями, чтобы принести хоть что-нибудь на стол, и никогда еды не хватало на всех. Если на следующий день кто-то из нас не находил работу, не ел. У меня было вечно недовольное лицо. В тот момент я впервые захотел использовать свой талант игрока, чтобы освободить братьев и мать от бедности. Я пообщался с матерью и сказал ей, что твёрдо захотел стать футболистом», — рассказывал Видаль.
До 13 акценты были другими — после развода Жаклин устроилась горничной и сказала Артуро: «Ты можешь ежедневно играть в футбол, но по вечерам должен собирать братьев, сестёр и заботиться о них». В дневное время Видаль не вылезал с площадки района Вилла Уаско, разбитой в 15 шагах от дома, а с 11 лет начал тренироваться с командой «Родельино Роман», чьё поле было видно из окна родной квартиры. Жаклин давала Видалю на карманные расходы 300 песо в день — полдоллара — но Артуро часто отказывался, чтобы братья могли поесть.
…Несколько лет назад Артуро Видаль вернулся на ипподром, чтобы купить жеребёнка GlobalCat за 90 тыс. евро, переименовал его в IlCampione, создал конный клуб, где Il Campione прокачали до постоянного победителя скачек, и продал коня в США за 2 млн
Бедная юность
«Родельино Роман», где начинал Видаль, был бедной командой. Играли на пыльном гравийном поле, где Артуро получил своё первое прозвище — Cometierra — за постоянные подкаты и вечно грязную футболку в конце каждого матча. Настоящих бутс не было, играли в старых кроссах или кедах, потрёпанную форму передавала команда старшего возраста, а в столовой кормили только после побед.
В «Коло-Коло», куда Видаля по знакомству пристроил дядя-механик, условия были получше. Артуро стал получать зарплату в 35 тыс. чилийских песо в месяц (50 долларов), все деньги тратил на оплату воды и электроэнергии, порой не хватало даже на автобус от дома до тренировочной базы — как в день просмотра в «Коло-Коло», когда Видаль до тренировки бежал 6 миль. Вместо двух занятий в неделю, как у остальной команды, Артуро нагружал себя ежедневно. А когда команда «Коло-Коло» U15 укатила на турнир в Европу, Видаль отказался от полёта, остался в Сантьяго, устроил себе трёхразовые тренировки в спортзале, а между тренировками играл за старый «Родельино Роман». Даже несмотря на запрет по контракту.
На второй год тренировок в «Коло-Коло» Видаля взял под опеку Уго Гонсалес — его Артуро считает вторым отцом. «Именно он дал мне шанс остаться в „Коло-Коло“, и время подтвердило его правоту», — вспоминал Видаль, когда выиграл скудетто с «Ювентусом» и уже превратился в звезду первой величины. Гонсалес нагрузил Видаля особым тренировочным режимом, двойной загрузкой в тренажёрке, протеиновыми коктейлями. Так из Видаля стали делать воина.
С переводом в основу Видаль купил себе косметичку, с повышением зарплаты в «Коло-Коло» — пришёл к маме и закричал: «Теперь мы можем пойти в супермаркет и купить всё, что захотим!». Два года спустя, когда Артуро уже почти подписал контракт с «Байером», он забежал в хибару со слезами на глазах: «Мама, мы миллионеры!». Ещё через несколько лет, уже играя за «Ювентус», Видаль прилетел домой, встретил Жаклин в аэропорту, повёз её в частный сектор Сантьяго, подошёл к одному из особняков с громадным садом, открыл его ключом и протянул ключ маме.
Умение влипать в странные истории
«Ты же понимаешь, какой пример подаёшь? На твоей родине некоторых детей не берут в детский сад, потому что им сделали причёску, как у Видаля», — спросили у Артуро в одном из интервью. Видаль понимает, но всё равно влипает в скандалы, причём исключительно в сборной Чили (может, так действует домашняя атмосфера?). Это началось с 2007-го, с молодёжного чемпионата мира в Канаде: «ла роха» играла с голым нервом, а Видаль его олицетворял — в матче плей-офф набросился с кулаками на малайзийского судью, а на выходе со стадиона налетел на полицейских. Тем же вечером Видаль узнал, как живётся в полицейском участке Эдмонтона — с наручниками на руках Артуро начал сыпать оскорблениями, толкаться, вырываться и получил от доброй канадской полиции порцию слезоточивого газа и ударов дубинками.
И так постоянно. Он пытался соблазнять подругу Гари Меделя в видеочате на глазах Меделя, пил на крестинах сына Хорхе Вальдивии, но самая жуткая история случилась два года назад на чилийском Кубке Америки. Вместе с женой Видаль поехал в казино под Сантьяго, выпил виски, проигрался в рулетку, сел за руль и улетел за трассу. Видаля и его жену спасли подушки безопасности, а положение Артуро в сборной — тренер Хорхе Сампаоли: даже несмотря на гнев чилийцев, он не стал исключать Видаля из состава «ла роха».
В России Артуро Видаль не пил, не буянил — уже хорошо. Правда, в Москве накануне матча с Камеруном Видалю и его товарищам по сборной Чили стало скучно — столицу уже осмотрели, а повторять прогулку по Красной площади было неохота. Тогда чилийцам завезли приставки Nintendo с игрой «Марио». Празднование гола Видаля в матче с Камеруном — именно отсылка к игровым приставкам.
Фактор родины
Удивительно, но агрессия Видаля объясняется не только эмоциями тяжёлого детства, но и наукой. Шесть лет назад политические экономисты Эдвард Мигель, Себастьен Сайеф и Шанкер Сатьянах нашли связь между тяжёлым гражданским положением на родине игрока и его склонностью жёстко вести себя на поле, что выражалось в количестве разноцветных карточек. Экономисты отмечали, что особенно агрессивно ведут себя игроки из Колумбии и Израиля, а в пример приводили Ивана Кордобу из «Интера», тоже пережившего сложнейшее детство.
На Видаля, росшего в коммуне Сан-Хоакин, исследование экономистов тоже отчасти распространяется. В Сан-Хоакине один из худших уровней жизни во всей стране — нулевое здравоохранение, слабое обучение, очень маленькие даже для Чили зарплаты — и в таких условиях жизни нельзя было выбиться в люди и окончательно убрать злость. Видаль и не убирает: в его карьере случилось всего два сезона, где Артуро собрал меньше 10 карточек.
С другой стороны, карточки характеризуют не только жёсткость Видаля, но и его бескомпромиссность — многие команды мира хотели бы иметь такого Воина. Два года назад «Ювентус» продал Артуро «Баварии» после инцидента на Кубке Америки, где Видаль перед матчем чилийцев съездил в казино, напился и на обратной дороге попал в аварию — Беппе Маротта считал, что эта история запятнает репутацию «Ювентуса». Хитрый лис Маротта, не ошибающийся почти никогда, умудрился попасть впросак. В майском финале Лиги чемпионов «Ювентусу» как раз не хватило такого дерзкого, злого бойца, как Видаль.
Другие истории участников Кубка конфедераций:
Оставить комментарий